Отец и сын — притча Крайона

На планете Земля жил-был однажды отец. Он пока ещё не был отцом, но скоро должен был им стать, ибо у него вот-вот должен был родиться ребёнок. Он очень хотел, чтобы родился мальчик, и строил в отношении будущего сына грандиозные планы. Отец был плотником и хотел обучить отпрыска плотницкому ремеслу. «Мне так многому нужно его научить, — часто говаривал он. — Я открою ему все тайны профессии, и уверен, ему понравится и он продолжит наше семейное дело». И когда появился ребёнок и оказался он мальчиком, отец был на седьмом небе от счастья. «Это мой сын! — кричал он всем. — Вот тот, кто продолжит славное дело нашей семьи. Вот тот, кто будет носить моё имя. Вот новый великий плотник, ибо я научу его всему, что знаю сам. Мы с сыном здорово заживём». 

Ребёнок вырос, стал старше. Он любил своего отца. И отец души не чаял в нём: то и дело брал сына на руки, приговаривая: «Погоди, сынок, я тебя всему научу! Тебе понравится! Ты продолжишь нашу династию и наше ремесло. Люди будут гордиться тобой и после моей смерти». Но произошло неожиданное. Сыну постепенно стало докучать отношение отца, он начал чувствовать, что у него собственный путь в жизни, пусть даже он ни не мог облечь свои чувства в слова.

Понемногу сын начал бунтовать. Когда он стал подростком, его уже совсем не интересовали ни ремесло плотника, ни династия.

Он уважительно обратился к отцу:

— Отец, пожалуйста, услышь меня. У меня есть собственные мысли и желания. Есть то, что меня интересует, и это не ремесло плотника.

Отец не поверил своим ушам и сказал:

— Но, сынок, ты ничего не понимаешь! У меня больше жизненного опыта, и я лучше знаю, что тебе нужно. Дай мне всему этому тебя научить. Поверь мне. Дай мне быть для тебя тем, кем я должен быть, — твоим наставником, и мы здорово с тобой заживём.

ПРИГЛАШАЮ В СВОИ ЧАТЫ

— У меня другое мнение на этот счёт, отец. Я не желаю быть плотником, как и не желаю обидеть твои чувства. Но у меня свой путь в жизни, и я хочу последовать ему.

Это был последний раз, когда сын разговаривал с отцом уважительно, ибо их взаимное уважение постепенно разрушалось и исчезало, а в сердцах поселилась пустота.

Став ещё старше, сын понял, что отец по-прежнему пытается сделать из него того, кем он быть не хотел. И он, даже не попрощавшись, ушёл из дома, оставив записку: «Пожалуйста, оставь меня в покое».

Отец был потрясён. «Я двадцать лет ждал! — думал он. — А мой сын? Он должен был стать всем: плотником, великим мастером своего дела, носящим моё имя. Какой позор! Он разрушил мою жизнь!»

А сын думал: «Этот человек испоганил мне детство и старался превратить меня в того, кем я вовсе быть не хотел. И я не хочу, чтобы нас связывали какие-либо чувства». И на всю дальнейшую жизнь кроме гнева и ненависти между сыном и отцом ничего не оставалось. И когда у самого сына родился ребёнок, прекрасная девочка, сын подумал: «Возможно, только по этому случаю мне стоит пригласить отца, чтобы он увидел продолжение своего рода». Но затем он изменил своё мнение: «Нет, именно отец испортил мне детство, он ненавидит меня. Я не хочу иметь с ним ничего общего». Таким образом, отец так никогда и не увидел свою внучку.

На смертном одре он оглянулся на свою жизнь и произнёс: «Наверное, сейчас, когда моя смерть близка, я должен позвать своего сына». И в этот миг прозрения, чувствуя приближение смерти, он послал за сыном.

В ответ сын ему передал следующее: «Мне безразлично, что с тобой происходит, ибо ты разрушил мою жизнь. Я ничего не хочу о тебе знать». И добавил: «Я даже буду рад, если ты умрёшь!» О, какой же ненавистью кипели слова и сердце отца! Он испустил свой последний вздох, думая, как же его угораздило родить столь презренного сына.

Сын прожил счастливую жизнь. Он умер в окружении любящей семьи, которая оплакала его душу, навсегда покинувшую Землю.

Сын после смерти последовал в пещеру творения. В трёхдневном путешествии он снова обрёл свою сущность и своё имя и отправился дальше, в зал славы. Там ему устроили бурное чествование, и буквально миллионы существ в восхищении аплодировали ему за то, через что он прошёл, живя на Земле. И когда закончилось торжество, сын, уже в своём настоящем облике вселенского существа, которым он был, попал в одну из областей, где сразу же встретил своего лучшего друга, с которым расстался, когда отправлялся на планету Земля. Он увидел его через разделявшую их пустоту и воскликнул:

— Это ты! Я так по тебе соскучился!

И они обнялись, переплетая свои энергии. С огромной радостью они вспомнили о былых временах вселенной, до того, как сын отправился на Землю.

Весело порхая по вселенной, однажды он сказал своему другу:

— А знаешь, ты был прекрасным отцом на Земле.

— Дружище, а ты был прекрасным сыном, — ответил друг. — Разве не было прекрасно то, через что мы прошли на Земле? Как же мощно работает дуальность, она разделила нас на Земле и заставила забыть, что мы друзья.

— Как вообще может быть что-то подобное? — спросил бывший сын.

— Завеса была очень плотна, так что мы не знали, кто мы на самом деле, ответил бывший отец.

— Но то, что мы планировали, прекрасно получилось, не так ил? — спросил бывший сын.

— Да, так, — ответил друг, — ибо у нас не возникло и проблеска понимания того, кто мы на самом деле!

И они полетели дальше, планируя следующее воплощение на Земле. И можно было слышать: «Давай повторим! Только на этот раз я буду матерью, а ты — дочерью!»

Share
Share