Куда попадают грешники.

Атеист спросил у священника… потому что священник в тот день сказал в проповеди, что люди, которые верят в Бога и совершают добродетельные поступки, попадают в рай, а те, кто не верит в Бога, грешники — в ад.

Атеист поднял руку и сказал:
— Господин, тогда нужно решить один вопрос. Что происходит с людьми, которые не верят в Бога, но совершают добродетельные поступки — куда попадут они? И что происходит с теми, кто верит в Бога, но совершает грехи — куда попадут они? Священник, естественно, растерялся. Если сказать, что добродетельные люди попадут в ад только потому, что не верят в Бога, это кажется неправильным. Какой тогда смысл быть добродетельным? Если он скажет, что в рай попадут люди, которые верят в Бога и всё же совершают грехи, тогда достаточно просто верования. Тогда Бога не интересуют твои действия. Ты можешь убивать, можешь быть Чингиз-ханом или Адольфом Гитлером, если при этом веришь в Бога.

А Адольф Гитлер верил в Бога, и Чингиз-хан верил в бога: прежде, чем зверски убить тысячи людей, каждое утро он читал Коран.

ПРИГЛАШАЮ В СВОИ ЧАТЫ

Священник, наверное, был очень чувствительным, бдительным человеком, он сказал:
— Пожалуйста, дай мне время. Это очень трудный вопрос. Я отвечу в следующее воскресенье.
Для священника эти семь дней были настоящим адом; как он ни пытался, ничего не получалось. Наступило воскресень, и он знал, что атеист придёт за ответом, но не явиться самому было унизительно. И он пришёл немного раньше и помолился Иисусу Христу:
— Помоги мне! Я твой слуга, я говорил от Твоего имени. Теперь помоги мне — дай намёк.
Молясь Христу — семь дней он не спал, думая днями и ночами напролёт, — он заснул перед статуей Христа и ему приснился сон.

Во сне он увидел поезд, готовый отправиться в рай. Он вскочил в него и сказал:
— Это очень хорошо, почему бы мне не съездить туда самому и не увидеть собственными глазами? Если и увижу в раю Адольфа Гитлера, чингиз-хана и тамерлана, вопрос будет решён. Или, если я увижу Сократа, который не верил в Бога, но был одним из самых добродетельных людей, если убижу Гаутаму Будду, который не верил в Бога, но был одним из самых Богоподобных людей, которые только ходили по земле, вопрос будет решен.

Он поспешил на поезд, и поезд тронулся. Он достиг рая. Он был немного удивлён, озадачен, потому что рай выглядел совсем не по-райски; он был очень унылым, печальным и тусклым — никакой радости, ничего солнечного, никакой песни. Он столько слышал об ангелах, которые всё время играют на арфах, поют и танцуют. Никаких арф, никакого пения, никаких танцев. Лишь несколько глупо выглядящих святых под пыльными деревьями.
Он навёл справки, подошёл к начальнику вокзала и спросил:
— Нет ли какой-нибудь ошибки? Это действительно рай?
— Да, это рай, — ответил тот.
— Но это больше похоже на ад! — сказал священник. — Идёт ли какой-нибудь поезд в ад? Я хотел бы увидеть и ад, чтобы можно было сравнить.

Ему забронировали место, и он отправился в ад — и был удивлён ещё более, чем при виде рая. Там было радостно, там играла музыка и пели песни — всё было солнечным и ярким. Люди работали, у них в глазах был свет. Никакого дьявола, никакого адского огня, никто никого не мучает — ничего подобного. И он сказал:
— Это больше похоже на рай.

И начальник вокзала ответил:
— Да, действительно, очень похоже, но прежде всё было очень похоже на то, как описывают твои священные писания. Но с тех пор, как здесь оказались Будда, Махавира и Сократ, всё преобразилось.

Share
Share