Таумлер, воин Бога

Развитой парень, показавший свое умение побеждать в драке каратистов, а в любовном поединке красавиц, неожиданно встречается с Тем, кто считает его “победы” поражениями.
Представляясь “Воином Бога”, Таумлер говорит от лица Тех, кто призван помочь человеку в его выборе П у т и при смене Эпох. Он учит этого парня (Метоуса, автор говорит от первого лица) “победить то, что убивает его”, то есть саму Смерть: победить смертного в себе, “ветхого” человека и обрести качества того “нового” и “грядущего” человека, который достоин войти в Третье Тысячелетие. (Уточним, что термин “Астральное Айки-до введен Автором этой книги.)
Идет война между подлежащим Смерти и достойным Жизни, и Победитель равен Бессмертному! 
Такова внешняя фабула этой книги, при чтении которой вспоминается отчасти Карлос Кастанеда, отчасти – Ричард Бах… Но книга оригинальна, она имеет и мастерски исполненную внутреннюю фабулу, рассмотрение которой требует специального внимания.
“Книга Победителя” для тех, кто ищет путей духовного саморазвития. Заинтересует всех, кто знаком с азами эзотерических знаний и не боится синтеза того “тайного”, которому настала пора проявиться.

Метоус Явков
Т А У М Л Е Р,   В О И Н   Б О Г А
или Лорд Шестая Раса

 

ОТ АВТОРА


– Бабочка летает по цветкам и пьет какой-то там “нектар” – это потому, что она сошла с ума, – думает Блоха, пошевеливая своим кровавым хоботком… Эта книга не для тех, кто сходит с ума: она для тех, с кого сходит ум, как облако тумана с вершины сияющей.

М.Я.

ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ


«Пуп Земли – для тебя то место, где ты родился. Твоя связь с Великой Матерью осуществляется в этом месте… С твоим выходом из Земного лона материнского обрезана плотная пуповина и завязана узлом на животе твоем, тонкая же пуповина незримо связует тонкие тела твои с Горним Отчим Домом до момента входа твоего в те врата, что названы “Смерть”.
Порог, как черта Основания с названием “Смерть”, может появиться под ногой твоей в каждый миг, и я научаю восприять этот миг как мудрый и прекрасный: тогда Смерть явится как “Смерть-Разум” и порог станет под Вратами в “АЗ” – Город! И тонко-незримую пуповину ты пламенем завяжешь таким Узлом, который будет многолепестковым цветком; и сияющей пуповина-связь пребудет до тех пор, пока ты внимаешь мне… Ты родишься в Высокий Сад. И Пчела, из надземного Мира опустившаяся на цветок, нектар твоей души преосуществит в медовый Свет Бессмертного Духа.”
Так говорил Таумлер, Воин Бога. И я, ученик Таумлера, повторяю эти слова сейчас-и-здесь. Я продолжаю Цепь нашего Дружеского Общения, нашего Ученичества у Бога Света… Бог явил Себя Таумлеру, и явлением своей жизни Таумлер показал, что Он достоин быть земным, и зримым, и незримым Учителем всякого, кто удержит Меч Света!
Мы нашли друг друга как ученик и учитель, я обрел Друга и обозначил первое Звено Цепи Освобождающей… И сейчас я размыкаю круг, оглашая Учение и призывая того, кто придет замкнуть этот круг, – затем, что станет следующим Звеном этой Космической Цепи, продолжая и углубляя Дело Светлого Бога. Призываю того, кто не хочет быть побежденным никем и ничем, нигде и никогда – кроме Любви!
Таумлера нет, Таумлер есть.
Цветок – место Его “смерти”, Звезда – Его “гроб”, и сияние – Его “прах”. Нить Света осталась между нами, отражая Лик Его на лицо мое, и Слово Его выговаривают мои уста… Из Его слов я тку ткань и сшиваю одежды для своего духа.
Земные одежды! И настанет время их сбросить. Но – не ранее, чем обучу низшего двойника в себе не делать ошибки – умирая; и не ранее, чем одену обратившуюся ко мне зябнущую душу тканью этих рассказов – о Победителе!
Ибо явил Победу – Таумлер, Воин Бога.

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ВСТРЕЧА С ВЫСОКИМ

Рассказ первый. ДРАКА: ПОБЕДА И ПОРАЖЕНИЕ, или “Тебя касаются камни только Пути твоего!”
Рассказ второй. ТОЧКИ ПЕРЕСЕЧЕНИЯ ПАРАЛЛЕЛЬНЫХ, или “Выйдем, поговорим?”

* * *

Рассказ первый

ДРАКА: ПОБЕДА И ПОРАЖЕНИЕ,
или “Тебя касаются камни только Пути твоего!”

(Здесь я расскажу о том, как случилась хорошая драка, которая предшествовала Встрече с Таумлером. Как затем стало понятно – это было совсем не случайно… Человек ходит по жизни разными проходными дворами, однако не каждый “проходной двор” выводит его из квартала приговоренных к смерти.)

УЖЕ ПОЗДНО…
– Три удара! – сказал я себе. Потому что, похоже, их трое…
– Смени ногу, – сказало животное рядом, – ты должен входить в зону атаки с правой ноги.
“Животное рядом” – это мое тело, чувствующее опасность. Его я буду называть просто “мой Зверь”. В некоторых ситуациях я как бы разделяюсь. Нас становится двое: “я Сам” и “мой Зверь”, и тогда мы разговариваем друг с другом.
– Ты пока помолчи, – сказал мой Зверь, – ты командуешь днем, а уж в сумерках, поверь, я вижу получше тебя!
Все понятно, дорогой Читатель? – командирские полномочия и взятие ответственности на себя: такое право принадлежит той или иной моей части – в зависимости от ситуации.
Пальцы левой моей руки сжались в кулак – до белизны – и в тот же момент расслабились. Еще не поздно свернуть в соседний проход…
– Уже поздно, – сказал мой Зверь, – я проснулся! Я же сказал: сумерки – это мое время, а днем я могу поспать. Ты не ошибся, что это ловушка, и пока думай, думай – что они могут предпринять, – я же позабочусь о своих делах.
Итак, проходной двор – и три силуэта в проеме. Ближайший, спиной ко мне, (назовем – “спина”), стоит и разговаривает с другим, который наблюдает за дорогой и делает вид, что болтает просто так (“болтун”!). Третий – у стены напротив, читает объявления (это в сумраке-то, “читатель”!). Долго не надо разглядывать: один взгляд, действующий как фотовспышка. Я их уже “заснял”, иду, никуда не глядя, но воображение держит передо мной картинку: крепко сшитые мальчики. И это видно не только по фигурам, но даже по характерной расстановке ног. Расположение осмысленно, готовность к атаке с места. Одежда не стесняет движений – и это просекается сразу, хотя мальчики еще и не начали “прыгать”… Я тоже не стиляга, но мой стиль и стиль моего удара всегда при мне! – так, Зверик?
Зверик занят: четыре шага – вдох, два – с задержкой дыхания, четыре шага – выдох… Тело совершенно расслабляется: энергия течет и радуется свободе только в каналах расслабленного тела, – зато позвоночник выпрямляется, как лом: это будет моей осью вращения во время “танца”. Зверь-то мой танцующий! И сейчас он идет к вам на задних лапках…
Да, это расставленные сети. Мой Зверь никогда не обманывает: он хорошо воспитан. Да, вы ожидаете жертву: или меня, или какого иного придурка. У меня есть враг, и вы можете быть его посланцами. Хотите казаться просто бездельниками, актеры. Казаться – этого мало для меня. Змеи! Мой зайчик прыгает к вам, дожидайтесь… Но этот проход станет тем театром действия, где мы поменяемся ролями.
Вы, похоже, владеете карате и хотите овладеть ситуацией. Я не буду смотреть в ваши змеиные глаза – это в ы почувствуете магию взгляда моего Зверя – взгляда, пересекающего вас косым крестом. Такому взгляду самурая обучен мой зайчик-Зверь: сейчас он скашивает определенным образом глаза – и не наблюдает других действующих лиц в нашей пьесе.

УЙМА ВРЕМЕНИ
Однако передохнем! Тогда было некогда, но сейчас есть время. Иные не поверят, что можно было очень многое сделать за тот временной промежуток – от момента, когда я увидел тех троих, до момента, когдах я расстался с ними: – не поверит, кто не испытывал этого сам. Я буду рассказывать об этой ситуации подробно для тех, кому случается иногда играть в подобные игрушки: мы друг друга будем понимать, а иные могут – и не слушать! Только пусть и не ходят такими проходными дворами. Впрочем, рассказы эти научат ходить иными путями. Но – затем… Сейчас же нам надо выйти из этой ситуации…
И Зверь со мной в этом согласен. Он-то знает свое дело! Но мы должны действовать совместно и очень быстро. И правильно…
– “Думай!” – говорит он мне, и я думаю. Ум, наверное, для того, чтобы думать за другого. Не так ли? Потому что, если я сейчас не буду думать за тех ребят, – мне не придется думать уже и за себя.
Ситуация представляется в крутом варианте! Почему расположены они именно так? Поставить себя на их место, разгадать замысел – значит развязать узел… Не какую-нибудь там абстрактную веревку – на своей собственной шее. Наверное, это мой Зверь чувствует получше меня, потому что докладывает, что пройдено четырнадцать шагов – это полный цикл дыхания и один вдох следующего; он предупреждает, что осталось ровно столько же – и на вдохе надо выйти на линию атаки той “спины”.
Четырнадцать шагов – это уйма времени! – для тех, кто долго тренировался… Зверь меня погладил, сказал, чтобы был еще спокойнее. Заметьте: не я его – он меня гладит! Такова ситуация.
Надо быть очень и очень расслабленным – чтобы в один прекрасный миг стать очень и очень твердым. Как алмаз. Этому и учит спецкомплекс Алмазный ци-гун – я выполнял его до восьми раз в сутки – это дисциплинирует не только тело, но и дух. Да, это комплекс – дух, тело и сейчас мы действуем в комплексе: я Сам – и мой Зверь! Только не надо слишком комплексовать – у нас же уйма времени, как сказал мой Зверь, – и я читаю ему стихи:
В пространстве каратейных молний
Есть время-боль и бремя силы,
И зрелы близких ожиданий!
Как есть в среде централа шторма –
Мгновелы крайновых смертей…
Я всегда непонимающе относился к стихам: “сю-сю!” – и поэтому поэтов считаю большими чудаками; среди них, по-моему, многие бывают “чмо” – то есть меняют “ч” на “м” в своем “чудачестве”. Но те стихи написал не поэт – но наш человек. Потому что, как зреет время смерти, знает только наш человек! А то, что… слова там не из словаря, – так ведь и удары боевые – не из книжек. Никакой словарь не научит разговаривать со Смертью!
Признаться, это я сейчас так долго красуюсь перед вами, как на конкурсе красоты, – а тогда не было лишнего времени, и те трое были иными судьями.
Человек не знает, в какой из миров он сделает свой следующий шаг: небесные врата могут появиться в любой момент на дороге, – прямо вырасти из-под земли. Как катастрофа, инфаркт, градусы под мышкой… Или как вот эти трое – маячат в проходе маятником роковых часов! И стрелка приближается к некой отметке…
Вратари! – А на вратах написано – неизвестно: “рай” или “ад”… Куда ты сделаешь шаг? Надо, наверное, сказать: я был взвинчен до предела, – потому и абсолютно спокоен. Все вышеописанное пронеслось в один миг в голове – и унеслось прочь. Я весь – пуст. Я весь – расчет. Я – направление прохода! – я уже вышел из игры, о, мальчики! – я уже – за… Но я приму участие в вашей игре. И это будет уже в прошлом, потому что я выиграл, потому что никакого другого выхода у меня нет! Просто нет. Нет – и все!.. И это я говорю от имени своего Зверя.
А мы с ним очень хорошо друг друга понимаем. Мне нравится, как он прямо идет, – а ему нравится, что у меня при этом на уме.

ТРИ МОЛНИИ ЗА ПАРУ СЕКУНД
– А на уме уме у меня было вот что. Ловушка – на их ловушку. Чертовы маяки! – вас нельзя обойти во дворе, но вас можно обвести вокруг пальца – в уме. Здесь Зверь мой рассчитывает на меня, я же рассчитываю на него – там! Он покажет коготки, сейчас они немного скребут у меня на душе, я чувствую их остроту самым нутром… Отвлекаясь, скажу: для страха в таких случаях не бывает ни времени, ни места: все страхи – ложные, от безделья и фантазии. Книжные и киношные переживания, да в одиночестве души возникающая мнительность о значимости собственной персоны… Ничего в этом мире не стоит ни моя, ни другая единица-персона, – если она не становится поперек чего-то или кого-то… Тогда это “поперек” оценивается в тридцать тысяч, – а именно столько платят наемнику-убийце, – если “дело” простое. Бывает – дороже, а этим – наверняка на троих. Но дело от этого не меняется: им не нужна, наверное, душа моя, – даже если я и обнаружил ее в себе! И кому она нужна по-настоящему? Богу? – Он не играет в наши игры, когда человек оценивает себя, думая, что его персона что-то, да значит… Надо отдавать Богу душу – “вертать” данное на время! В долг.
А дьяволу нужна ли моя душа? Нет, – он опередил бы этих троих, чтобы попробовать купить душу, – не дурак же он – упускать возможность!.. Или эти трое будут требовать что-то от его имени? Нет у него имени! Потому и завидует крещеному, мне кажется…
Признаться, и такая философия “имела место быть” в моих и мыслях, и чувствах тогда, когда я шел напролом. Мысли и ассоциации шли какими-то параллельными пластами и мною воспринимались постольку поскольку… Я их сейчас вспоминаю, воскрешаю – это нам пригодится в дальнейшем. Главное же тогда было: разгадка – или зачеркивание их задачи.
И я работал всего несколько секунд четко и холодно – как ЭВМ, потому что Зверь предоставил мне полную свободу, – и этого было достаточно. Мы затем и разделились с ним – чтобы не смешивать “холодное” и “горячее”.
И Зверь мой нагнетал в это время огненный шар внутрь меня: он должен будет метнуть молнию в того, кто подскажет ему это из той троицы. Три молнии должен извлечь я в одно мгновение волей Зверя, и потому я должен быть похож на свинцово-серую тучу: быть таким же спокойным и неопределенным. И неотвратимым.
У природы я брал силы, тренируясь и под солнцем, и под луной, и в дождь, и в снег, и в ветер… Точнее – я не брал силы, но ведь природа даст их мне – вернет то, что я давал ей: она это скопила – и выручит меня. Если я не подведу ее. Зверь меня успокаивает на этот счет:
– Не волнуйся, – говорит он, – в пару секунд выложишь энергию, накопленную несколькими годами тренировок.
– Думай! – вдруг резко приказал он. – Придумал!!! – еще резче ответил я Сам.

НАСТОЯЩЕЕ ДЕЛО ДЕЛАЕТСЯ МОЛЧА
Потому что на уме у меня было вот что… Долго опять буду рассказывать – а на практике такое искрой вспыхивает в мозгу – и тут же рождается нечто вроде плана.
Мой первый удар будет вниз локтем – “Ороси хидзи атэ”! – как топор в чурку: потому что я знаю, что сделает “спина”. Он стоит ближе всех ко мне – и я выйду на линию его атаки. Кому интересно – распишу картинку. Люблю наглядность и хочу взаимной любви, как всякий нормально влюбленный!
Итак. Люблю веселые картинки. Они в таком положении: двое по правую руку от меня и один, получается, – по левую. Он что-то “читает” на доске объявлений, но моя левая уже почувствовала – точку поставит именно она! Левая у меня бьет не слабее правой. А правой я всегда бил очень сильно. Левая лежит на сумке, которую ношу сбоку как раз на уровне точек входа-выхода энергии “ци”: “Дань-Тянь”, что около пупа, – так что левая моя взведена как для блока, так и для удара (между прочим, это моя излюбленная техника – блок-удар: “Тейшо-учи”); кроме того, левый бок защищен этой сумкой, – так что пусть “читатель” пока почитает, – пока он свободен от сетей моего замысла.
Ведь ясно как день Божий – бить первым будет “спина”, – и я ему помогу в этом, на всякий случай, – если он не поймет сразу, что нужно бить первым, и куда именно бить. Но, по-моему, у них продумана и отработана такая тактика: встречают “колобка” (это я – колобок, – я качусь к вам простофилей, чтобы показать фокус с “шаровой молнией”) и бьют одновременно с одной стороны: “спине” удобнее всего бить “йошку” (“Йоко-гири” – если кому интересно, – по-японски: “удар в положении сбоку”… Но я для себя не пользуюсь спецтерминами карате. Потому что, во-первых, – одни и те же удары называются по-своему в разных традициях; во-вторых, я сам называю по-своему, и бью тоже по-своему – как потечет энергия “ци”; в-третьих, – не важно, как называть, главное, как сделать! Ну, а в-четвертых, – добавим для ясности – я пользуюсь в таких случаях боевыми приемами, которых не найти в учебниках. А вообще-то, какая разница – как назвать то, что уже произошло и не повторится!). Так: “спина” бьет “йошку” мне под ребра или в ногу: он маловат ростом и не достанет в голову (чем я, кстати говоря, и воспользуюсь!), зато его собеседник, по-видимому, будет бить именно в голову мне своей левой рукой. А правая его наглядно покоится в кармане – там может находиться нож или кастет – потому надо будет “попросить” его, чтобы он не вынимал своей правой из кармана.
Он уже положил глаз на меня – взаимно! – но я взглянул просто так, случайно, – поправляя правой рукой сбившиеся на лоб волосы – именно этот жест я повторю, входя в зону досягаемости, – и вот во второй-то раз ты на него не среагируешь!
Так: от этих двух ударов я должен, по их замыслу, отлететь под ноги “читателю”. “Будет бить лежачего, падла!” – подумал я параллельно с другой своей мыслью. “Отвлечется от доски объявлений и будет читать… мне заупокойную, зараза”, – и эта мысль пришла ко мне тоже параллельно с другой моей мыслью…
А третья параллельная мысль, которая присутствовала все это долгое время, – та, что они могут дожидаться и не меня вовсе… Хотя, повторяю, Зверь мой воспитан не обманывать меня, – и мне он доверяет тоже: мы согласились на том, что этот “подарок” – для нас, и ни для кого кроме Но все же..
Поэтому был “параллельный” вариант: если вы не дернетесь, то я – тоже хорошо воспитанный мальчик! – пройду мимо, как обыкновенный прохожий, не тронув ваших хорошо расставленных декораций: просто эта пьеса будет не для меня, а зрителем мне быть некогда. У меня есть свои личные трудности. Но я – актер наверняка не хуже вас: вы даже не заметите моего актерского поведения!
Потому что я не замечаю вас вовсе! – это и была моя главная мысль, на фоне которой проплывали все другие, ничего не значащие в тот решающий момент: как туман, закрывающий дно пропасти, были все другие мысли.
Они плыли туманом – а я должен был перейти пропасть и не… пропа’сть! – я должен был по одному лучу моего взгляда перейти бездонную пропасть. И это было главное: луч!
Это не было мыслью – это было подобием лазерного луча, который бил сквозь все, встающее на моем ровном пути: три там врага, или сколько… Сколько нападающих – столько и ударов – не больше: иначе не успею пролететь в своем луче: этот свет моего спасения непрерываем ни на одну миллионную долю секунды: иначе в этот разрыв проникнет черное лезвие Смерти – поэтому только три удара – как это стало ясно в самый же первый миг!
Этот миг длится без перерыва до тех пор, пока я выхожу из этого коридора: пусть это будет даже целый час, или век: для меня это равно одному мигу. Я могу рассказывать о нем так долго, как хочу, – “всю оставшуюся жизнь”. Но я ценю время Читателя так же, как и свое, – и скажу в меру, – столько, сколько нужно для нашего приятного общения.
Таков мой ритм, и тот, кто дослушает этот рассказ до конца, способен будет внимать и всем последующим, – и мы кое-что поймем сообща…
Иные могут и не слушать – мы их оставим внутри квартала, который покинем, – минуя ту троицу, которая явно не святая!
Я – Ответ, не вопрос. И чем больнее вы меня ударите – тем больнее ушибетесь. Вы ошибетесь, ударяя меня: потому что меня нет! Для не-святого не существует света; а я в этом луче сливаюсь со светом – и это есть тот “свет в конце тоннеля”, который никто правильно не понимает, но твердит, подобно попугаю, об этом “свете”. Это – “Тот Свет”!
Я сейчас открою одну маленькую тайну Выхода из любой ситуации, – пусть это будет маленьким подарком для тех, кто прошел вместе со мной расстояние в двадцать шагов (а еще осталось – семь!).

АКТ ВОЛИ
Надо делать шаг не “следующий”, а учиться шагать “через раз”: потому что “следующий” – это продолжение прожитого, это – минувшее.. А надо быть – грядущим! Надо иметь в виду: Тот Свет – самый далекий, – и он выведет из ближайшего тупика. Это не как в шахматах, иначе. Надо поставить мат самому Королю, “Лорду Смерти”, – и тогда его пешки ничего не смогут сделать: они обречены.
Это не акт ума, но скорее акт воли. Это круче всякой игры! – надо стать “Тем Светом”! Я уже сказал о непрерываемом луче: он и есть мой шаг – шах Королю Гибели.
Вот сейчас, за семь шагов, – или за сколько угодно Вершителю судеб, – а именно в миг осознания опасности – я уже должен выходить из проходного двора! – я вышел! – вот мой настоящий шаг, а то, что мой “следующий” шаг – к этим ребятам, – это как бы между прочим…
Я не замечаю их вовсе: меня уже ничто не остановит, потому что мне надо уже быть дальше – там, где я быть должен! Меня там ждут. Это я называю “учиться шагать через раз”… Но… учиться уже поздно. Значит – надо быть учителем!
Недоучки! – я уже вышел победителем. Сейчас я вас буду учить правильным ударам, для чего и сделаю три движения.
Осталось два шага… Теперь надо просто равнодушно выбросить из головы все – потому что может быть все иначе. Освободиться от ума и предоставить воле – действовать, как она хочет. Она хочет быть све…
– Вот именно! – оборвал меня Зверь. – А теперь полностью молчи: я буду действовать!

ПЛОХОЙ УЧЕНИК ХОРОШО ДЕРЕТСЯ
Картинка такая: я был готов не к тому, что “провернул” ум, – но что предлагал мир, – а предложения мира принимал мой Зверь. Мы снова соединились в единое существо, потому что стало окончательно ясно, что “мир” предлагал войну: трое клоунов едва заметно поворачивали голову в мою сторону, и в предпоследний шаг передо мной предстала арена боевых действий. Напряжение их круга возросло: ох, сейчас смешаемся не-смешно! Они завязнут в моей неопределенности, и я – бесформенная туча – тогда блесну когтями молний…
Такая картинка: немая сцена – я в зоне досягаемости той “спины”, по левую сторону от него, правая моя нога приподнята в шаге (Зверь точно рассчитал ритм хода!) так, что получилась почти боевая стойка (“Сури-аши-дачи” – так, что ли, она называется), и правая моя рука поправляет волосы надо лбом: она делает сразу несколько дел. Дела такие: во-первых, открываю для удара уязвимое место (этот “спина” же не дурак! – ударит, куда лучше – по ноге не получится: она “уходит”, – а в голову он не дотянется; во-вторых, это уже готовый блок – защита от удара левой в голову того “болтуна”; в-третьих, это спутывает карты и нарушает установку игроков; в-четвертых, я просто поправляю волосы – на случай, если надо будет играть “просто прохожего”…)
Слева, как я уже сказал, проблем не было – пока я был защищен дистанцией, сумкой и своей левой, которая никогда не била слабее правой. Кто соображает в стойках, тот скажет – устроился я очень неплохо: приподнятая стопа передней ноги с перемещением центра тяжести ближе к задней служит надежным щитом и оружием. Она, находясь в расслабленном состоянии, становится легко “порхающей стопой” – и очень тяжело приземляющейся – то есть, соприкасающейся с “твердью” противника…
Но в данном случае “легкость” моя была в ином: она пребывала в блаженстве внутри меня.
Что я хочу сказать? Победа – в вольности, незакомплексованности! Направленность их оружия – против них: оружие их – отработанная тактика, заданность действий… А я – свободен! В первую очередь, от всяких комплексов. Кстати, – в этом опасность и ловушка школ карате (да и других школ тоже!) – набор четко регламентированных ударов и блоков – так что возможно предугадать эти движения, и… опасность угрожает тому – кто бьет! В этом и отличие спортивных стилей от боевых: бой – это отсутствие акта “повторения пройденного”, это не для ученика, который очень правильно заучивает “правильные” движения атак и уходов… Те, кто хорошо дерется – плохие ученики.
Я говорю, вроде бы отвлекаясь от дела, – на самом же деле – говорю именно “дело”! Мне выпало быть плохим учеником всяческих “школ”: я не мог выучить ни одного правила и всегда пользовался шпаргалками. Это, вроде бы, нехорошо. Но, с другой стороны, как я потом понял, – это очень хорошо. Это даже необходимо: лично свое мнение. Потому что экзаменаторы – не те, экзамены – туфта, и есть только один Экзаменатор: Смерть, один Экзамен: Жизнь. Никакие школы не помогут – кроме той, которую проживаешь – сам! И отвечаешь только на вопросы Господа… Но – это я так, к слову.
Они попались в мою ловушку, которую соорудил я из того материала, что предоставили они. Разве они не знают, что не надо рыть яму другому – чтобы не попасть туда самому? Теперь научили себя сами. Ловцы! Мой Зверь всегда при мне. Он пришел бы, он обратился бы к вам даже после моей “смерти” от вашей руки: потому что Учитель мой, о котором узнаете позже, научил меня неумиранию!
Но тогда Учителя у меня не было, я сам должен был научить себя не умереть. Без шпаргалок. Ответить на вопросы правильно и незамедлительно.
И, повторяю, – тогда я сам появился знаком вопроса для них – смешав их план первой атаки. Хотя, конечно, “спина” был доволен тем, что сможет влепить мне под ребра. Но его кроссовка только и успела колыхнуть воздух – я волнообразно изогнулся и вонзил локоть в щиколотку. Это произошло на выдохе, который долго затем продолжался, но моя правая нога стукнула об асфальт одномоментно с локтем.
“Пока довольно с тебя”, – пронеслось в голове, не задевая очень неподвижного моего внутреннего состояния… Тело – Зверик мой – еще продолжало движение вниз, сжимая пружину для следующего удара, – я же совершенно был неподвижен Сам (мы опять разделились со Зверем), я смотрел сквозь “болтуна” – ожидая его удара. Заметил мутноватые глаза его и равнодушно отметил Сам: он не может мощно ударить, этот “мутный”. Сильное впечатление замедления времени. Внимание уже переключилось на левую сторону: краем глаза я видел метнувшуюся фигуру, которая вынимала руки из карманов, и в левой руке промелькнул какой-то предмет… Да, точку-то ставлю я! “Ты, что ли, все уже прочитал?” – отметил я эту пролетающую мимо меня мысль моего двойника…
“Что же ты не бьешь, “муть”?” – я чувствовал потерю энергии, которую собрало пружинисто согнувшееся мое тело, то есть – Зверь около меня… Зверь уже начал распрямляться, когда, наконец, “мутный” ковырнул левой ногой в сторону моего паха…
У моего Зверя начиналось ураганное движение против часовой стрелки – но мне показалось удобнее не бить правой в голову, опережая движение удара ноги “мутного”, – но сделать “накладку” левой рукой на бьющую ногу – и вернуть “уракешкой” (“Ура-кэн се-мэн ганмэн-ути” – так можно назвать эту штуку) его энергию: этого должно ему хватить! Потому что энергию разворота я подумал использовать для “уширки” (так называю удар назад) в “спину” или для встречи с “читателем”… Краем глаза вижу, что “спина” находится в болевом шоке и пока не надо с ним заниматься. В это время кулак моей левой руки, приняв энергию левой ноги “мутного”, оборачивается вокруг оси (локтевой сустав) и вонзается в ту самую низкую точку на подбородке, которую боксеры называют “точкой нокаута”… Я долго говорю, но удары эти молниеносны – из шелковой рука в миг касания превращается в стальную.
И за “мутного” я был уже спокоен: “рука-бич” сделала свое определенное дело. Время еще более, казалось, замедлилось: был момент удивления тому, что Зверь мой производит пронзительно-дикое мяукание, а звука я еще не слышал… О, этому мы учились у легендарного Брюса Ли, но оказалось на деле – это естественное сопровождение мощнейшего выхода внутренней энергии, и голос вибрирует в резонанс ей… Я ничего не слышал – но видел краем глаза тень слева – и угадал в этой тени круговой удар ногой… 0! – это была сильнейшая “мавашка”, – я тебя недооценил, дорогой “читатель”!
Классический удар, ногой сбоку в голову (существует термин: “Маваси-гири дзедан”) был блокирован тоже классически моей левой, только это был блок не из карате, это уже было гун-фу, – это было мастерски, что мне больше всего понравилось во всей этой истории. Если бы я не делал Алмазный ци-гун и еще некоторые упражнения из тибетского арсенала, то “читатель” пробил бы мой блок левой, которая не слабее правой!
Ну я же ему и вернул силу его удара, потрясшего меня до самых пят: “Кин-гири” – вот что он получил взамен: хлыстовой удар в пах, который я бью не глядя с обеих ног и из любой стойки настолько быстро, что и сам не замечаю ноги, лишь слышу хлопанье штанины. И этот удар он получил незамедлительно!
У меня есть другие боевые удары, направленные на перелом костей, – но это когда нет другого выхода… А вообще – надо иметь свой коронный удар, который “проходит” в любых условиях. Моя “коронка” прошла: “читатель” медленно начал приседать: я знаю, что после такой порции в это самое место уже ничего не хочется, нужен покой.
Но я-то думал, у него в руке оружие, и, кроме того, помнил – моя левая хотела поставить точку… А она как раз оставалась в положении блока, то есть поднятой на уровне головы… Какой-то момент я колебался и физически, и внутри, – то есть и мой Зверь, и я Сам колебались, и я слышал эхо вибрирующего крика (наконец-то дошло!). Хотелось остановить этот выдох и выход энерго-тока, чтобы погасло эхо мяукания… В это время “читатель” кончил приседание – и “рука-молот” опустилась на его “крышу”, ставя тем самым все точки…
Левая же моя бьет не слабее правой. А правой я всегда бил очень сильно… В общем, пожалел, что сделал четвертый удар, – и трех было бы достаточно. У страха оказались глаза велики. Я уже видел при исполнении четвертого удара, что в руке у “читателя” была пачка сигарет, а не кастет или нож. Да, он бил профессионально, он надеялся на свой “путь пустой руки” (“Карате-до” в переводе). Ну, что же, оклемается. Не убил же я его…
Эти мысли у меня уже были при повороте за угол, на улицу, и я оглянулся на поле боя: двое горизонтальны, а третий согнулся, схватившись за ногу, – он не будет прыгать за мной на одной… А вот в правой руке “болтуна” (он же – “мутный”) блестело лезвие ножа. Он успел-таки незаметно для меня вытащить руку из кармана, но сейчас “глубоко задумался”, пребывая в нокауте.
Мой Зверь тоже оглянулся на это дело, сказав: “Не п….. ли вам приснился, ребята?!”

ГЛАВНОЕ ЛИЦО
Да, мы тогда разговаривали со Зверем на таком языке, который не проходит цензуру, и даже короче и круче было иногда… Тут ничего не поделаешь! – говорю правду. “Что было – то было, что будет – увидим”, – как говорится в таких случаях.
Сворачивая за угол, я ликовал, волны огня гуляли еще по моему телу, – Зверь успокаивал дыхание и прятал свои коготки в мягкую шерстку. Снова я поправлял свою прическу, расчесывая пальцами спутавшиеся волосы: теперь я гладил своего Зверя, поздравляя его с победой…
Сколько времени находились мы под этой аркой? – секунды три, не больше! Арка не затянулась арканом на моей шее, так что восторг мой был вполне объясним.
“Я такой же, как и вы, но… я изучил на одно движение больше. И теперь я сделал это движение, – блаженствовал я, – и теперь вы пожалели о том, что ленились. Вот так и переходит количество в качество, а не как писали в учебниках… Так вот и я перешел через проходной двор – сквозь вас! Вы ушли в “естественный отбор”, – как говорил один…
Здесь я остановил свой монолог – мой Зверь насторожился… Мы снова разделились, и Зверик начал красться рядом, – он почуял погоню и насторожился, – я его никогда не видел таким странным!
Нас нагонял человек – и он явился из-под другой арки. В доме этом было три проходных двора, и он появился на третьем пути, – или на первом, – если я прошел через второй, то есть средний… Да, это был тот, которого я заметил на полпути до нашей “арены”! Когда я, первый раз “поправляя волосы”, оглядывался по сторонам, я видел этого человека, шедшего почти параллельно со мной в проходной двор, расположенный по соседству с моим, занятым теми тремя, о которых не хотелось уже помнить. Этот шагал так отстраненно, что я определил его совсем не связанным с нами всеми…
Чтобы не морочить больше голову, скажу, что, может быть, он и был главным действующим лицом всей нашей истории… Во всяком случае, – станет! Я буду называть его с большой буквы – Он – и рассказывать стану только о Нем, вернее – передавать наши диалоги… Этой отстраненной от мира походкой Он вошел в мое существование с тех пор – и навсегда.
Но это я сейчас так говорю. Объективности ради, надо рассказать, что было тогда…
Тогда – я посторонился. Вместе со Зверем. Незаметно так – посторонился, занимая удобную позицию к возможному продолжению боя. Его шаги были более ритмичны, они обладали большей амплитудой в сравнении с моими. Хотя и казалось, что шел Он не торопясь.
“Не гусь, а лебедь, – сказал мой Зверь, – идет как ле-б…. (Вы слышали? – я же говорил, что мы на своем языке разговаривали тогда со Зверем, а почему перестали – станет ясно!)
Мы слышали, что Он нас перегоняет, и отступили от траектории на шаг в правую сторону. И теперь уже левой рукой я “поправлял прическу” – когда Он поравнялся со мной…
Я соединился со своим Зверем, готовым к нападению, – он просто злился во мне, не понимая, что происходит! А происходило то, что Человек вошел в поле моего зрения, и… оно не стало полем боя. Он был в зоне моей досягаемости, и не я – Зверь мой ощутил, что… Не знаю, что он ощутил, – он замер. Зверь молча л. И Человек молчал.
Вот так-то! Время замедлялось, Зверь мой смотрел краем глаза, я Сам смотрел краем сознания… Человек же – повернул ко мне лицо свое: ясные глаза Его смеялись.
Моя левая сама собой опустилась! (собственно, волосы я уже поправил!), “ударная” нога – теперь тоже левая – познала неестественность своего “взведенного” положения – и ступила на асфальт так, что я как бы споткнулся…
Увы, так просто нарушился темп моего победного шествия, я “споткнулся” и внутри. Как победно шествовал Он! Как перевернулось все мое нутро… “Кто это?” – резко подумал я, пытаясь (и безуспешно) скрыть свой вопрос наигранной улыбкой.
Контраст! Четко. Меня снимали с верхней ступени пьедестала почета и привязывали к позорному столбу…
Время уже остановилось.
Динамика обратилась во внутреннюю кинетическую волну, энергия пошла опять, но в другую сторону. И вместо огненного шара – как бы прохладным ветерком прошлась по спине. А ведь было душно!
“Все равно я врежу тебе, если ты сунешься”, – говорил мой Зверь, но скорее автоматически, чем в реакции на ситуацию, – он чуть слышно ворчал… Я стал расслаблен – не телом, но духом, – не слабость, но нежданно нахлынувшая доброта, побеждающая и “победителя”…
– Не бойся! – Человек подал руку для пожатия. – Тебя касаются камни только Пути твоего!

Рассказ второй

ТОЧКИ ПЕРЕСЕЧЕНИЯ ПАРАЛЛЕЛЬНЫХ,
или “Выйдем, поговорим?”

(Здесь я расскажу о том, какое впечатление на меня произвел Таумлер и как я, в общем-то, со спокойной душой отправился с Ним на Холм за город, где произошла наша первая суховатая беседа и прозвучала загадочная фраза: “Ты достигнешь вершины и поймешь, что это за “Холм”, прочтя наше путное шествие “за город” наоборот…)

ЧЕРТЫ ГЛАВНОГО ЛИЦА
«Я и не боюсь!” – можно подумать, как в кино. – “Сумрачный такой проход, и блестящая такая драка. Отрицательные герои, и такой вот положительный герой…” – я в ответ подавал Ему свою руку и рассуждал сам с собой дальше:
“Все более или менее понятно, если бы не эта фраза: “Тебя касаются камни только Пути твоего!” Как красиво. Энергия еще кипела, и Зверь так и подталкивал меня спросить: “Дядя, может, ты опер из какой-то нездешней оперы?!” Но Зверя я сделал тихим и молча разглядывал “Героя”.
Или Он меня разглядывал? Я держал Его руку, Он держал мою. Внутрь или сквозь меня смотрели ясные глаза, искорки-молнии вспыхивали и меняли их цвет в диапазоне красок рассветного неба: от свинцово-серого до хрустально-голубого. Открытое лицо. Вот говорят: “Печать на лице”, а тут – отсутствие всякой печати! Играющая мысль светилась в глазах, оставляла свой след и на губах: они украшали себя мягкой полуулыбкой, вот-вот готовой расцветить все лицо, окаймленное темно-русой бородой в форме правильного овала.
Над четко очерченными губами выдавался крупный прямой нос, нестандартность которого скрадывалась благородной тонкостью…
(Мне бы такую тонкость! – позавидовал я.) Все было и открыто и правильно в этом лице. Как-то странно. И магнетически привлекательно. Правота. Ясность. Да, да! Нет, нет!.. Какая, к черту, улыбка, – вот промелькнула усмешка и отразилась суровость, вернее, намек на суровость: никакой определенной печати! Похоже на то, что сказал… Сен-Жон-Перс: “Как недовольный губ изгиб создателя великих книг, глухое нечто, словно опьянение – внезапно заливает целый мир…”
Да, неуловимо-беспокойное, как тень Иного, колебание Незримого присутствовало на этом лице, предъявляя неопределенность каждого последующего момента: нельзя было предугадать и рассчитать никакой его реакции…
А стать! Сама посадка головы выражала стержень внутренней правоты: правды и спокойствия, и в то же время естественность.
Тихий прохладный ветер (однако душно – откуда же ветер?) играл светлыми волосами пепельно-серого и одновременно странно-золотистого оттенка…

“КОМАНДИР” И ЕГО “ВЗВОД”
– Поправь одежды! – изрек Он, отнимая свою руку.
Я машинально оглядел себя: вроде бы все в норме. У меня всегда рвались джинсы, как раз на соединении штанин, но с некоторых пор ношу более просторную одежду. “Дурак”, – сказал я себе, и тут Зверь мой все-таки не выдержал. Я вытянулся “в струнку”:
– Так точно, сержант! Докладываю, что оправился.
– Вольно, вольно, капрал! – Он просто отлично сымитировал “настоящего сержанта”. – Стать в строй!! (“Капра-ал”, “стррой”). У тебя, конечно, весьма тонкий юмор, – интонация Его изменилась, – но я же сказал “одежды” – во множественном числе…
Всегда помни о своих тонких телах, пусть эта память будет твоим свойством, как и юмор, который ты применяешь для самозащиты..
– Я что-то слышал о таких “телах”, – сказал я, – но не думал о таких делах, что им бывает прохладно в этом мире. Или же они наряжаются для маскарада?
– Есть и воинские “наряды”, как ты знаешь…По-воински скажу, просто: эмоции и чувства – одежды твоего эфирного, или астрального тела; размышления и мысли – одежды твоего ментального тела, – и успокой это душевным телом – приведя к духу. Успокойся сначала в своем высшем, духовном, – и приведешь в порядок подчиненное духу, весь “взвод” своих тонких тел. Поговорим об этом позже, но имей в виду, что выглядишь ты не совсем опрятно… с точки зрения старших твоих братьев (это Он сказал уже серьезно). Будет лучше – если ты станешь… Я хочу – чтобы ты стал в строй! Вопросы есть? (Тон опять шутливо-сержантский.)

ЮМОРИСТЫ
Неужели нет, конечно есть. Пока мне нравилось начало и развитие действия нашего спектакля. Правда, суховато – если сравнивать с последующими диалогами, – но я сам был такой!
Мы уже зашагали рядом, шли параллельно, и я, по своей привычке, бросал искоса взгляд на героя нашей истории. И что меня поразило, так это Его ход. Совершенно спокойный и четкий ритм, а ноги легки, как будто паутинки, и в то же время такую печать вдавливали в асфальт, что я невольно глянул позади него – нет ли там вмятин? Да, это не походка, ничего себе – походняк!..
– Как это, юмор – самозащита? – спросил я тогда.
– Блокировка тонких тел, очень просто. Когда в тебя летит энерго-стрела – твое высшее являет энерго-щит. Щит – это энергия более высокого плана, нежели стрела, – и такая энергия работает как зеркало.
Ограниченный человек не обладает юмором, потому что ограничен именно высшим уровнем. Юмор есть “нечто” – как мост связи высшего и низшего, он в определенном смысле “ничто” – его нельзя и объяснить. Его нельзя объяснить – но до человека “доходит” – и он своей реакцией разряжает напряженную обстановку.
Такое вот замыкание высшего на низшем: и низшее тем самым получает подпитку, осознает, что не все еще кончено… Живой учит мертвого. Есть черный юмор, и это – наоборот: когда мертвый учит живого.
– Как-как?
– Не надо так говорить – ты еще не вошел в проходной двор.
– Не понял.
– Поймешь – со временем. Хотя времени уже и нет. Но у тебя уже есть Я. Это есть шанс выжить при массовой гибели… При гибели масс. Это очень черный юмор – когда гибнут массы людей.
– Есть один очень черный и очень большой “юморист”?
– Ты хорошо мыслишь, потому не случайно шагаешь рядом. И этот “юморист” внутри тебя.
– Не понял!
– У тебя появился шанс, приятель! – голос Его звучал почти весело. – Не падай духом, я сказал. Стань в строй!
– Сейчас разберемся! – я остановился и начал размышлять вслух. – Если что-то нельзя объяснить с помощью вот этих пальцев, – я растопырил все десять, – значит, это элементарная глупость… Итак: юмор – скачок на более высокий уровень – и обратно, связующий мост. – Я поднял палец, и рядом второй палец: -черный юмор – куда это скачок? Это невозможность скачка вверх, но определенная энергия, и куда она девается?
– 0-девается в гибель! – собеседник резко опустил один мой палец вниз.
– Угу, – сказал я, – пессимистический взгляд на жизнь. Настоящий юмор – это оптимистический взгляд. Элементарно. Главное, был бы “мистический”, а “песси” или “опти” – это просто разные направления… Один к жизни, другой к смерти, так? (Я вопросительно ожидаю и получаю в ответ молчание) – Так! “Черный юморист” указывает дорогу к энергетической пропасти. А “белый”? Значит – просто вверх, к большей энергетике…
– Ошибка! И “черный” дает очень сильный пинок, после которого долго летишь. Но вниз. “Белый” – не просто вверх, это Путь. К Богу! Ибо все, что не к Богу – умирание. Плохо, когда умирающий учит становящегося: его “учение” в том – чтобы взять энергию – попытка взять живого с собой. Вниз.
– Понятненько! И чем больше “черный” “схавает” энергии своих жертв, тем он сильнее. И еще более мощно пинает…
– Но и у тебя, как я поглядел, – получается не слабо`!
– И ты сказал, что “самый черный юморист” внутри меня?
– Не принимай близко к сердцу, “самый черный” внутри каждого, как его смерть, возможность пропасть. Но и Бог внутри каждого, как его жизнь, возможность спастись от про’-пасти… Душа человека есть арена этой борьбы Смертного и Без-смертного, и об этом говорят религиозные учения…
– Ты не проповедник? – спросил я.
– Нет – я буду тебе говорить конкретно! И сейчас не время гадать на пальцах. Уже две тысячи лет, как все разгадано! Слово-Спаситель есть Дело-Спасение или гробовое Молчание!?
“Однако, настучал по мозгам, – подумал я, – но это не больно! Я вижу, ты великий игрок, могущий играть в диапазоне От-и-До!
От черта и до Бога… Приятно посмотреть. Воин с двуострым мечом, или…”
– От воинства черного отличаюсь тем, что не убиваю! – прервал Он мои мысли.
Я вздрогнул. Он, к тому же, и мысли читает?! Я посмотрел на Него – Он смотрел на меня:
– Ты – воином родился, ты можешь убить. Ты несовершенен, – говорил Он тихо и размеренно, – и я не хочу, мой младший брат, чтобы ты остался в городе мертвых…
– Городе мертвых? – переспросил я.
– Город мертвых – это поле боя по окончании битвы. Двухтысячелетняя битва заканчивается, и вот этот город – есть Поле битвы. Нам надо выйти из него. Но предстоит еще последний эпизод.
– Эпизод великой битвы?
– Великий Эпизод. Решающий все. Вернее, исход боя предрешен, последний эпизод лишь проявит то, что невидимо совершается… Давай пройдемся, не будем стоять.

“НАДО” И “ДАНО”
– Скажу пару слов в пояснение ситуации, в которой оказались, – сказал Он, когда мы снова зашагали.
– Мы оказались? – спросил я.
– Если ты задаешь вопрос, значит, ты запутался. Если задашь еще вопрос – значит, запутался окончательно. Все, что н а д о – я скажу. Главное, чтобы ты услышал, что дано (Он выделил слова “надо” и “дано”; надо сказать, голос Он не понижал, не повышал грубым образом, – как я к тому привык за свои двадцать четыре, – Он лишь слегка менял интонацию, весьма, кстати говоря, разнообразную).
– Мы уже слишком много говорим, и ты должен понять главное: идет Поединок между, условно говоря, Созидателем и Разрушителем, – и всякое проявление здесь – есть Явление, в принципе, – т а м! (Он поднял палец вверх.) Мы все участники. Посредством цепи событий и людей – всё и все, всякий выходит на эту Арену, поле Боя Главного… И те трое в проходном дворе – глобальное явление твоего мира. Они – посланцы твоего главного Врага.
– Я так и думал!
– Ты не то думал. Думал о внешнем враге, а не о внутреннем. И ты проиграл. Проиграл на Высшем плане, хотя выиграл на низшем.
Выигрыш не есть победа. Это были посланцы Лорда Смерти, и надо – Оживить их: это была бы Победа – оживление мертвого. И Победитель – равно – Без-смертный.

ХВОСТ
– Круто, однако! – сказал я. Надо хорошенько подумать, что значит – их оживить. Я так думал – их надо “вырубить”.
– Так думает смертный: он боится за свою жизнь. Без-смертный не боится. Ничего не боится, понял? – Он – Победитель. Ведь ты боялся?
– Выходит, боялся. Хотя я не чувствовал страха.
– Ты его просто подавил, или заместил – покоем-возмущением, осознанием своего ложного “надо”!. Вернее – твое грубое животное так завопило в страхе за свое существование, что заглушило голоса твоих более высоких тел. Я даже слышал твой вопль!
– Этому учат самураи! – защищался я, уже от Него.
– И мозоли они учат набивать на кулаках о “макивара”: бить день и ночь! Ты выставляешь эти мозоли каратеки напоказ, в натуре, – для самоуспокоения или для устрашения окружающих? Самурай!
– А мне нравится видеть плоды своего труда! – гордо произнес я и рассмеялся от этой очередной, и, по правде говоря, не очень смешной шутки.
– Грубовато защищаешься, – улыбнулся Он в ответ, – юмор вещь очень тонкая и ломается в жестких руках… Будь ласков, жизнь – сущность женского рода и отдает свои тайны не в ответ на насилие. В натуре (как-то не вязались такие словечки с его обликом), для того, чтобы постоять за себя или преодолеть препятствие, важны не мозоли на “ударных частях” рук и ног, – важно то, что ими движет, – твоими ручками и ножками… и хвостом.
Видел я, как ты “махался”, – у тебя наработана техника хлыстовых движений, и есть главное: спокойствие. Для меня это доказательство твоего упорства на тренировках, приятель. Ты действовал волей и умом.
Но ты не доказал еще, что можешь быть упорен в поиске смысла всего этого, смысла жизни… Как это все банально! Ты же не действуешь духом. Зачем ты защищал себя? – Куда ты идешь, по какому такому важному делу, что боишься помереть на полпути? Или ты не боишься помереть, быть убитым? – Побоялся ведь!
Пока ты чего-либо боишься (завел Он свою пластинку!) – ты – не Воин, – как бы ты ни старался доказывать обратного маханиями своих рук и ног… и хвоста!
Такое “карате” не есть настоящее воинское искусство. Настоящий Воин побеждает только настоящего врага. Победи то, что убивает тебя, значит – победи Смерть. Сделай ее Жизнью. Вот – искусство.
– Так что же мне, – ответил я тогда, – позволять стучать по моей голове всякому, кому не лень? – Я почему-то не хочу быть “мальчиком для битья”. Как и ты, погляжу я на тебя. Хвоста у меня нет! – резко отрезал я.
– Ты не знаешь своего Пути. Кто идет по своему Пути – того никто не трогает (Он выделил слово “своему”).
– А твой путь, наверное, – отвечал я возмущенно, – в том и заключается, чтобы сбивать других с толку. Я знаю, куда я иду, – поэтому освобождаю дорогу от встающих на пути препятствий.
– Тебе одной из дверей прищемят хвост, и ты почувствуешь тогда, что он у тебя есть!
– Не прищемят! – сказал я уверенно, сдерживая смех.
– Ты не знаешь, куда ты идешь. Не знал и обо мне по ту сторону прохода, и тебе надо было пройти через тех троих, чтобы ты узнал обо мне. Иного пути не было, и ты был прав – идя сквозь них. Теперь я могу тебе открыть Мой Проход, – ты шел почти к нему. Он был рядом. Он всегда рядом. Ты почти правильно мыслишь, значит, почти правильно идешь.
Но это “почти”, как известно, всегда всем всё и портит: ты почти достигнешь Цели, но это будет “почти”! – Всегда найдется тот, кто побольше тебя тренировался, или человек с автоматом в проходном дворе – и он освободит от твоей “почти-почти бессмертной” персоны то пространство, которое посчитает своим. Нужен один шаг качества!
Когда нет “почти”, – говорю я тебе, – ты достигаешь Цели, которая есть свобода в Боге. Божественная свобода и означает счастье Без-смертия (Он сказал “без-смертия” – и говорил так всегда). Кто идет по Пути, повторяю, тому не требуется “освобождать дорогу”: вовне она свободна всегда; препятствия же найдешь внутри себя.
Я тебе сказал: – “Тебя касаются камни только Пути твоего!” – Теперь ты коснулся меня. Хочешь ли пройти Моим Проходным Двором?

ДВЕ ТОЧКИ
Знал бы я – о чем идет речь! Откуда бы мне было знать – что уготовано мне? – Но я был незакомплексованным ни с какой стороны, а горизонт меня всегда манил…
– Хочу! – просто ответил я. Мне захотелось для начала быть равным Тому, Кто победил меня. И я сказал просто и ясно одно: то – что я сказал.
– “Хочу” – и точка? – спросил Он.
– Да, – отвечал я. И почувствовал тогда великое родство…
– Тогда начнем с этой твоей точки: я буду идти от нее – буду употреблять твои словечки (вот откуда его “жаргончик”!) и подстроюсь под твой шаг: но ты пойдешь рядом со мною и постепенно перейдешь на мой ритм шага, постепенно подстроишься под мои чувства и строй ума. Ты начнешь говорить на моем языке! Количество пройденных рядом шагов перейдет в качество сознания. Так ты дойдешь до Моей Точки.
– С кем поведешься, от того и наберешься! – поспешил вставить я поговорку.
– Я тебе сказал это торжественно от своего имени, и ты должен покончить с торжеством низших в тебе.
Ты успел набраться низшего в этом городе, и оно в тебе поднимет бунт против Высшего, от Имени которого я буду говорить… Пусть эти маленькие “я” тоже дойдут до конца своей – и только своей – дороги: дай им свободу умереть в тебе. Ибо их дорога – дорога подверженных смерти. Тогда ты их оживишь – в новом качестве!
Пойдем-ка, выйдем за город. Взберемся на Холм и посмотрим оттуда на наши пути.
– Не знаю такого холма.
– Не знаешь целого мира – себя не знаешь! Ты достигнешь вершины и поймешь, что это за Холм, прочтя наше путное шествие “за город” – наоборот. Выйдем, поговорим?

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ВОСХОЖДЕНИЕ

Рассказ третий . ПО ВЕРТИКАЛИ, или “Только один удар, длиною в жизнь!”
Рассказ четвертый. ТЕНИ-НЕТ, или “Не приделывай змее ноги!”
Рассказ пятый. НЕПРОБИВАЕМАЯ СТОЙКА, или “Ты здесь, но ты – Там; ты там, но ты – Здесь!”
Рассказ шестой . О НАГОМ, или “Делай такой ход!”
Рассказ седьмой . ПУСКАЙ СТРЕЛУ В УЧИТЕЛЯ, или “Аст-айки-до есть Я!”
Рассказ восьмой . ЛИКОВАНИЕ: КОВАНИЕ ЛИКА, или “Спроси у мертвого, хочет ли он жить?”
Рассказ девятый . СВЕРХАСТРАЛЬНОЕ АЙКИ-ДО, или “Как долго ты не был на этом месте?”
Рассказ десятый . ЛЮБОВЬ: ПОРАЖЕНИЕ И ПОБЕДА, или “Не выходи из строя, копьеносец!”

* * *

Рассказ третий

ПО ВЕРТИКАЛИ,
или “Только один удар, длиною в жизнь!”

(Здесь я расскажу о том, как мы начинаем “путное шествие” с Таумлером, как Он рисует палочкой на песке “Бога” и объясняет принцип Пути столь наглядно, что у меня зашевелились волосы на голове. Я понимаю, что между Вершиной и пропастью нет никакого расстояния, и что расстояние существует только между Учителем и Учеником… В частности, говорим о вампирах!)

ПУТЬ НЕ ДЛЯ АВТОБУСА
– Он просил меня прийти на другой день к одиннадцати часам, и все это время – до начала нашего совместного Пути – я находился в некой прострации… Как эхо, появлялись и исчезали в мозгу обрывки Его фраз: “Ты успел набраться низшего в этом городе, и оно поднимет бунт против Высшего… Надо было пройти через тех троих, чтобы узнать обо мне… Победи Смерть, сделай ее Жизнью… Не хочу, чтобы ты остался в городе мертвых… Двухтысячелетняя битва заканчивается… Эпизод… Ты несовершенен – можешь убить… Не случайно шагаешь рядом… Появился шанс, приятель… Стань в строй..!”
“Что я Ему скажу при встрече? – думал я, направляясь в условленное место. – Ах! – скажу, – я совершенно несовершенен: потому что самый “черный юморист” – внутри меня!”
Вся эта дурь выветрилась из головы сразу же, как только я Его увидел. Как будто переключатель внутри перевел меня на иной режим работы. Волна необъяснимой радости обдала меня…
Мы подошли к воротам одновременно. Он подал руку.
– Таумлер, Воин Бога.
– Метоус… Явков! – назвал я в ответ свое имя, пожимая Его руку и чувствуя холодок, пробежавший по спине… “Воин Бога!” – ничего себе, порядок отсчета…
– Порядок, ровно одиннадцать! – сказал Таумлер, и холодок по моей спине побежал в другую сторону. “Не упускай из виду, Метоус, – промелькнуло в голове, – Он, точно, читает внутри тебя!”
– Мы опаздываем на поезд? – спросил я, приводя себя в чувство.
– Мы не опоздали на поезд, – голос Таумлера звучал уверенно-спокойно, – мы приехали. Он зашагал молча, и я рядом.
– Уже? – спросил я, чтобы хоть что-то сказать.
– Чем дальше – тем у`же, – переставил Он ударение, – настоящие Пути ведут к одной Точке в грядущем. Там – пересечение Путей и пресечение ложного, – там Правда, и там Бог. Мы встретились вчера в Точке, теперь настоящие наши пути параллельны до той Точки Грядущего.
“Вчера” ушло, “Грядущее” грядет, мы – в “Настоящем”…
– Настоящие, – сказал я.
– Будь сто`ящим! – снова смена ритма с Его стороны, но прозвучало потверже, – стоя`щий есть сто`ящий. Я тебе говорил “стань в строй” – и это есть вертикальный строй. В нем подчинение не сержанту или генералу, но брату или другу. Не насильственное служение, но любовное. Величайшая энергия – Любовь, и она делает великим. Любовь оживляет, дает жизнь, и лишь любовное служение дает рост. К иным “звездочкам”, на иных “погонах”!
– Вертикаль, – сказал я.
– Да, это путь не для поезда, и автобусы здесь не ходят._ Вертикаль – это очень крутая мера. Если бы ты опоздал “на немного” – ты опоздал бы навсегда. Ты бы не был моим учеником, остался бы ползающим в горизонтальной плоскости. Пресмыкающимся! – ясные глаза Таумлера светили внутрь меня.

ЖИЗНЬ ЕСТЬ ДИСЦИПЛИНА
– Спасибо, – сказал я, – из червяка тоже получается бабочка!
– Правильно мыслишь. Насчет бабочек. Только подумай, что же значит нить, которой червячок окутывается, что значит куколка, и что значит – срок.
Всему свой срок! – “Чуть раньше” или “чуть позже” – означает шаг к гибели. Своеобразная попытка самоубийства… Элементарное отсутствие дисциплины выдает человека – жителя города мертвых! Ты следишь за моей мыслью? – Таумлер бросил на меня быстрый взгляд. – Воин знает сроки, потому что владеет временем. Настоящий Воин владеет всем, в том числе и временем: он не опаздывает!
– Но_ смотря по тому, кто назначает срок… – попытался я развить мысль о “командире”…
– Вот именно! – поддержал эту мысль Таумлер. – Настоящий Воин стоит в вертикальном строю и служит проводником высшей Воли: Воли Всевышнего… – голос Его замер на высокой ноте.
– Настоящий Воин слышит самого Бога? – спросил я тогда, напрягая внимание.
– Есть иерархия, Метоус! Это означает порядок: солдат знает, что думает генерал – потому, что команда передается по цепи чинов… “Раб Божий” знает потому, что “думает” Бог! – На то и духовная иерархия.
Воин духа слушает свое высшее “Я” – то есть духовное тело – оно подает ему весть. Co-весть – это связь, посредством тонких тел, с Высшим Миром. Который есть место пребывания старших братьев и друзей… Друзья Бога!
Мною названный “вертикальный строй” и есть такой порядок – когда рядом тонких тел своих ты связуешься с воинством небесным. Тогда ты – настоящий Воин, стоящий в строю на защите…
– На защите – чего или – кого?
– Ну, скажем, на защите Дома Бога… Для тебя этого достаточно? Когда станешь в строй – узнаешь конкретнее. Узнаешь и свое Имя, и свое Дело. Оно будет касаться только тебя, и никого иного! Тебя касаются камни только Пути твоего.
Пока же знай смысл точного исполнения данного слова: выразил согласие быть в такую-то минуту там-то – будь именно в эту минуту, именно там! Имей свободу – чтобы сдержать данное слово: Воин свободен поступать так, как он обещал другому. Или себе. Свобода-равно-Воля. Воля-равно-Свобода. У Бога…
Все иное – есть рабство у “обстоятельств”, и просто рабство…Ждут нас Старшие Братья именно в одиннадцать часов, как мы и сказали, – и, если бы ты опоздал, тебя уже бы никогда, нигде, никто не ждал – кроме мертвых. Ибо ты показал бы себя, – ты стал бы! – лжецом и рабом этого мертвого города.
Затем поймешь еще более конкретно смысл сроков и дат, – поймешь и что значит держать Слово!

АВТОРСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ
Так говорил Таумлер, Воин Бога. Я не знаю, можно ли пережевывать духовную пищу, – но Он пережевывал для меня то – что сейчас мне кажется… просто элементарным. Но тогда… То, что и говорил, и показывал Таумлер, долго мною “переваривалось”; я от встречи и до встречи только тем и занимался, что, как магнитофонную ленту, прокручивал в уме “наговоренное” Учителем. Впрочем, это было не только “в уме”, но – и глубже, но – и выше…
Что ж! – Когда-то и таблицу умножения приходилось долго заучивать. А школа “Без-смертных” тоже начинается с непонимания и преодоления своей косности… И самое трудное – признание своей ограниченности – потому что возможности человека неограничены в познании!
Некоторые вещи я как прилежный ученик записывал (в школах “Смертных” со мною такого не бывало!), и теперь воспроизвожу эти записи. В них нет искажения того, что и как говорил мой Учитель, только насчет очередности Его высказываний могут иметь место неточности – это не имеет значения, потому что говорил Он спонтанно, без всякой “системы” подачи знаний. Являл – и все!
Просто являлся самим этим Знанием, и это надо было видеть! На любой вопрос приходил ответ; какая-то обыкновенная, с моей, с обыкновенной точки зрения, вещь, – вдруг вызывала Его интерес – и я становился свидетелем рождения очередной Его мысли… Такие “уроки” и буду пересказывать заинтересованному Читателю.
Итак, что же было дальше?

НИЧЕГО ОСОБЕННОГО
Вот именно – ничего особенного! – Дальше было вот что.
– Старшие Братья… А можно ли обойтись без посредников и выйти из города мертвых просто так, что называется – “по зову Господа”? – спросил я тогда..
– Во-первых, “посредник” не есть некий средний, но должен являть точку “золотого сечения”, а вернее, “золотого отношения”, о чем нужен специальный разговор. Во-вторых, что именно называется “по зову Господа” – кто называет? – Вот что имеет решающее значение!
Кто переводит тебе этот “зов Господа” с языка Господня… – Мертвый или Живой? Знаешь ли ты это? Только Сердце тебе скажет на своем языке, передавая тебе знание твоего Духа, говорящего на языке духа…
Тонкие твои тела работают как переводчики с Языка Бога: совесть, – я тебе сказал, – самый сокровенный Голос внутри тебя – скажет Правду, которую ты явишь в мир – как ответ на вызов мира! Все иное есть мертвый голос, голоса смертных жителей этого города, который сейчас остается позади…Тонкие тела и есть твои двойники, общающиеся с теми, кого называю твоими “Старшими Братьями”. Я сказал – это “переводчики” с Языка Бога, но можно сказать – и своеобразные “фильтры”, если тебе непонятно: ты не можешь смотреть на Солнце в зените!
Таумлер, – я забыл об этом сказать раньше, – всегда имел при себе некую тросточку, которой иногда чертил картинки на песке, а главным образом, поигрывал в воздухе.
– Подними-ка глаза, – сказал Учитель, указывая палочкой в небо, и в этот момент его палочка казалась мне неким магическим жезлом, – приятно ли тебе видеть столь яркий свет, дающий нам жизнь? Весть должна быть со-вестью, знание должно быть со-знанием, – чтобы стать подготовленным к силе Истины. Чтобы, проще говоря, не ослепнуть: слепой не выйдет из квартала приговоренных…
Твое сознание должно быть подготовлено, как и твое тело: ты ведь долго “доводил до кондиции” те места на руках и ногах, которыми блокируешь или наносишь удары. И тебе, каратисту, другой каратека не причинит вреда, зато неподготовленному может и сломать что-нибудь… Ты знаешь “угол встречи”… Когда же “доведешь до кондиции” свои тонкие тела – тогда ты не сломаешься в противостоянии и с более могущественными силами, нежели та – несвятая – троица в проходном дворе.
Борьба на астральном и ментальном планах! Тогда ты сможешь противостоять толпе, или пустоте, или… Здесь Таумлер остановился и на минуту умолк.

ОТ-И-ДО БОГА
Мы в это время подошли к детской песочнице посреди двора, где были также качели и различные лесенки. Я вспомнил свои игры на детских площадках. “Все песочницы одинаковы, – подумал я, – везде тот же песок и одна забава – строить замок…”
– Я тебе сейчас нарисую Бога, – прервал Таумлер свое молчание и мои воспоминания, – чтобы ты понял, что Его нельзя познать, – но лишь пребывая в Боге, своим духом – в Его Духе, – можно быть проводником Его Воли. И только так можно выйти из… своего состояния в городе мертвых – оживляя Путь Духом Божьим!!
– Смотри сюда, на песок! – кивнул в сторону песочницы Таумлер, потому что я глядел на Него: тени от весенней листвы гуляли по Его вдохновленному липу, и Он взмахивал тросточкой – как жезлом… Он крутанул и подбросил свою волшебную палочку так, что она, повертевшись в воздухе, воткнулась в песок и застыла в наклонном положении в сторону Солнца.
– Вот – точка! – сказал мой Наставник. – Это формула хорошего удара. И вот тебе солнечные часы. Они показывают время нашего диалога, и они показывают верное время: как видишь, тень от жезла совпадает с точкой его основания. Наше Солнце в зените!
Он направил указательный палец туда, где сходились песок, жезл и тень от него:
– Это не должно быть местом корня, ибо это песок, и палка сухая: я вынимаю ее! Но что такое эта оставшаяся точка? Две сферы могут соприкасаться лишь одной точкой, не так ли? – и что касается этой точки? Можно сказать, в этой точке вырастает та Вселенная, о которой мы ничего не знаем, – потому что находимся в нашей сфере-Вселенной и не прошли Точку-Врата…
– Эта Точка – начало Бога. Эта Точка – конец Бога. И все, что угодно! – Ибо нет отдельного “начала” и “конца” Воли Бога: это нашему пониманию есть начало и конец…
– Но границы нашего понимания-непонимания расширяются, не так ли? – от этой точки Таумлер нарисовал исходящими (или приходящими) линии по сторонам света.
– Вот четыре линии: перепутье и камень в центре, – продолжал Он. – Вообрази камень в перекрестии – ярчайшим, таким ярким, что и смотреть нельзя – ибо Бога нельзя рассматривать! – это источник незримого, духовного света. Из этого Величайшего Родника бьет Живая вода, которой питается все живущее…
Эти линии, я их нарисовал четыре, – ибо рисую простейшую и нагляднейшую схемку, – закругляются (Он закруглил каждую из четырех), так что становятся похожими на спирали (мне же рисунок напомнил свастику с различной длиной каждой из четырех линий). Это, в плане, концентрические окружности, но не совсем: я просто показываю, какая траектория получается, если ты будешь двигаться – двигаться “прямо” – но на самом деле по кругу, постепенно приближаясь или удаляясь от центра…
А в нашем мире, где мы с тобой встретились, – это будут сферы приближения или удаления от условного нашего “Бога”… От-и-До вершины. Уровень энергетики зависит от расстояния, от радиуса Волевого влияния Бога в Его Вселенной, замкнутой им Самим: от Себя – до Себя. Есть граница ближняя и дальняя – за которой не может быть ничего, понял?
– Да, – неуверенно отвечал я, – но не совсем.
– Есть Первоначальное Звено (Он нарисовал овал около центра), оно очерчено Господом “около Я” Своего – как ограничение и запрет опасного для нашего существования воздействия – по милосердию Его; это как бы Первое Звено, на которое замкнуты другие Звенья Цепи Освобождения. Это “миры восхождения”, и твое Высшее “Я” духовно замыкается на одно из звеньев-миров… Это грубо говоря… А все другие цепи, не ведущие От-и-До Первоначального и Единого Звена – ложные, низводящие, цепи закабаления. Это направление “Человекобожеское”, если Освобождающее называть “Богочеловеческое”. Цепи закабаления тянут свою жертву в пропасть – и “командиром” здесь служит тот самый “черный юморист”, о котором ты знаешь… (Таумлер насмешливо-многозначительно глянул на меня.)
Их цепи хаотичны, – продолжал Он, рисуя завитушки на своей схеме, – они не видны конечно, это тонкие планы, миры астральных и ментальных сущностей, – но в видимом мире вокруг нас подчиненные этого “черного командира” выглядят обычными людьми, часто милыми и смеющимися… Но вампирическое нутро “черного юмориста” выдает улыбка – при которой обнажаются крепкие зубы хищника. Вот такая есть примета, Метоус! А тот, кто духовно принадлежит миру Божественному, смеет ли он смеяться? Он все смеет, – отвечал на свой же вопрос Таумлер, – но только каждую вещь он показывает в Высшем свете; он не берущий, но дарующий; он, улыбаясь, дарит духовную энергию, – которая есть радование и ликование как причастие Лику-Без-смертному. Кование Лика – ликование, песнь… Он улыбается улыбкой богов – не предъявляя зубов!
Высокие чувства далеки от хохота, который сотрясает низшие сферы невидимого и видимого… живота. Потому и неприятно видеть трясущиеся пупки, что это есть работа “насоса” по откачке жизненной энергии зрителя…

ОТВЛЕЧЕНИЕ ОТ СХЕМЫ
– Воин борется с этими “черными сущностями”? – спросил я…
– Мы не выступаем на площадях! – Таумлер весело посмотрел на меня. – Мы, Воины Бога, чаще всего делаем свое дело незаметно…
Есть разные войска различного назначения, – это в любой армии наземной, – грубое повторение плана Надземного… Есть, например, как ты знаешь, “воины Будды”… Они проходили между жилищ людских, призванные показывать наглядно законы Возмездия…
Как те6е сказать… (Таумлер смотрел на рисунок, а не на меня.) Все свершается по своим путям, все, имеющее причину, – возвращается к ней. Таумлер отвлекся от схемки и кивнул в сторону, где я увидел пьяного человека, упорно старающегося идти куда-то по прямой… – Как подвыпивший “алконавт” постоянно возвращается к кабаку! Добро приходит к добру, зло приходит ко злу, и по своим траекториям, и в свое время. Эти законы, эти пути и эти сроки отличаются от нашего, людского понимания их, потому мы как бы живем в параллельном мире, хаотическом, в мире наших ложных воззрений на себя самих и на космос…
Люди не видят многого (здесь Таумлер указал тросточкой почему-то на схемку), но они не видят и самого главного: не видят Проявлений Бога… Не видят красоты и гармонии, равновесия и справедливости. Они не видят закона Воздаяния или Возмездия, потому что мало кто думает о Без-смертии, мало анализирует дела свои… Каждый год ожидают большого урожая от Земли, при этом не проливая своего пота при ее обработке, вернее, не говоря на ее языке! – ждут взаимопонимания… И даже не сея семян добрых – жаждут урожая богатого и доброго!
Люди душевно слепнут и все более и более отчаиваются – в слепоте своей, они надевают как бы дымчатые очки – и вот вокруг всё им представляется серо-дымчатым, как в аду, – и сами они постепенно начинают жить по законам ада.
Воины Будды, – а я не есть воин Будды! – (позже узнаешь – кто есть Я) – были призваны показывать Законы наглядно: приходили туда, где вершилась несправедливость – и тогда, когда зло явно показывало себя – воины явно пресекали его! Да, воины Будды в старые времена изгоняли разбойников на большие расстояния от монастырей, и люди тянулись к монахам, стараясь поселиться вблизи столь “благих мест”…
Но “пресекать зло” может лишь тот, кто очень далеко видит как “вперед”, так и “назад” во времени: ведь часто бывает так, что человек, спасенный другим от грабителя, – приходит к своему горящему дому. Потому что, если к человеку приходит Возмездие за сделанное когда-то им злое дело – оно, “эхо зла”, должно настигнуть этого своего “породителя” либо в образе грабителя, либо в стихийном бедствии – пожаре или буре, либо в болезни…
Справедливые пути видит только просветленный, и я не буду забивать тебе голову теми вещами, которые ты не поймешь сегодня, но, надеюсь, поймешь позже.
Таумлер спокойно посмотрел на меня и продолжил:
– Да, мы чаще всего делаем свое дело незаметно, но люди видят, что зло наказывается – и вера их в справедливость, готовая вот-вот угаснуть, – возгорается вновь. Из этой веры в Закон справедливости вырастает и вера в Бога: значит, надежда на лучший мир и любовь.
О, если бы возможно было улучшить мир – не улучшая человека внутри! Но только совершенный Внутри себя – видит Совершенство и достоин Совершенного мира. Сказано, что “Царствие Божие внутрь вас есть.”
Воины имеют разные “задания”, но, так или иначе, наши действия проявляются, и у нас появляются ученики: так не прерывается Цепь Восходящая, связующая своими Звеньями Воинов Духа – с Первоначальным Звеном, которое есть “около-Я” Бога…_
– И сколько же воинов в вашем воинстве? – спросил я не совсем иронически, но и не совсем серьезно.
– Бывает, что несколько лет один воин не встречает другого, – спокойно отвечал Таумлер, – когда же они встречаются, они не производят громких звуков и не идут в кабак (Таумлер серьезно посмотрел на меня). Они радуются внутри себя, и один видит радость другого – и тем умножают радость друг друга… Они не теряют и не приобретают времени в разговорах, ибо каждый имеет свое дело и не мешает другому делать его дело. Эти “дела” связаны в одно, как несколько полков, участвующих в одном сражении. Ведь “враг” один – неразумие: дорога разрушения… Конкретнее узнаешь затем…
Кроме того, воин есть воин, и каждый имеет свой чин, звание: Свое Имя!
Одновременно же – все равны пред лицом Бога, как Звенья Цепи, связующиеся друг с другом. Вся же Цепь восходит к Первоначальному Звену (Таумлер указывает на схемку), очерченному Господом Вседержителем “около-Я” Своего. Друзья Бога составляют эту незримую Цепь.
Ее “звенья” – это великие отшельники, святые, это великие “йогины”, это пророки, великие Ламы, монахи, – и это мы, Воины!
Восходим выше тем, что очищаем и высветляем свои качества: молитвами, чтением Святых книг, Любовью к Царю и Царице Небесной (это Он говорил – внимательно глядя “внутрь” меня, спокойно и серьезно), занятиями искусствами. Другие есть занятия, тебе пока непонятные, – но тебе понятно, должно быть, – что такое “чистая” пища и “чистое” поведение.
Во всех своих телах надо очищаться, омываться Живой водой, чтобы не утратить подобия Божьего, – и для каждого тонкого тела есть соответствующие пища и занятия, “гимнастика”!
Нам никто не присваивает нашего “звания”, – просто из-за того, что становимся более и более чистыми, “прозрачными”, – мы становимся способными выдержать Свет большей яркости – б л и ж е представляясь Дому Бога. Кстати, “звание” – Имя! – “как Звать”.! Но пока не будем об этом говорить и обратимся снова к нашей схематичной картинке, которую советую запомнить, ибо она пригодится!

ГОРНЕЕ ОКО
– Кроме этого малого круга, – продолжал Таумлер, – есть и другой Круг, очерченный Господом (Таумлер рисует нечто похожее на большой овал вокруг рисунка), как ограничение Своего, на нас, внимания, или влияния – как граница Его Вселенной, – хотя границ и нет, – но есть грани нашего вмещения, как ты, я надеюсь, понял.
Итак, наша Вселенная, время-пространство, и времена-пространства нашего развития – между этими кругами, то есть сферами в трех измерениях. Какую меру света, силу энергии сможешь выдержать своим телом, своими тонкими телами – это и будет твоя координата на плане нашем!
Эта же координата отмечена и на небе – или как хочешь называй иерархию миров у тебя над головой, которые рождаются и внутри тебя… Если хочешь знать суть – то знай, что координаты эти присутствуют некой световой точкой на “дисплее” у Бога… Не у Самого! – если говорить корректнее, а у “спецслужб” Высших, о которых не говорю сейчас…
Ты многое оценишь иначе, – когда хорошо уяснишь, что настрой каждой сущности являет свою координату на этом “дисплее”, – потому нет тайн для Горнего Ока! Наше “поле брани” видно сверху, и наша внутренняя суть щеголяет “звездочками на погонах”, – которые мы хотели бы держать в тени и в тайне…
Наше тайное Имя вышито на “погонах”, с которыми мы рождаемся, и очень-очень часто Господь – не Сам, но чьей-либо рукой срывает с нас эти погоны, которых мы недостойны: по сути же – мы сами лишаем себя своего звания Человека… Но это особая и сложная тема, и пока оставим ее. Прояснилась ли теперь задача твоя, Метоус? – неожиданно окончил наставления Таумлер.
– Продвижение ближе к Центру! – отчеканил я.
– К Центру, к более высокому заряду Духа, но – как? – спросил мой Учитель.
– Ну, – я пожал плечами, – надо развиваться, “накачиваться” энергией, наверное, как я “качал мышцы” штангой…
– Снова та же твоя ошибка, и если ты будешь далее так рассуждать – тогда ты пропащий человек! Пока тебя спасает только – честность: ты, хотя бы, не обманываешь себя! Помнишь ли, негодный ученик (у Таумлера интонация “строгой учительницы”), что я тебе вчера говорил о “черном юмористе”, который может очень сильно “пинать”?
– Ну да, после такого “пинка” долго летишь. Но – вниз.
– Вспомнил! А теперь вспомни школьные свои уроки. Пойми, – включи свой механизм понимания сути – тогда тебе не надо будет пассивно запоминать или вспоминать, – останется только активно и правильно действовать.
Вспомни строение атома, ядро и различные орбиты электронов: не правда ли, наш рисуночек похож на планетарное строение атома? Планетарное: законы едины, и умей лишь находить это единство…
Когда электрон “перескакивает” на более близкую к центру и ядру орбиту – он отдает квант энергии, – не так ли? Отдает своему окружению, дарит! – и делает шаг к более высокому качеству энергетики, “ближе к центру”” – меняет строение!
Если ты не берешь, но даешь окружающим, – Господь приближает тебя к Себе! – вот тайна “за семью печатями”, настолько простая, – что только “простаки” становятся святыми. “Благо-дать”, не есть благо взять!
Разумей геометрию мира Без-смертных: себе – значит мимо Себя; Другому – значит себе! Какая-то обратная перспектива, не правда ли, – миры эти между нами, не где-то далеко… Ну так, уточнил свою цель, Метоус?
– Удалил: по “обратной перспективе”! – ответил я.
– Проявляешь способности, – улыбнулся Таумлер, – если хочешь стать “ближе к Центру” – очень круто удали от себя “черного юмориста”! Не разменивайся на мелкоту, выходи на самого, что ни на есть, “черного юмориста” – и сделай только один Удар, длиною в жизнь.
Это и есть посвящение: посвящение своей жизни Богу.
Это есть У-дар: дарение энергии: оживление того мертвого, который “мертвой хваткой” тянет тебя вниз.
Это Дело воина Бога, Метоус! – будь моим Учеником.

СНОВА ПОПРАВЛЯЮ ПРИЧЕСКУ
У-дар… Однако, я вспомнил один случай, говорящий о том, что Таумлер мог не только рассуждать по картиночкам, но и бить. Короче, мы тогда вышли на утес, откуда открывалась широкая панорама окрестности. Была видна часть дороги, поле, в дымке были видны леса и в сером дыму далекие городские кварталы…
Внизу было то, что должно быть внизу, под Холмом. В стороне блестела извивами река, близко летали птицы, и все это было прекрасно…
Но чтобы любоваться панорамой, надо было подойти к самому краю утеса, и Таумлер показал мне в этом пример… Я овладел собой и рядом с Ним примостился на камне, предварительно испытав – не качается ли? Глянул вниз по вертикали – и понял, что смотреть туда больше не надо: крылья у меня еще не выросли!
Мы о чем-то говорили, я не помню, о чем именно, – это было несущественно. Таумлер стоял, как всегда, очень ровно, справа от меня, на самом краю пропасти, и увеличивал вертикальный отвес на высоту своего роста..
Внезапно Он умолк, и краем глаза я увидел, как положение Его тела трансформировалось в наглядно-боевую стойку. Я повернул к Нему свое лицо – и в ту же секунду молнией мелькнула Его правая нога в одном дюйме от моего лба – волной воздуха омылось мое лицо, и волосы упали на глаза… Раздался тихий свист рассекаемого воздуха – и в следующее мгновение кулак Его правой руки замер в миллиметре от моего лба – и вернулся назад, обдав меня еще одной воздушной волной…
– Да, да, спасибо за веер! – действительно, немного душно, – проговорил я, глядя сквозь свои волосы Таумлеру в глубокие глаза. Его лицо излучало саму невинность. Ничего себе – шуточки!!!
Я поправил прическу и пошел прочь от пропасти. Некоторое время мы шли молча. Таумлер, как ни в чем не бывало, покручивал в воздухе своей дурацкой тросточкой… Тут я только почувствовал холодок своей спиной и спросил как можно спокойнее:
– А если бы я дернулся?
– Тогда бы ты не был моим учеником, – еще более спокойно сказал Таумлер. Большего спокойствия нельзя и вообразить! Я немного подумал и сказал:
– Мне кажется, тогда я бы уже не был ничьим учеником!
– Ну, почему же, – отвечал Он, – ты был бы учеником смертных. Человек всегда – чей-либо ученик.
Я тебе доверяю – и ты мне вполне доверяешь, в чем мы сейчас и убедились. Только и всего!
Ты выдержишь Удар-длиною-в-жизнь.
Пойдем выше, мой Друг! (Тогда Он впервые меня назвал своим другом).

Рассказ четвертый

ТЕНИ-НЕТ,
или “Не приделывай змее ноги!”

(Здесь я расскажу расскажу о том, как мы продолжаем восхождение на Холм, и Таумлер начинает излагать основные принципы Астрального айки-до; он говорит о ненарушении естественного порядка вещей и вообще о неучастии в “земных играх”… Говорим и oб Acm-карате, и, в частности, о многом другом…)

КРУТАЯ НЕВОЗМУТИМОСТЬ
– Ходи всегда по кривой, тогда всякая пущенная в тебя стрела пройдет по касательной. Она, прямолетящая, уйдет рикошетом от твоей кривизны, – говорил Таумлер, то ли шутя, то ли серьезно, и как бы иллюстрируя свои слова, он бросил тросточку левой рукой так, что та ударилась о дерево, отлетела от него, попала в другое дерево – и приземлилась на тропинке впереди нас.
– В природе нет прямолинейного движения, оно искусственно – как падение (здесь Он выразительно посмотрел на меня). Прямолинейно только отвесное падение. Отвесное… – ответное! – Как ответ на нарушение правоты Космоса: это дорога гибели.
Большинство ударов карате-до прямолинейны, айки-до же – и закручивает, и раскручивает, оно вписывается во вселенские сферы, ее траектории, не нарушает естественных путей. Оно владеет энергией Целого – и “проявляет” все пути. Потому этот стиль и непобедим.
Ты научишься круто уходить своим чувством в мысль – от эмоциональной атаки на астральном плане. И ты научишься круто уходить своей мыслью в дух – от атаки энергией мысли на ментальном плане. На этих планах действуют твои тонкие тела. И не важно, как их называть: “план”, “уровень”, “тело”, “аспект”… Учу понять суть и помнить, что полная невозмутимость есть как бы круг или сфера, то есть самая круто-изогнутая вещь, и она совершенна. Она “непробиваема”.
Будь невозмутим, если хочешь быть моим Учеником! Держи тела свои вертикальным порядком…
Я бил круговой удар – “маваси-гири” в твоем карате-до. – И этим круговым движением я бы тебя не сбил в отвесное падение, – тем более, что бил правой ногой, в сторону от пропасти. Но если бы твои тонкие оболочки были не в порядке – ты бы дернулся, потерял невозмутимость – и потерял бы меня… Но это я к тому, чтобы не принимал близко к сердцу этот пустяковый случай. У нас нет времени, я тебе явил сам принцип – что и как случается в жизни, и что значит доверие между людьми, – говорил Таумлер, шествуя рядом со мной.
Да, однако, выбил Он тогда, на краю пропасти, какую-то… дрянь, засевшую внутри, в астральном или каком там еще теле!

ВОЙТИ В СОЛНЦЕ
Таумлер указал на землю позади меня:
– Почаще оглядывайся и смотри, не оставляешь ли ты за собой тень.
Я оглянулся и внимательно посмотрел позади себя:
– Тень или следы?
– Подумай сам, есть ли разница. Не листай меня, как словарь с двумя тысячами страниц, я странник без страниц: являю качество, а не количество. Сказал достаточно.
– Понятно, – сказал я, – “тень” – качество, а “следы” – количество!
– Не в том суть. Будь еще внимательнее, я не говорю лишнего. Если сказал: “Оставляешь за собою тень”, – значит, ты идешь к источнику света. Не так ли?
Пусть твоя тень всегда будет позади: это хотя бы указывает правильное направление. В идеале же – тень твоя должна исчезнуть: не потому, что ты станешь “призраком”, как в бабушкиной сказке; не потому, что исчезнет источник света, – но потому, что ты сам станешь Светом, войдя в Солнце.
Это самая дальняя задача, но всегда имей в виду эту Цель: иной Цели не может быть – кроме этих Врат Господних. Если не аккумулируешься в свет – развеешься прахом!
Тени-неТ: читай туда и сюда – уже нет разницы в направлениях. Без-смертное вездесуще, не преграждай ему Путь своим телом.

СЕЯТЕЛЬ И ЖНЕЦ
– А следы твои остаются во прахе, – продолжал Таумлер, – так что они исчезнут вместе с ним. Но лучше не оставляй своих следов – и я тебя научу этому; следы – это “часть”, а не “честь” твоя, – и эта часть тянет тебя назад.
И более того, тебе рано или поздно, а вернее сказать, в свой срок – предъявит счет все то живое, на что ты наступал, что попирал ногою своей! Ибо, когда человек наступает на живое, он отбирает у себя частичку жизни…
– У себя? – спросил я, потому что удивлению моему уже не было гранил,
– Именно! – у энергетики своего Имени. Вот “великая тайна”, о ты, каратист! Тайна всех твоих неудач и неизбежности поражения: ты сам убиваешь себя руками других.
Слушай, нерадивый смертный, – я же тебе сказал о геометрии мира Без-смертных: “… себе – значит: мимо Себя, Другому – значит, себе!” С точки зрения здешних художников жизни, это “обратная перспектива”, но мы скажем как о перспективе Астральной.
Мастера воинских искусств владеют этой Аст-перспективой – и побеждают до того, как вступят в реальную схватку. Потому что до этого они победили самих себя; ту часть свою, которая отбрасывает тень не в ту сторону;
ту часть свою, которая оставляет следы на живом;
ту часть свою, которая касается смертного и смерти, пресмыкаясь во прахе, – часть, которая не является Честью…
Ты со временем поймешь, как это делается – постепенно постигая, что такое “не-деяние”, это мало кто понимает… А пока почаще оглядывайся – чтобы посмотреть, оставляешь ли ты позади себя семя смертное.
Ибо: геометрия Вселенной такова, что, элементарно говоря, она замкнута Волей Творца – так что, идя прямо, – ты делаешь Круг, возвращаясь на свой же след и пожиная то – что посеял…
– Пожинаешь, – устало повторил Таумлер, – или прах, или свет!
– Сам себе готовишь или поражение, или победу, – понятливо кивнул я, – и никто другой.
– Именно – в зависимости от выбранного направления! Но – всегда ступаешь на самого себя – по завершении определенного и своего круга – пока ты не в Центре… Пока не удостоился Чести быть призванным в Дом Господень.
– Чтобы запомнить врага в лицо, – неожиданно добавил Таумлер, – почаще смотри в зеркало!

КАКОЕ ЗЕРКАЛО РАЗБИВАЕТСЯ
– Ладно, а что же такое Астральное карате? – спросил я, записав последнюю фразу о зеркале, – где-то мне приходилось слышать об этом.
– Это разбрасывание себя частями по всему свету… Если в астральном плане – значит, по астральному свету, – Таумлер насмешливо поглядел на меня, – и так далее, – на все четыре стороны! А потом собирание самого себя – по тем же путям, но в другую сторону. Так поступают “черные юмористы”. Клоуны на арене, бьющие зеркала…
Таумлер подошел к берегу, наклонился к реке, смешно наморщил нос и постучал тросточкой по своему отражению в воде…
– Можно ли заставить разбиться это зеркало?
Или ты играешь простака, или настолько влюблен в свое карате, что эта любовь закрывает тебе глаза, – Таумлер опять внимательно смотрел на меня, – я же тебе только что говорил об оставлении следов и о семени… Когда ты подавляешь, искажаешь, уродуешь или убиваешь чужую мысль, чувство или слово, – как это происходит в Астральном карате, – то ты так поступаешь с самим собой: тебе это до сих пор неясно?
– Понятно, конечно, – отвечал я, – только я хотел уточнить, почему то, что ты… или сказать лучше – к а к ты иногда что-то мне объясняешь, – тоже бывает похоже на это самое карате…
– Ты прав, похоже. Но только – “похоже”! Было бы “похуже” – если
бы я применил настоящее карате. Бывает – надо! Я же сказал тебе, что буду идти от твоей точки – чтобы посте – пенно ты перешел на мою. Эта же точка не только в том месте около среднего проходного двора, где мы повстречались, – она же есть точка твоего мировоззрения, точка зрения, а также качество твоих эмоций, знаний, вообще – самочувствия.
Пока ты себя чувствуешь каратистом – всюду будешь видеть карате-до. Вообще-то трудно вписаться в твой комплекс прямолинейности.
– Так уж я и комплексую!
– “Комплексует” система карате, а ты – часть этой системы… Я же сказал – это искусственное, это изобретение человеческое, для какого-то периода своего “не-до-человеческого” развития. Для иной ступени – иное “карате”… Пора бы сказать “До свидания, мы переходим в следующий класс!” А “остаться на другой год” – это очень долго в космической “школе”.. Вообще-то, это называется – гибель. О Смерти еще поговорим.

{mospagebreak}

НЕВАЖНОЕ И ВАЖНОЕ
– Астральное айки-до – это “следующий класс”?
– Да, но это не высший класс! На самом же деле это тоже – искусственная вещь, просто высшее искусство борьбы. Сама “борьба” – вещь искусственная, вот в чем дело.
– Говорят: “Жизнь есть борьба”.
– Это нечто искусственное. Искус! Смертное посягает на Без-смертное, низшее на Высшее. Искусственное на естественное посягает.
– Всегда так? – спрашивал я, не зная, что спросить…
– С некоторых пор, когда Землю сильно ударили, – об этом… нет времени теперь говорить.
Теряя время – убиваем возможности, поменьше рассыпай своих вопросов, долго думать будешь – как собирать потом эту мелочь…
Сейчас смена Эпох, и ветхое посягает на новое, Уходящий – на Приходящего. Так всегда бывает при смешении… не-смешном – при смене Эпох. Вот в чем дело.
– Побеждает Приходящий? – осмелился я на следующий вопрос.
– Побеждает более светлое и легкое – оно просто естественно остается “сверху”, когда грубое и тяжелое уходит, “упадает” – в осадок; среди “человеков” побеждает Влюбленный!
Это тема всего моего научения тебе – потому поймешь, только достигнув моей точки, и не ранее. Вот в чем дело! – Не опережай событий и не сжимай в своем кулаке цветок, из которого в срок должен явиться плод!
– Хорошо, – сказал я, и отпустил ветку яблони, которую наклонил – вдыхая аромат распустившихся бутонов. “Неужели это так взволновало? “Вот в чем дело, вот в чем дело!..” Какое уж там насилие – наклонить ветку к своему лицу? – рассуждал я. – Или Ему не понравилось, что я невнимательно слушаю речь на столь высокую тему? Напротив, меня это очень и очень интересует; просто такова моя манера – при самом важном – что-то делать “неважное”. Не подавать виду, что самое главное сейчас – борьба!”…
– Это не похоже на то, что ты привык понимать под словом “борьба”, – прервал Таумлер мой внутренний монолог, и я вру, если не вздрогнул внутри себя: – потому что снова показалось, что Он просто читает мои мысли, – айки-до не совсем понятно с первого взгляда. Астральная же борьба – совсем невидима!
Если Аст-карате заметно тем, что нарушает своей прямой жесткостью естественную текучесть, – то приемы Астрального айки-до невидимы именно в силу своей естественности, “вписанности” в космический круговорот… Название чисто условно. Для узких рамок твоего знания и понимания – пусть танец Победы будет называться Аст-айки-до: красивые такие два “А”!
Пока этого достаточно.
– Ну, допустим, не такие уж эти рамочки и узкие, – сделал я смешную попытку защиты. Как-никак, и карате, и йога, и философия, и… я же в храм не просто хожу, начал изучать все эти дела.
– При всем этом через узкое окошко ты смотришь в мир, и это окошко – есть зеркало. Вот в чем дело: ты закрываешь собою вид на Вселенную!
Пока ты болеешь и так далее, пока на тебя нападают в подворотнях – ты владеешь очень узкими рамками, в которые вставлено обыкновенное зеркало. Ты вообще в маленькой комнате… Не твоя вина: таковы меры, стандарты века уходящего, таковы стереотипы эпохи.
– Стерва-типы! – брякнул я.
– Попадались такие? – сочувственно отозвался Таумлер и продолжал мысль:
– В маленькой комнате… Однако, душно! – слегка приоткрывается фрамуга и проветривается помещение… Это называется “Учение”: что-то вроде сквозняка!
Астральное айки-до научит не замечать стен вообще, оно не знает преград… Солнце и тихий прохладный ветер… Бог явился древнему пророку как “тихий прохладный ветер”, а вовсе не как сквозняк!
– По-моему, это пророк Илия Фесвитянин, – блеснул я знанием.
– Именно Фесвитянин! Воля Бога не знает преград, искусство Воина – ощущать Волю Бога!
Искусство, Метоус, – это не ремесло, ему не учатся – им владеют. Победитель не борется! Борется обреченный. Победитель – обрученный, он есть тот Влюбленный, о котором я тебе сказал, – но требуется великое понимание великого дела Любви!
Кто достоин входить в Дом Бога? – Друг! И тот, кто делает Дело Бога! Оживление, Метоус, оживление. Ласково бери руку, которая тебя хватает цепкой хваткой города мертвых – и переводи его через стену – вон из этого города обреченных! – на свободу, к Истине Освобождения от смерти: пусть он откроет свои глаза на Преображение!
Таумлер перестал говорить, но голос Его какой-то стоящей волной еще звенел в воздухе, казалось, соединяя небеса и землю. Такой интонации я не слыхал никогда раньше.
Через некоторое время я произнес, с заметной долей вопроса в голосе:
– Дело Христа…
– Дело Христа! – поставил восклицательный знак Таумлер, – а ты что, предпочел бы дело врага Его, – спокойно проговорил Он, глядя сквозь меня, – а, Метоус?
– Нет, но… знаешь, говорим о борьбе, и вдруг… Христос!
– “Борьба”! Потому и сказал – откажись от своих представлений о борьбе в объеме подворотни! От ложного отказаться – оказаться вне нашего города приговоренных…
Повторяю: тех троих “напустил” на тебя Враг – и этот же “Враг” – внутри тебя, это твое смертное олицетворение, вернее – олицетворенное мертвой троицей, подлежащей оживлению…
Ты с “Врагом” встречаешься теперь – потому что встречался когда-то, возможно – очень давно – идя по Кругу. И на прежнем Круге ты этого “Врага” сделал сам: теперь сделай его Другом! Все тобою здесь встреченные – прежние знакомцы твои, и в астральном мире, и выше…
С другой стороны, ты, возможно, отдал им должное – потому что они на каком-то из прежних Кругов повредили тебе… Но Воин не должен требовать какой-то там уплаты долгов, он великодушно прощает всему миру, ибо владеет целым, – ибо владеет собой! И не теряет себя.
Но уже поздно думать и так! – Какая разница, Метоус, кто за кем гоняется по Кругу? – ведь “Круг” этот остается позади: конец Эпохе – вот что аннулирует прежнее качество, – создавая Новый Круг иного качества; так бабочка отличается от гусеницы; хотя вчера еще пресмыкалась, – сегодня она летает!
Сегодня… нет, – “завтра”! – сказал Таумлер, внимательно глядя на меня, – сегодня мы играем с тобой “в куколки” (я тоже внимательно посмотрел на Него). Внутри куколки совершает червячок великое таинство преображения себя в летающее создание, не так ли? Червячок, как таковой, умирает – но он не погибает, – он улетает – воскресший – в Сад!
Понял ли ты, друг, что ты должен был воскресить ту незабвенную троицу в проходе – как часть самого же себя! – чтобы не остаться пресмыкающимся в том Круге мертвых, не уйти в “естественный отбор”, не “выпасть в осадок” в нашем большом “Сосуде”… Ибо как Враг – так и Бог – внутри тебя! – и Бог имеет Слово!!!
“Слово!!!” – в устах Таумлера было твердо и сияюще, как алмаз. И то, что Он сказал позже, – показалось тихо:
– А что ты с ними сделал?
– С теми тремя? – Ну, ты же видел…
– Ты их “вырубил”, и что это значит? Это дело Христа или Врага Его?
– Получается, Врага…
– Так что же за борьбу ты ведешь?
– Ну, это было тогда… Вчера!
– Но ты и сегодня так думаешь! Не вчера ли я тебе объяснял, в борьбе каких сил мы все участвуем? Ты должен понять, хотя бы, что убийца обрекает себя на заключение в этом городе мертвых на неопределенный срок; и я бы тебе объяснил эти сроки, но дело в том, что весь наш диалог стоит под вопросом.
Если я Учитель – значит, ты не Ученик. Или, если ты Ученик – значит, я не Учитель! Кто же я?..
– Не могу же я за один день научиться!
– “Вчера” – это уже другая Эпоха: уходящая. Запомни это – и не прыгай в пропасть этого “вчера” – пока у тебя не выросли крылья.
– Не надо меня так сильно бить: я же еще сла-абенький! – протянул я, состроив жалобную физиономию.
– А почему же ты не сказал этого тем троим?
– Ну, Ta..! (Я не знал, что ответить, и запнулся. Получилось – я впервые назвал так Таумлера, и это краткое имя Ему пристало.) – Что это значит? – я улыбнулся, потому что Таумлер выглядел необычно: правая рука, вернее, ладонь приставлена к губам, а левая – к макушке…
– Это – хохолок (Та пошевелил пальцами левой руки), а это – (Та “поболтал” правой ладонью) – язык без костей! Я есть попугай.
Мне приходится повторять одно и то же: это потому, наверное, что ты хочешь видеть меня попугаем. Я к вашим услугам! – Друг зашевелил всеми десятью пальцами, и мы вместе рассмеялись…
Я же сразу сказал, что нельзя предугадать никакой Его реакции.

НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ
Не помню, в тот ли день, или позже, – состоялся диалог:
– При всяком военном действии что главное? – Таумлер, задавая вопрос, обращался прямо ко мне, но смотрел своим “коронным” взглядом: не то мимо, не то сквозь меня.
– Наверное, уверенность в победе!
– Нет.
– Ну, тогда надо уточнить вопрос – кто начинает войну?
– Неважно.
– Главное при всяком военном действии, – сказал я, как бы отвечая урок, – расчет и полная мощь удара.
– Нет!
– Ну, уж не знаю… Хитрость, маневр?
– Нет и нет… Я же тебя учу – “думай” всеми планами, не только мозгом. Твои тонкие оболочки имеют свои органы, “думающие” поточнее плотного тела. Посвободнее…
– Я… – я просто пожал плечами, и Таумлер сказал на это:
– Интегральный же ответ таков: при всяком военном действии главное – неучастие в этом действии. Установка такая:
“Я сейчас не смотрю в твои глаза. На зримом плане бытия всякий взгляд вызывает ответный взгляд и противодействие несовершенств: “Кто – кого?” Так поступают смертные. То же – на незримом плане.
Я не участвую в этом диалоге глаз, твои энергетические “арканы” меня не заарканят, я – свободен духом принадлежать Духу.
Свободный – Победитель. Имеющий все!
Я держу тебя целиком в своем поле зрения и не участвую в твоей игре. Игра есть бой, и бой есть игра, в которой нет Победителя.
Я, освобожденный от твоего влияния, от навязанных тобой – или миром – “правил игры”, – являюсь самим собой… Тот же, кто является самим собой – того охраняет Сам. Цельного охраняет Цельный…
Естественное! Ты разобьешься о Целое – если нападешь на меня: ибо я не участвую в военном действии. Всякое у-частие есть часть как распад Единого, значит – поражение. Неестественное обречено.
Я – победитель: присоединяйся к Победе, мой Друг!”

ИСПРАВЛЕНИЕ ОШИБОК
Следующий случай я тоже упомяну в этом рассказе, потому что он связан с темой “вписанности” айки-до в естественные пути космического круговорота, – как выражался Таумлер… Собственно, это и не “случай”, а очередное поучение Учителя – в связи с какой-то вещью или явлением. Мне кажется, правильнее назвать само наше общение – одним большим Случаем… если бы это не было Закономерностью!.. Это произошло, когда мы переходили реку.
– Пойдем на тот берег! – воскликнул Та, когда мы уже достаточно нагулялись по эту сторону. – За мной! – и Он оттолкнулся от земли, подпрыгнул – оттолкнулся одной ногой, как мне показалось, от воды – и приземлился на том берегу на свои две, да так, что я не заметил никакого следа на песке…
– Что ты та-ак на меня смо-отришь? – произнес Таумлер, несколько растягивая слова, так, что это производило комичный эффект…
У меня, видимо, был открыт от удивления рот. Я наклонился и принялся закатывать штанины.
– Когда ты удивляешься тому или иному природному явлению, – говорил Та, прохаживаясь по тому берегу в ожидании моей переправы, – то напоминаешь мне того чудака, который приехал из северной стороны (Он так и сказал – “стороны”) и впервые увидел змею. Он долго, потрясенный, смотрел на свернувшееся кругом божественное создание, и наконец приобрел его. Как ты думаешь, для чего? – вопрошал Он, глядя, как я разуваюсь… – он много сил потратил затем, чтобы спаривать ее то с ящерицей, то с сороконожкой, – продолжал мой друг с шутливо-задумчивой интонацией, – чудак пожалел лишенное ног благородное пресмыкающееся. Он думал, что змея несовершенна, но несовершенен был – он!
– Не укусила она его? – улыбаясь, спрашивал я, переходя реку с поднятыми руками, в которых были кроссовки.
– Сдается мне, – начал было Та… – Нет, никому не сдавайся, даже мне! – неожиданно закончил Он так и не проявившуюся мысль, – и далее отвечал уже на мой вопрос:
– Он захотел исправить “ошибку” природы и был достоин укуса с ее стороны. Но он был добрый малый, и ему повезло, что эта змеюка не оказалась королевской коброй: она бы показала ему “сороконожку”!
Яд – достойное средство для неразумных, чтобы излечить их: ибо есть нечто болезненное в навязывании своего недостаточного понимания миру, в попытке “исправить мир”. Законы развития не нуждаются в особых “ногах”, ведь они миновали ту стадию несовершенства, когда есть возможность споткнуться. Природа – самый великий “каратист” в борьбе… за качество! – Таумлер смотрел на меня и улыбался.
– Надевай свои ботинки и не приделывай змее ноги! Пойдем выше, мой Друг.

Рассказ пятый

НЕПРОБИВАЕМАЯ СТОЙКА,
или “Ты здесь, но ты – Там; ты там, но ты – Здесь!”

(Здесь я расскажу о том, как мы продолжаем восхождение на Холм, и Таумлер учит меня приемам поведения, таким, “чтобы не сломаться”; затем объясняет правильную боевую стойку, без которой невозможно стать Бессмертным… В частности, говорим “о женщинах”.)

ЛИЧНЫЕ ТРУДНОСТИ
– Вписывайся в космический круговорот, не задевай углов, – произнес Та, когда я ударился головой о какой-то выступ, – ты разве не знаешь, что пространства Вселенского для тебя ровно, ровно столько – сколько нужно совершающему Путное Шествие? – и добавил еще более легким тоном, – ровно по твоим габаритам!
– А я, может быть, ударился тонким телом! – “шугнул” я.
– Звук не был очень тонким, – продолжал в том же тоне Та, – но ты не знаешь разве, что и свет наполнен пространством, – так что там есть, где развернуться. И время наполнено пространствами. Так что – смотри не только “в оба”, но и всеми органами своего существа. Далее Он говорил ровно и серьезно:
– Мы находимся Здесь-и-Сейчас, но знай теперь, что каждый твой шаг – твой ответ на вопрос о цели движения Галактики, Солнца, Земли и тебя на Земле.
Вообрази, твой шаг – продолжение пути, допустим, такой вот длительности: позади этого мига – восемнадцать миллионов лет; позади этого шага – восемнадцать триллионов километров – сообразуй дальнейшее движение с этим!
– Попробую, конечно! – сказал я, приставляя ладонь к глазам и как бы вглядываясь вдаль…
– Неумение видеть – это самое большое несовершенство, Me! (Так меня иногда называл Таумлер в отместку на мое “Та”; называл Он меня еще и “Мет”, и “Метик”, и “Метр”…) На пути много всяких энергетических ловушек и преград…
Разрушая замыслы “неприятелей” – не допустишь схватки. Внутри себя все удары провидь, пронеси, прими, заблокируй, зеркально отрази – тогда ничего наяву, вовне с тобой не случится. Задача эта весьма трудная, и можно только тем и заниматься, что участвовать в военных играх! – Это не для нас: у нас же нет времени разматывать эти клубочки и развязывать узелочки. Научаю тебя не бороться – но побеждать.
– А это легче или труднее?
– Нет ответа на твой вопрос. Наверное, знаешь термин – “измененное состояние сознания”? – Изменись, соверши измену прежним попутчикам на улицах мертвых.

О “ДЖЕНТЛЬМЕНАХ УДАЧИ” И ДР.
– С башни видны тупики улочек, – продолжал Таумлер, – а с Холма еще больше видно… Все-таки, зная несколько приемов Аст-борьбы, спокойнее чувствуешь себя во всяких вратах входа и выхода, и ты узнаешь это; но помни – сворачивай круто энергетические линии-присоски нападающих энерго-вампиров – не принимай участия в их замыслах вообще!
Не отзывайся на оклики – не отвлекайся от Влекущего Горнего Гласа… Все подобно грубому плану: например, останавливают тебя не для того, чтобы просто ограбить или избить, – это внешний “эффект”, скрывающий пол собой внутренний “аффект” вампирического экстаза.
То есть: главное – откачка твоей энергии, которая происходит при сильных чувствах: страха, радости-хохота, страдания и тому подобных. – Поэтому прохожего всячески пугают, провоцируя его на “выход из себя” – и присасываются к открывшимся энерго-венам… А грабеж или избиение – так сказать, “для порядка”, для развития действия спектакля… Причем, сами “актеры” могут и не знать этого внешним умом, самообманывая себя, надевая маски “джентльменов удачи” и тому подобных хулиганов.
Ты должен разбить эту их установку, этот их мираж: без него они – бессильны! Войди в их зону прежде, чем они в твою. Сам сверни в их сторону, подойди и попроси “закурить”, или еще что, а самое действенное – спокойно посочувствовать, намекая, приоткрывая истинное положение вещей, например: “Не нужен ли я вам? – Мне кажется, я вам не пригожусь!”.. Ведь правда – единственный ключ, открывающий любые двери входа и выхода.
“Бери быка за рога” – это так называется! Скатаешь в рулоны их энерго-щупальца – и не будет проблем, и вы разойдетесь приятелями. Пойми суть: они рабы Главного Вампира, сидящего где-то в тонких инфра-мирах, – и освободи рабов!
А с этим черным Вампиром – неважно, как его называть, он без личного имени, – ты встречаешься внутри, то есть тонким телом, – и посылаешь его… подальше, заявляя, что Бог твой – Свет и Любовь!.. То есть, сначала ты побеждаешь – внутри себя – Агрессивное Существо, ставишь все на свои места, наводишь порядок. Затем – вовне.
Эта модель – на многие случаи жизни, умей лишь ориентироваться между трех огней: Белым, Черным и Маяком твоим, той Точкой, где ты должен быть.
– Главный “У-дар” – правда? – сделал вывод я.
– Да. А чтобы было что дарить – ощущай присутствие того Звена, которым связуешься с Цепью Освобождения: по этой “цепочке” будет нечто непереводимо передано Свыше, – и об этом скажу в свое время.

“НЕ МЕЛЬТЕШИ ПОПУСТУ”
– А пока еще тебе пара советов, Метр:
Прежде чем освобождать других – освобождайся сам от рабства. И не обманывайся, что свободен: человек – раб не только других людей, близких и далеких, – но и мыслей, поступков, чувств, и так далее, – то есть, тонкими телами принадлежит различным энергоканалам, ведущим очень и очень далеко… в сети.
Бежишь – лови себя на мысли – чей ты раб? Только рабы так суетятся. Свободен только раб Божий – потому что Господь не заставляет бегать, но отпускает на Путное Шествие своего человека.
Чтобы выйти из тупиков, повторяй: “Мысль – стоять над!.. Мысль – стоять над!..”
– Стоять над своей мыслью? Или это такая мысль – стоять над чем-то, встающем на пути? – спрашивал я. —
И то, и другое! Это – рост. Отдельно буду говорить, – что значит “стоять над схваткой”, – этого здесь никто не понимает…
Если есть вопрос – иди, и найдешь ответ внутри себя! Ответственно. Не задумывайся, не насилуй ум: отпусти его гулять, куда он хочет, дай ему свободу, ни к чему не привязывая – и он, под Водительством Разума, сам привлечется к той вещи, которая послужит тебе ответом!..
– Насчет ответа, – сказал я, – скажи-ка, что мне отвечать, например, когда какой-нибудь не то что экзаменатор, но начальник, профессор начинает давить своим знанием и авторитетом, играя на моей некомпетентности в какой-то дурацкой области смертного знания? Я же тоже не словарь!
– Не отвечай так, но отвечай по сути. “Профессор” хочет… кушать: он не владеет живым Знанием, а мертвые буквы – очень сухи; это “черные учителя”, и такие же юмористы. Отвечай им так: “Простите, у вас, кажется, время обеда, – я не хочу вас задерживать!” – разворачивайся и уходи, ни слова не говоря более…
У тебя свой путь. А чтобы ум не попался в сети – пусть он будет водой!
Так. А если для “поливки” мертвого знания тебя нагло “вычерпывают” – стань на сторону “черпальщика” в это время, – так что он будет черпать и лить воду из тебя – в тебя же!
Будь открыт для того, что сверху, и закрыт для того, что окружает тебя, пытаясь сделать тебя своим подобием…
Победитель тот – кого нельзя победить Нелюбовью. Не борись, но побеждай! Далее узнаешь более конкретно и об этом, и об ином.
Так наставлял меня Та.

УЛИТКА-НАОБОРОТ
– Да, – говорил Таумлер, внимательно глядя на улитку, которая в это время пугливо поворачивала свои рожки, – будь мягким, как глина, и станешь крепким, как алмаз!
– Как это? – вопрошал я, тоже внимательно глядя на улитку.
– А вот так! Не будь похож на того, кто покидает свой родной дом. Будь улиткой-наоборот.
Я достал карандаш, чтобы записать это…
– Не будь сверху крепким, внутри мягким, – продолжал Таумлер, – и даже карандаш тебя тому же научит. Пойми его принцип: хрупкий графитовый стержень одевается вязкой оболочкой, – потому и не сломается. Свой внутренний стержень окутывай мягким, податливым, так, чтобы вязли в этом внешнем удары, направленные, вернее, – “налевленные”, на перелом твоего хребта. Будь мягким – в жесткой ситуации. Твой “стержень” останется цел.
Кроме того, ты, являясь в руках людей податливой глиной, будешь менять поверхностную форму под их пальцами “ваятеля”… Пусть они играют роль “гончара”! Они будут “лепить из тебя”, – но тем самым выдавать себя – выдавливать пальцами свою собственную суть, на твоей поверхности будут оставлять свою печать. На поверхности! – и в этом весь фокус…
Так что, “поддаваясь” другому, ты будешь скорее познавать его, чем он – тебя. Будешь владеть его “печатью” – и свободным от его власти.
Ты всегда – в своей форме. Ибо суть твоя – в твоем хребте, которого не коснутся никакие земные руки. Ведь только в руки Господа предашь внутреннего себя, в руки истинного Отца-Ваятеля, в руки Того, Кого любишь, и Кто первоначальную являет Любовь к тебе…
Твой Дом – внутри тебя, а не снаружи, как у этой пугливой улитки. Любое поверхностно жесткое можно пробить еще более жестким. Понятно, ежик? – неожиданно закончил речь Таумлер.

ПРИГЛАШАЮ В СВОИ ЧАТЫ

ЕЖИК
– Понятно, конечно, – отвечал я, – только непонятно, как я вдруг из улитки – вывернулся в ежика (я затаил обиду).
– Да, да, не надо выворачиваться наизнанку, даже с целью “простирнуться” в проточной воде; простирайся внутри себя до источника Живой воды: будь родником – в своем Роде!
Ведь ты занимался йогой, потому ты – “йожик”, – как я тебя сейчас и назвал”… Вспомни, что значит “Ха-Тха йога”: соединение верхне-солнечной “Ха” и нижне-лунной “Тха” энергий в точке “золотого сечения” тела, то есть в области пупа… Так?
– При первом грубом приближении, так. Только при чем йога?
– Слушай, если не хочешь грубо отдалиться! Все твои вопросы похожи на иголочки, под которыми прячется ежик.
Или ты не хочешь стать Победителем Смерти? Все вещи между собой связаны по сути, а не сшиты грубо иголкой! Я тебя не учу швейному мастерству. Учись находить Все-Связующие-Нити, чтобы однажды снять единое покрывало с Истины.
Пока ты знаешь о Целом урывочками и кусочками, ты сам состоишь из кусочков, которые то и дело рассыпаются (при этих словах Он поддел ногой кусок засохшей глины, так что тот рассыпался в прах). Таким ты вряд ли понравишься даже ткачихе, – Та улыбнулся в мою сторону, – не то что Великой Жене!
Я без всякой улыбки смотрел на Него. “Ну уж про женщину-то я тебе расскажу, – думал я про себя, – не такой я и рохля!”.
– Ведь ты не созрел для того, чтобы стать мужем жены, тебе предпосланной, имя которой – Истина! (Интонация голоса Его была неподражаема). Настоящий Воин имеет все – целым, и умеет это все – целое – защищать! Имеет и умеет! Почаще смотри на… свой пуп (это было настолько неожиданно, что мы рассмеялись).
– На свой пуп, – повторил Таумлер, – такой медитации учат йоги, но я тебе буду объяснять самую суть, поэтому можешь воздержаться от поверхностного зрелища, – оно для бессмысленно моргающих.
Истинное айки-до – это владение Целым внутри себя, тем Целым, о которое разбивается все иное, все – что посягает на Целое. Где концентрируется энергия тела?
– Как раз в районе пупа. “Киноварное поле”, как говорили монахи-воины Шаолиня.
– Это знает и монашка. Думай дальше. Ты был учеником школы Смертных и знаешь все о “золотой пропорции”. Не так ли?
– Ну, как. Ты же сам сказал о пупе как точке “золотого сечения” от верха до низа человека. “Смертные” тоже этому научают! (На тебе твоего “ежика”!)
– Сейчас “они” молчат – говорю тебе Я! “Ученые” крадут форму у Природы. Если бы владели они сутью – Земля не погибала бы в их садистских руках.
Смертные научат только смерти, мой друг. Нет, даже этому тебя не научит смертный! Смертный и умирать не может. Он думает, что он “двуногий” и пытается “крепко стоять на ногах”, вместо того, чтобы летать. Он, конечно, “воспаряет” чувством, мыслью, духом… Но это – когда его “заставляют обстоятельства”.
Я это говорю о тебе, и для тебя – имей в виду всегда крайние обстоятельства, ставь себя на самый край – чтобы хотя бы так приучаться к Полету. И не бойся – лучше даже полет в пропасть – чем пресмыкание. Тем более, что и пропасть, и гора – все внутри тебя.
– Полет, как я понимаю, это жизнь в тонких телах? Движение чувства, мысли, духа – это ощущение жизни астральным, ментальным, духовным телом?..

МАТРЕШКА
– …В идеале их число семь! – продолжал мои рассуждения Таумлер, – это знали еще деды-пращуры, когда точили матрешек – и вкладывали их одну в другую. Знай хотя бы то, чем владели предки. Тогда научишься немного большему. Достаточно одного маленького шага иногда, чтобы перейти в иное качество…
Настоящий Учитель учит этому “иногда”, и настоящий Ученик тот, кто делает этот шаг сам. Имеет свободу сделать шаг. Сейчас ты имеешь свободу узнать, что такое та Точка, ступает на которую идущий в Без-смертие?
– Конечно! – отвечал я.
– Хорошо сказал, потому что правильно. Когда-нибудь поговорим о матрешках, но сейчас сказана будет серьезная вещь, от которой зависит и все остальное.
“Правильно” – это Порядок, космос; “неправильно” – непорядок, хаос. Путь и бес-путство. Ты сказал “конечно” – это порядок из семи букв, семь матрешечек не мешают одна другой; если бы ты не был моим Учеником, ты бы переставил пару букв, и было бы – “кончено”. Между нами. Понял?
– То есть, четвертая буква становится на место пятой, и ломается весь строй. —
Да, ломается м о с т к Учителю. И вообще, ты тогда не Победитель, ибо заранее обречен, ибо – сломан. Эти все твои семь тел, когда они составляют естественный порядок, – непробиваемы и никем, и ничем, – они Едины и Цельны: Порядок!.. —
Удар в любое твое тело блокируется другим твоим телом, и ты лишь становишься крепче. Тем более, когда все твои семь оболочек образуют одну связку – каждое из них находится в контакте с высшим “Я”, и эта “искра Божья” как молния поразит того, кто захочет ворваться в твой мир. Это будет “наказание Божие”, короче говоря, для разрушителя. Мы отдельно поговорим об этом. А пока – есть ли у тебя вопросы насчет порядка из семи букв?
– Да, – отвечал я, – четко не понял, что значит – “семь матрешек не мешают одна другой”?
– Дались тебе эти матрешки! В звукоряде семь нот “не мешают одна другой”. Являясь самими собой, являют порядок вибраций такой, – мелодию. Семь цветов радуги, что образуют целое, составляют “белый свет”, который “невидим” – как истинное “Я”. Целое видит только “Целый”. Есть определенная лесенка на эту точку зрения, с которой видно Целое, и ступеньки на этой лесенке не должны быть перепутаны. Иначе сорвешься, понятно?
– И все же, почему матрешки именно “мешают” одна другой?
– Ты точно помешался на матрешках. Я тебе сейчас популярно объясню кое-что насчет слабого пола. Так называемый “сильный” пол чаще всего бывает рабом “слабого”… Хотя о нем и говорят как о “настоящем мужике”, но такой “мужик” – не есть Воин.
Например, лежишь ты, Великий Воин, один в своей постели, и мерещится тебе женщина. Прекрасная такая… Бывает? – Таумлер и мой Друг остановил взгляд на моем лице. – Бывает! – утвердительно кивнул Он вместо меня. И никак она тебе не дает покоя, и на этот бок переворачивает, и на другой… Разве не властвует, не руководит она тобой? Разве не раб ты ее образа? И что же происходит, если ты остаешься рабом? – Засыпаешь, и вот во сне “овладеваешь ею”… Просыпаешься и видишь, что произошла поллюция – так это по-медицински называется? А теперь разберемся насчет всех этих матрешек.
Таумлер набросал тросточкой на песке рисунок из нескольких матрешек одна внутри другой. Итак: все твои грезы – есть порождения какого твоего тела? – Астрального, вот же оно, – Он указал на маленькую матрешечку-оболочку вокруг эфирного двойника, – и вот приходит к тебе астральная сущность, и ты говоришь: “Вот, сейчас я все это брошу, – Та обвел чертой весь рисунок, – и буду заниматься тобой!” Так? – Так! А кто это пришел? Вампир часто приходит в маске дарующего…
“Тоже мне подарочек!” – должен бы воскликнуть ты, потому что астральный план – это низкий, подверженный превращениям, иллюзорный план, – некая арена, которая должна быть ареной – и только! Ведь над этой матрешкой есть более крупная матрешка, именно ментальное тело – твой Разум…
А он – спит, что, как известно, и порождает чудовищ. Разум не прогоняет эту твою дурацкую грезу, значит – она завоевывает его место.
“Она” завоевывает “его”, о чем я тебе и говорил; и “он” даже рад без боя покинуть присущее себе место! Получается как? (Таумлер рисует.) Меньшая матрешечка занимает место – большей, а большая матрешечка (тем более, это “он”) – пытается занять место этой маленькой!
Будешь упорствовать в этом – большая матрешечка сломается, – она ведь не уместится на месте маленькой. Тут-то и поехала твоя “крыша”! Ломается лесенка, и Великий Воин оказывается – великим рабом.
Ломается Целое, и “кайфует” какая-то астральная сущность, сучность. Я говорю очень доходчиво? (Та серьезен.)
– Вполне, о великий Учитель! – при этом я не вполне удачно перевожу все на игру: не та интонация…

ИДИ – И ПОЙ!
– Имей в виду такие дела, – говорил далее Таумлер, – все свои тела всегда имей в виду! Иерархия должна быть соблюдена точно. Блюди, а не блуди.
Когда все твои тела чисты и настроены одним звукорядом, тогда ты являешь свирель в руках Господа… Но сейчас не время для праздной музыки.
Идет бой между главными силами тьмы и Света, и верно то, что полем этого боя является каждая человеческая душа. И отсюда следует, что каждый момент своей жизни тебе следует рассматривать как момент поединка “разрушителя” и “Созидателя”, – временное же расстройство твоих рядов может стать последним твоим временем… “Конечно” – это конец тьме и победа твоя, а “кончено” – это когда тебе приснится… то – что приснилось тем троим, по словам твоего “Зверя”.
Конец всему тогда – а не венец! – Таумлер выразительно и сказал это, и глянул на меня… Я столь же выразительно и внимательно глядел на Него… Через минуту я улыбнулся и процитировал Его слова:
“Я буду идти от твоей точки: буду употреблять твои словечки и подстроюсь под твой шаг; но ты пойдешь рядом со мною и постепенно перейдешь на мой ритм шага, постепенно подстроишься под мои чувства и строй ума. Ты начнешь говорить на моем языке! Количество пройденных рядом шагов перейдет в качество сознания. Так ты дойдешь до Моей Точки.”
– Конечно! – сказал Та.
– Конечно! – эхом отозвался я.
– Сейчас конечная остановка твоего сквернословия. Ты уже осознал это? Тогда пойдем дальше… —
Выше? – уточнял я. —
Дальше! – отвечал Он. Ты еще не вытер ноги. Каждая новая ступень
ко Вратам отличается чистотой. Не наследи, ибо – выгонит привратник, – он прекрасный “мастер боевых искусств”!
Он прекрасно слышит, как ты ругаешься про себя: в тонком мире, где путешествуют твои тонкие тела, это очень громко слышно.
– Как бабы на базаре… э-э, матрешки!
– Наконец, попроси их просто петь, если молчать они пока не в силах. Твои любимые матрешки.

О ПРОЧНОСТИ “ГЛИНЯНЫХ НОГ”
Так говорил Таумлер, Воин Бога. Он говорил это между прочим, и я вспоминаю тоже “между прочим”, – когда хочу вспомнить главное… Главное же, считаю, то, что Он далее говорил о “непробиваемой” стойке. Хотя, конечно, и все вышесказанное прямо относится к проблеме “непробиваемости”… А сказано мне было следующее:
– В области твоего пупа, которым ты был связан девять месяцев с матерью, и там, где осталась связь тонких тел твоих, посредством чакр, с Космической Матерью, есть центр твоей энергии. Пункт “золотого сечения” в этой точке, от солнечной к лунной энергии, или силе… Равновесие этих сил, “инь” и “ян”, или женской и мужской, пассивной и активной, – делает тебя неуязвимым. Правильно, что для поддержания этого равновесия ты приучил себя делать некоторые упражнения йоги и ци-гун; но, кроме внешнего, должно быть и внутреннее правило. Дисциплина дает тебе свободу…
Быть свободным надо для главного: для Связи в Духе. Радуется дух, освобожденный от проблем, навязанных плотными телами. И сколько бы ты ни упражнялся в физическом теле, все будет не впрок, если закрыто сознание высшего “Я”. Плохо, если закрыто и перепутано твое сознание Бога, если энергетические пуповины пережаты или завязаны узлом – дурными твоими поползновениями и наклонностями.
Освобождайся от ложных своих “я”, подверженных смерти. Все в твоих руках, все в твоих силах. Будь достоин дружбы с Богом – и да возрадуется вся тварь, видящая и ведающая ликование твоего Духа. Ликующий Дух являет танец.
На танец похож совершенный бой. И всегда главный “Враг” – внутри тебя самого. В твоем смертном – твой враг смертельный…_ Все же смертное дает тень: закрывает собой Свет! Поэтому всегда – “бой с тенью”, так можно сказать. Без-смертное не являет тени. Оно не заслоняет Свет, идущий от Солнца к Земле.
Поразмысли над тем, что Луна иногда заслоняет Солнце, а “лунные” энергии управляют твоей частью – той, что ниже пупа, нижние чакры в йоге, малолепестковые лотосы… Кстати, видимые, угловые размеры Луны и Солнца совпадают, хотя расстояния до них весьма и весьма разнятся…
Ликование: когда ты раД – это Дар, – и так и эдак, – туда и сюда – все равно, нет разницы в направлении движения, ибо Без-смертное вездесуще.
Это Смертное имеет слепую потенцию: либо вперед – либо назад, либо вправо – либо влево, либо на месте – либо вниз… Эта суетность никак не научится танцевать!
Прочно стоять на ногах – тоже суетность. Танец не знает и не хочет знать никакой задержки, окаменелости. Энергия – ликует, а кто “прочно стоит на ногах” – тот слишком серьезен. Он – мрачен, как “обреченный”, не как “обрученный”… Постепенно вязнет в трясине.

ТАНЦУЙ!
– А как же – стойка? – тогда спросил я, – ведь в любом виде борьбы, в том числе и в “борьбе с жизненными невзгодами” есть свои “непробиваемые” стойки.
– На упершегося рогами барана всегда найдется зверь и с более крутыми рогами. При твоих мозолях каратэки стыдно бы говорить тебе о “непробиваемой” стойке.
Настоящая боевая стойка – это полет. Когда в каждый миг ты, имеющий способность летать в любых направлениях, избираешь лишь одно – направление к Победе. Полет являет твой Дух, а ему повиноваться молниеносно должно твое тело. Все тела твои.
Что такое “непробиваемость”? Это когда в момент удара… стрела нападающего не пробивает твоего тела, так? (Я молчу и слушаю.) А когда, спрашивается, “пробивной удар” не пробивает? – Тогда, когда тебя не оказывается в месте удара. Ты – “уходишь” с линии атаки, из зоны досягаемости, а точнее – улетаешь, потому что “уйти” ты не успеешь.
Твоя “непробиваемая” стойка есть молниеносная смена положения, танцеобразное изменение местонахождения твоего “я”… Потому и есть – полет. Схватка – красивый танец. Танец – это ритм. У каждой сущности свой ритм. Потому и своя стойка. Свой ход. Свой стиль.
– Свой пульс! – подхватил я.
– Ну да. Отсутствие пульса – отсутствие жизни. Я тебе могу дать общую формулу “непробиваемой” стойки, – только это не будет чистое айки-до… Формула элементарна, ты уже почти подошел к ее выводу. Бой ведется всегда между Жизнью и Смертью, и эти силы предстают в различных одеждах, – неважно – пусть и будут они для нас наряжаться “черными юмористами” и “настоящими”… Так вот боевая стойка – это точка “золотого сечения” отрезка между “началом” и “концом”, то есть, тем, что привычно называется – “Жизнь”, и тем, что привычно называется – “Смерть”…
Заметь, это не есть некое промежуточное положение, это не есть “мельтешение” между… “Золотое сечение” – именно одна определенная точка “о” на отрезке “от альфы до омеги”, и смещение с этой точки хоть на малую толику есть схождение с равновесия, есть падение в про-пасть (Таумлер так и сказал: “про-пасть”). Именно в этой точке – Без-смертие: вход и выход. Кстати, поразмысли – твой средний проходной двор не был ли в “золотой” точке между двумя другими? А, Метр?..

УСТРЕМЛЕНИЕ
– Там не то что “Без-смертие”, – продолжал Та, – вернee, – это Точка касательной, проекция Бога на траекторию Пути. “Золотая пропорция”: “золотое Отношение” Бога к тебе, тебя – к Богу, вот что такое Точка твоей опоры на Земле, с точки зрения вечности. Понял? – Никакой “черт” тебя не собьет с Предначертанного Господом…
Ты, Метр, хорошо учился геометрии? Знаешь, для точного, – точечного определения “золотого сечения” надо верно определить координаты начала и конца отрезка. В каждый момент жизни имей в виду, что сейчас выступает от имени Жизни, и ч т о – от имени Смерти. Тогда и определится для этого конкретного случая та Точка, которая дарует Победу. Иначе – находишь беду.
– Как определится Точка, в уме или в чувстве?
– В Целом. Не в знании чего-то и о чем-то, но в со-знании, и в о-со-знании. В связи знаний всех твоих тел и всех воплощений твоих на Земле, всех друзей…
– Моих друзей? – спросил я, внимательно глядя на Таумлера.
– Все свои воплощения можешь считать своими друзьями, а также Друзья Бога не есть твои враги, Me! Тебе это понятно?..
– Когда ты называешь меня “Метр” – я как-то лучше понимаю, – чем когда ты называешь меня “Ме”… Почему так – не знаю, Та!
– Иногда твои воплощения перестают “мекать”: значит – выходят из “стада”: осознаешь себя как меру вещей, становишься “Метром”! Что тебе непонятно? Кстати, “воплощениями” можешь считать и то, что заставляет тебя меняться здесь, на Земле. Вернее – изменения своего мировоззрения называй “перевоплощениями” – и не слишком далеко отойдешь от Истины… Хоть ты и родился в месяц Овна, но все свои шкуры снимай, одна за другой!
Но не будем отходить от нашей темы. Когда ты определишься в Целом – тогда тебе не надо будет прыгать и летать по поверхности: начнется айки-до! Внутри тебя будет и начало, и конец, и Искомая Точка.
Будешь и летать внутри, и все нецелостное, ложное, все, что нападает – будет разбиваться о твой Космос-связуемый-воедино-Любовью… Буду отдельно об этом говорить, как о Зеркале, а пока тебя будет спасать Устремление. У-стремление! У-дарение себя – Горнему…
Горение всеми телами вверх. Никто такого не сможет столкнуть в пропасть… Горение есть удержание образа Бога как Друга своего. Он всегда скажет внутри тебя Слово, которое при устремлении становится огненным мечом: Глаголом! Он – Царь, и Божье Царство внутрь человека грядет: обетованно, направляемо Новым Заветом. Что тебе неясно? Ты здесь, но ты – Там; ты там, но ты – Здесь! Пойдем же выше, мой Друг.

Рассказ шестой

О НАГОМ,
или «Делай такой ход!»

(Здесь я расскажу о том, как мы продолжаем восхождение на Холм, и Таумлер продолжает научение Воина действиям на войне с неведением-смертью… В частности, учит, как «стоять над схваткой», правильной походке и тому, как объявлять шах Королю Гибели…)

ВТОРОЕ АВТОРСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ
Опять внутри меня смешалось все, рассказанное Та… Я “перемывал косточки” не Другу своему – но самому себе. И в отношении к самому себе стал в “непробиваемую” стойку!
Как это Он сказал: “Никакой черт тебя не собьет с Предначертанного Богом!” Какая игра слов: предна-черта-нное – черта и черт с хвостом, – есть ли между этим связь?.. Дурацкие образы крутились в голове, но я думал – что бы такое спросить поумнее у Друга моего, что достойно именно дружбы, а не какого-то конкурса эрудитов или шутников…
Черта. Во-первых, какая-то граница или направление; и во-вторых, тот “вертикальный строй”, “горение телами вверх”, о котором сказал Та. Какая между этим связь? Пересечение-крест?.. Быть в точке пересечения? О кресте я что-то побоялся напрямик спросить у Та, – вдруг Он опять отшле… отошлет меня к энциклопедическому словарю!
Надо узнавать что-то более практическое и простое – необходимое качество действия сейчас важно, а не количественное накопление мертвых слов: этот урок я уже хорошо усвоил. Некогда “базарить” – пора уходить из этого балагана, базара, с этой площади, с этой арены… вообще – из города приговоренных… к пережевыванию мертвых слов!
0-слов.. Сам я осёл – и как бы не осел в этом перенасыщенном растворе, не “выпал бы в осадок” в нашем большом “сосуде”.
Тоже мне – “со-суд”! Со-Судилище, и Судный День грядет! – Мне показалось, что моя “крыша” поехала, – я начал говорить сам с собой и заговариваться. За-говор с самим собой. Это называется “раздвоение личности” – или просто “шизофрения”! Новоявленный “шизик”! – Я посмотрел на себя в зеркало.
Два “я” внутри меня. Одно из них принадлежит этому городу, а другое… Другое – Другу! Это очень мертвое слово – “шизофрения”, – так на языке мертвых букв говорят врачи. Рвачи – рвут, другие – исцеляют, они называются “Целители”, потому что делают Целым, цельным… Это большое “Я”, целое, живое, оно – Друг; и с иной стороны – маленькие “я”. Они – враги? Они внутри меня, и врагов надо сделать друзьями, исцелить-ся.
Исцелить себя – исцеляя малые, мертвые “я”… Да, так об этом и говорил Таумлер. Он и есть Целитель, и я перехожу на твою сторону, мой Друг!
Оставлю каламбуры – как несмешное смешение слов. Базар слов! – Надо выйти из мертвого круга к Единому Слову. К Другу – от “приятелей” и “товарищей”, из всей компании малых “я”, которые могут поднять бунт против Высшего, о чем и сказал Та…
В первый день Он об этом сказал, и тогда же сказал о “вертикальном строе”… Выход – вверх? С одной стороны – выход, с другой стороны – вход, а Врата одни и те же.

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
Да ладно, как идет – так пусть все идет! Пока мне нравится Та и не нравятся те трое в подворотне, – их, таких “несвятых троиц”, очень много, и все они объединены какой-то странной любовью к подворотням (а не к Вратам! – промелькнуло в голове). Ненавижу “гомиков” – но люблю настоящего мужчину-личность, который не принадлежит никаким “стаям”, но принадлежит только себе и… кому? – Богу! – Небу, и небо – принадлежит ему, как соколу. Надо будет поговорить с Ним о любви к женщине… Однако, всему свое время. А пока же я, улучив момент, вопрошал: “правильно” и осторожно:
– Хорошо, Та, я понял, что нужно: “горение всеми телами – вверх”, встать в “вертикальный строй”, – но как это сделать, к а к я должен поступать?
– Именно поступать, друг мой, – отвечал Таумлер, – “поступь”! не буду тебе пересказывать метод очищения тел путем йоги: ты знаешь, что слово это переводится как “связь со Всевышним”, и совершенная чистота всех тел позволяет проводить тончайшие токи энергий. У тебя есть кое-какая практика в этом!
– Ну, как сказать… я занимался йогой больше по книжкам, теоретически.
– Однако, вспомни, как я “бил” тебя, когда мы были на утесе. – Тогда
ты явил именно такой “строй”, который нужен. Это был настрой! Почему ты не дернулся?
– Ты был рядом – потому я и не дернулся!
– Ну вот, видишь, просто Друг и Учитель был рядом – и тела твои были “в порядке”! Вот и ответ на твой вопрос – он в тебе самом. А вообрази, что рядом – Господь Бог! Все твои тела вытянулись бы “в струнку”, – не так ли…
Когда Господь с тобой – ты не побоялся бы и в пропасть сигануть – у тебя выросли бы крылья в тот миг!..
Потому держи перед собой образ Господа, – тогда будет тот настрой тел, какой нужен! – ты же не будешь делать всякую дрянь Пред лицом Его?! – ты будешь очень прям. – Таумлер смотрел так, что я невольно расправил плечи, – это и есть самый прямой Путь!
Таумлер помолчал и добавил: – Прямо – и вверх! По той… “струнке”, о которой сказал, – ты и перейдешь пропасть.
Тон Его голоса был высоким: Одна Нота – “до” в верхнем регистре.

ГЛАЗА И УШИ
– Держи Слово! – “Слово это Бог”, и ты понимай самую суть. Вот – одна из тайн, которым надлежит открыться для того, кто, Удостоенный-держать-Слово, да будет иметь силы сдержать доверенное… – Таумлер повернулся в сторону утеса и громко произнес: – Сло-во!
– 0-в-о, – донеслось эхо…
– Имеешь ухо слышать? – вкрадчиво сказал Та, обратя на меня лучезарный взор, – тогда открой глаза шире: Он нарисовал тросточкой окружность, и в ней – другую.
– 0-в-о! – повторил Он вслед за эхо, – буква “О” и Нуль-Число, имеющие общую центральную Точку; само же “О”, в тайной азбуке, находится в “золотом отношении” от “альфы” до “омеги”: ты это поймешь после, а пока скажем, кстати, об эхе.
Ты, новорожденный на Земле, оповещаешь криком о своем появлении – все сущее внемлет подаваемому Голосу, и навсегда запечатляется он в анналах памяти земной. И вся твоя жизнь будет собиранием ответных вибраций: некая коллекция эха возгласа твоего от всякой вещи, встречающейся на твоем пути.
Всякая вещь будет служить тебе Ответом на первоначальное твое Заявление о себе…
– А если я не закричу, а засмеюсь? – подкинул я очередной свой вопросик.
– Ответ – смех. Таков Порядок: Закон Зеркала. Оно отражает настрой, качественное строение и направленность твоей сути, тел твоих.
– Интересное какое Зеркало!
– Это Зеркало не пылится, его не надо протирать. Многие и многие не знают о его существовании. Хотя оно – в каждом существе и в каждой вещи.
Оно являет четкое отражение – эхо, а внимание ему – есть личные трудности каждого! И не все тебе будет понятно даже в хорошо расслышанном эхе – ведь Ответ составной, он сложен из вибраций-энергий возвращенного тебе Гласа не только этой, но и предыдущей стадии становления, Жизни.
Твой возглас смертный, Последний звук твоей предыдущей жизни звучит сквозь Первый звук твоей жизни сейчас-и-здесь…
Потому имей тонкий слух, Метоус! Во всех случаях, например, если кто-то нападает, бьет, хочет отнять жизнь, – это тоже является одним из Ответов на привнесенный тобою в мир звук-энергию… Различай! – все есть Дар, “лекарство” к Исцелению.
Как говорили древние, “имей ухо”, Метоус! Я тебе передаю и пересказываю многие Недосказанные и Недоказанные вещи. Эти недоказуемые формулы еще могут быть неявны для тебя, но имей их в виду, на всякий случай, – ведь для неясного ума недоказуемо и обратное – то, что этих вещей нет!
Как говорили древние, “имей око”, Метоус! – то, что зрит и видит дальше очевидного земными твоими очами, которые закрыты одну треть твоей жизни, а остальные две трети – моргают…
– Морг ают! – повторил я с выделением первых четырех звуков. —
У тебя бывают удачные попытки соваться внутрь слов, но старайся соваться и внутрь дела. Око зрит в пространстве времени – так же, как и в протяжении пространства… Кстати, эти четыре буквы читаются назад как “гром”, и заметь – что эхо тоже “летит назад”… Вот тебе дело для твоего ума, которое не сделается смертным умом никогда:
пусть “ум” измерит то расстояние, которое человек проходит от того отделения больницы, где он родился и омыт к жизни – до отделения морга, где он будет омыт к смерти… Сначала он е щ е не может сделать шага, а потом он уже не может сделать шага… Между этими пунктами – ш а г. —
Что это такое? – спросил Та, как в детской загадке.
Я остановился. Загадочки! “Протяжение пространства”! – Ноги протянешь, напрягаясь умом не в том направлении. Однако, я думал, что знаю кое-что о “внутреннем зрении”, но… то ли “Око”?..
– Что, Мет, – прервал Та мои раздумья, – присядем, отдохнем, – ты, наверное, запыхался? —
Передохнём – или передо`хнем?! – я присел на камень, довольный
этой остротой, придумывая – что бы такое поумнее ответить и-заодно-узнать поточнее об “имеющем Око”…
– Шаг, наверное, – одно моргание того Неморгающего Ока? – так спросил я у Та, который в это время просто отсутствовал… своей полу-улыбочкой и глядел на камень, не присаживаясь рядом. Не выходя из этого состояния, Он сказал:
– Надо сделать Шаг к тому Камню, с которого виден весь Дом Бога,
Храм, – чтобы стать этим Живым Камнем Храма… Но ты это увидишь только с моей Точки зрения, до которой мы еще должны дойти…
Главное, чтобы ты не остановился на внутреннем своем пути, не стал Мертвым Камнем!
“Иметь Око” – это очень просто. Например, взгляни, для начала, на любой объект, на любую вещь, – и вообрази дальнейшую судьбу этой вещи. Вот это дерево (Та приставил руку к стволу). – Что с ним будет завтра, через месяц, через год, через век, – с твоей точки зрения, – и с точки зрения Вечности, – через Эпоху?..
– Ну, как, – отвечал я, – что было, то и будет! Потом оно станет куском угля, а на этом месте произрастет потомство…
– А может, здесь будет стоять город, и дом, и комната?
– А может, и так, – соглашался я…
– Теперь вообрази свой дом, где ты живешь, и представь вблизи Свою комнату, стол, и так далее… Вообразил? – Отойди в сторону теперь и представь, что случится с этим домом через год, десять лет, сто, и так далее?
– Не знаю…
– А ты вообрази: открой веко и не моргай! Если не через пятьдесят, то через пятьсот лет этого дома не будет, как такового: ни твоей комнаты, ничего! Никого! Где твои проблемы, которые мучили тебя в этих стенах? – Нет и этих стен, нет и тех проблем! Вот в чем дело. Где есть ты – через пятьсот лет? И есть ли разница – где есть ты сейчас? Зачем тебе тот дом – которого почти и нет? Разрушаясь – сохраняет ли он тебя для жизни дальнейшей? Вот в чем дело, это очень просто – открыть Око, глядящее во Время. Сложнее не закрыть его насовсем, – для чего и надо иметь ту Точку зрения, с которой не видно… смерти.
Я тебя и научу этому. Если перестанешь бессмысленно моргать! Каждый твой “морг” – это одна жизнь. Положи это в свою копилку каламбуров и вставай с Мертвого Камня. Ты еще не способен оживить его.

СТОЯТЬ НАД СХВАТКОЙ
Что значат Его научения стилю Аст-айки-до? Я чувствовал, что Таумлер воплощает собой этот стиль. Его позиция была как бы на шаг впереди меня; я, наступая, делал маленький шажок – Он отступал, не отступая, но показывая мнимость моих “ударов”; я как бы бил в мираж, и… в самого себя – кувыркаясь через голову и продвигаясь за Ним – вверх. Вверх – потому что больше видно, потому и говорю “вверх”, а не куда-то еще!
– Ну как, подумал о нагом? – этим вопросом Таумлер вновь остановил меня и оставил в недоумении.
– О каком нагом?
– Иди – и найдешь внутри себя! (Любимая поговорка Та.) О “стоящем над схваткой” говорю, – так это называется? Мы же о воинских искусствах беседуем, ни о чем более…
– Конечно, ни о чем… Буду искать, – сказал я с наигранным упорством, – внутри! —
Воинские искусства предполагают искусство мыслить и выражать
мысль, – то есть ментальное тело должно быть развито вполне, как и астральное, – предполагающее высокое качество самочувствия, чувство само-сохранения… Мастер единоборств, как ты знаешь, должен был постигать философию, поэзию, каллиграфию, музыку, и все прочее… Надо владеть чем-то, чтобы это “что-то” не причиняло вреда. Надо владеть всем! Вот в чем дело… Без постижения этого он – не мастер. Значит – терпящий поражение…
– Но и терпение – тоже искусство! – поспешил заверить я.
– Конечно. Не будь нетерпелив относительно “нагого”. Чтобы понять
вещь, надо идти не “в лоб”, по прямой, – но обойти ее со всех сторон. Совершим обход, а затем я скажу, что такое Ход.
“Стоять над схваткой!” Ах, как громко и красиво! А из-за чего
происходит схватка? Мало кто понимает из тех, кто много говорит, в том числе и об этих вещах. Поймем суть.
Схватка – жизнь? Но из-за чего же происходит схватка, – из-за какой такой “жизни?.. Я задал вопрос для твоего ума, о том, что` есть промежуток между моментом рождения и моментом смерти человека. Когда вначале он Наг-и-омыт-к-жизни, а в конце Наг-и-омыт-к-смерти… Между этими двумя моментами человек облачен в одежды. Жизнь – своеобразная одежда духа… “Поделили ризы Мои между собою, и об одежде Моей бросали жребий.” – знаешь эти слова Господа? Это очень скорбные слова! Схватка – из-за одежды и мундиров. Когда ты поймешь и уяснишь это – ты многое поймешь из того, что никак не мог понять…
Нагие стоят над схваткой: младенец и старик. Они – неучастники торга, потому – чисты.
Чистота – проводник энергии Знания. Оно – являемо на грани Жизни и Смерти, на этой грани стоят младенец и старик, нагие! Разоблачай любое понятие…
– Они не стоят, но скорее – лежат, – заметил я.
– Наконец-то ты прав! Но они – сто`ят всех стоя`щих, которые облачены в незнание. Облачены в не-знание! Разоблачай любое людское понятие. Так придешь к Искусству.
– К воинскому? – спросил я.
– Воинское – синтез искусств, ибо оно на грани Жизни и Смерти являет человека. То есть ставит в положение “над схваткой”.
– Странные воины стоят над схваткой, – сказал я, – и младенец, и старик, и – мастер единоборств?
– На грани Смерти разоблачается Жизнь.
Владение Жизнью – дело Воина. Тогда он владеет и Смертью. Это дело чистого человека, и нет разницы, один день ему от рождения, или один век! Неучастие в земных играх.
Победитель “стоит над схваткой”. Мы уже говорили об этом. Помнишь ли – как договорились, что главное во всяком военном действии – неучастие в этом действии. Причастность к более высокой игре.
Мы совершили заход с другой стороны и обозрели ту же самую вещь: она не изменилась после первого нашего взгляда на нее.
Теперь нам надо…

ЧАСОВОЙ
– Нам надо совершить обход всего Мироустройства, – продолжал Таумлер, – потому я тебе всегда и говорю – чтобы не терял времени на всякие глупости…
– Сомневаюсь, хватит ли нам времени на такой обход!
– Ты маленьким мальчиком играл “в индейцев”? Говорят, у них есть одна поговорка, до понимания которой еще не доросли “цивилизованные” люди: “Когда Господь создавал время – он создал его достаточно!”
Я тебе рассказывал о чудаке, который приделывал ноги доброй змее, но был еще другой чудак – который хотел остановить Солнце. Он думал, что не успеет сделать какое-то дело, “бросил это все” – и пошел на Запад, ставить подпорки под светило, чтобы оно “поторчало” еще наверху…
– Ну, и что? – спросил я, потому что Та остановился в задумчивости, – удалось ему это?
– Не знаю, он еще не вернулся. Надо делать свое Дело – тогда успеешь его сделать. А на другие “дела” не хватит времени. Исполняй дело Воина – и ты не уйдешь вслед за тем чудаком.
Не вмешивайся не в свои дела. Все дела этого города мертвых – не твои! Твое Дело – охранять Дом Бога, или называй это Мирозданием, Космосом – как угодно называй, но делай Богоугодное дело.
Не говори “не хочу”, “не могу”, “невозможно”, – это не слова Воина. Воин говорит на другом языке: Воля Бога – ему указ, а приказывает Воин сам себе. И сам исполняет!
Он видит все! Часовой на посту охраняет объект, он ходит кругом, все видит, и готов отразить атаку с любой стороны. Настоящий Аст-Воин обходит все Мироустройство как владение Бога, которое Воин и призван охранять… —
Круто, однако! – сказал я.
– Надо сначала испытать меру кривизны – чтобы говорить, насколько это “круто”. Кривизна сравнивается с прямотой, потому тебе всегда говорю о “прямоте”.
Чтобы совершить обход всего Мироустройства, надо знать, для начала – к у д а идти и к а к, в каком ритме. Это не шаг от доски люльки до гробовой доски – и наоборот… Есть и шахматная доска, на которой моделируется битва.
Но мы не шахматисты, наша война с неведением-смертью посерьезнее этих шахов-и-матов: на Богочеловека восстает Человекобог. Маленькие “я”, эго-божки, их большая толпа, – восстают на высшее “Я”, на Единого – восстает некая сумма разрозненных, составляющих вместе – “Человекобога”. Вот в чем дело!

ХОД СОХРАНЕНИЯ
– Все-таки не вгоняй свою голову в плечи, этим ты корежишь свои внутренние структуры, – Таумлер не смотрел на меня, Он говорил это на ходу. – Не расслабляй позвоночник, вытягивай, вытаскивай подбородок из ключиц! Одного взгляда на человека достаточно, чтобы определить длину его х о д а (Он сказал – хо-ода).
– Какого хо-ода? – я попробовал повторить Его манеру.
– Походка выявляет стиль человека, его внутренний настрой на данный момент. Можно видеть, долго ли он так протянет, куда Приведет его эта манера ходить.
Какова его энергетика – видно по напряжению позвоночника человека, того стержня, что генерирует и отражает колебания, ритм…_ Позвоночник – энерго-щит Аст-Воина! По ритму видно – долго ли он будет колебаться. – Тут уже Таумлер смотрел на меня. —
Колебаться! – повторил Он выразительно… (Я невольно подтянулся и “вытащил подбородок из ключиц”.)
– Самое тонкое тело твое, в союзе с более плотными, – продолжал Та, – должно являть форму идеального яйца. Это то Звено Освобождающей Цепи, которым сцеплен ты с Господом – посредством твоих Друзей. Можешь воображать их как энерго-звенья тонкого мира, очень яркие… Друзьями своими считай не только меня сейчас и Старших Братьев, еще дожидающихся тебя, но и, – о чем я уже говорил, – все свои воплощения.
Твое энерго-звено имеет свой диаметр, свою цвето-и-светоэнергетику, свою частоту резонансных колебаний и прочие индивидуальные характеристики твоего Имени…
И все просто: когда ты горбишься – ты нарушаешь данную тебе рождением амплитуду, ломаешь ритм – и по угасающей сползаешь, проваливаешься! Ты глохнешь и слепнешь, ты перестаешь видеть и слышать Бога: теряешь то, что дано воплощением!.. “Образ и подобие Божие” – ты перестаешь видеть и слышать Бога – переставая быть Собой, таким, каким тебя хочет видеть Бог.
А Он хочет тебя видеть другом.
– Другом?! – Прохладный ветерок побежал по спине, когда я произносил это слово.
– Другом, – неужели врагом? – спокойно продолжал Таумлер, – а точнее, другом-обращенным-из-врага, Ожившим Камнем, – чему я тебя, собственно, и научаю… А Шаг будешь делать сам!
Слушай, как правильно ходить. Пойми, обними суть процесса, и форма сама придет к тебе. Как ходят мастера воинских искусств, готовые отразить удар и сзади, и в темноте, и в любой ситуации, наверное, ты знаешь… Проверяй на мне свои знания, расширяй – овладевай собой на тонких уровнях, в тонких мирах. Учись владеть собой там, где ты не видишь и не слышишь себя, но не повторяй сейчас ошибок хотя бы в зримом плане! Ходи так (Таумлер показывает свою походку в замедленном темпе):
распрями себя и натяни вверх, как струну, – ведь каждому присуще свое звучание, – как я сказал, – настройся внутри на диапазон Бога и расслабься внешней мускулатурой;
делай шаг и ступай сначала на пятку, затем перекатывайся на носок, чуть расслабляя ногу, так, чтобы не “гулять” по вертикали: твои глаза должны оставаться на одном уровне от поверхности земли;
подавай немного вперед поясницу так, чтобы возникала “бегущая волна” от подошв к затылку: это будет компенсация движений позвоночника, – и он останется невозмутим от колебаний, привносимых твоими же движениями, – значит, будет как бы настроен на твою волну;
вообще, “бегущая волна” должна быть подстроена под тот ритм, который тебе просто приятен, нравится: чувствуй, ощущай свою силу и ее постоянную “подпитку” этим ритмом. Тебя “подпитывает” лишь присущий тебе ритм: пусть работает пуповина, связующая тебя с Космической Матерью.
Руки пусть поддерживают ритм “бегущей волны”, а пальцы дожми так,
чтобы подушечки указательного и среднего пальцев прижимали ногтевую сторону фаланги большого пальца: так замкнешь _ энерго-контур.
Твоя полная внешняя расслабленность пусть будет как бы мягким покрывалом, укрытием крайней жесткости “колебательного контура” позвоночника: только по каналам расслабленного тела течет энергия; и эта внутренняя энергия тогда будет чувствовать внешние, окружающие энергии – и реагировать на них.
Ничто не застанет тебя врасплох, ничто не расстроит извне – если не расстроишься изнутри… Посылаешь свою “бегущую волну” в волнующееся пространство – это есть твое настоящее “Я”. (И волнующееся пространство, – замечу я, несколько опережая события, – тебе ответит…) Само-сохранение! Ход сам знает направление. И доведет тебя – во бы то ни стало!
Только, повторяю, не испорти такой Ход сам… Действуешь в опасности —
спонтанно, ибо с Богом – через высшие каналы – имешь связь, и сработает эта связь раньше, чем успеешь резко дернуться…Понятно?
– Прекрасно! Это мне напоминает статную походку стройной восточной
девы, несущей на голове кувшин с водой, – улыбнулся я.
– Наблюдательный, однако! Насчет дев, – вернул мне улыбку Та,-
именно дева ходит похоже, а женщина не то что “похоже”, но – “похуже”: она расплескивает Живую воду; впрочем, об этом еще поговорим…
Заметь, что кувшин с водой на голове – хороший образ, потому что верно
передает суть: на темени есть место, называемое “родничок”, и льющуюся оттуда-и-туда энергию необходимо бережно сохранять… Это походка “сохранения” – так можно назвать.
Кстати, энерго-вампиры оттянут свои присоски, если будешь совершать такой ход!
– Почему? Неужели не накинутся на такой родник?
– Накинутся – и резко оттянут присоски: иначе просто подавятся! Высокая энергетика…
– Обычно бывает смещение по фазе или просто перегорают пробки! – сообщил я.
– Твои ассоциации на бытовом уровне здесь срабатывают. Но они не просто испугаются в бытовом перегаре, – их охватит мистический ужас – ибо увидят Цепь в твоем Звене. Великая энергетика Цепи Освобождения для вампиров означает “финита ля комедиа”.
Потому такой Ход – твое оружие… Умей им владеть!
Но я тебе скажу о менее примитивном понимании такого умения держать себя в настрое, слушай внимательно:
Когда, таким образом, твой позвоночник звучит струной, настроенной на присущую твоему Имени ноту, когда ты являешься как Одна Нота, – тогда Господь, как дирижер, сможет поставить тебя в Свой оркестр, являющий Космическую симфонию.
Если ты не сфальшивишь – явишься частью Божественной музыки – той частью, без которой Целое не будет Целым: это Честь! И это есть один из путей в Без-смертие, если ты хочешь того…
По этой же “струнке” перейдешь пропасть – как я тебе уже говорил, – вспомни!..
Итак, этот верный Ход дает верный Шаг.
И – шах Королю Гибели, Метоус! Делай такой Ход.
Пойдем же выше, мой Друг.

Рассказ седьмой

ПУСКАЙ СТРЕЛУ В УЧИТЕЛЯ”,
или “Аст-Айки-до есть Я!”

(Здесь я расскажу о том, как мы продолжаем восхождение на Холм, и Таумлер говорит более конкретно о стиле Победителя, Он говорит о Воинах Бога и хочет познакомить меня… со мною самим. О множестве энергоносителей и энергопоглотителей, которые воюют между собой, но эта “война” ничего не значит; и о других важных вещах говорит Таумлер мне, а я пересказываю вам…)

МАЛЕНЬКОЕ ДВИЖЕНИЕ
– Я тебя не учу бороться, я тебя учу – побеждать!.. Вот что пойми, – сказал мне Таумлер, – и не участвуй в акте самоуничтожения Обреченных.
Аст-айки-до есть стиль мышления и мироощущения, когда или тогда – Аст-Воин видит и слышит крайнее… или сказать лучше – доводит до края, до итога траекторию каждого движения – каждой мысли, каждого чувства, каждого действия тонких тел.
Подобно тому, как боец айки-до на татами доводит до крайности движение соперника – он показывает, чем кончается удар нападения – когда бьющий падает сам, – кувыркаясь через голову.
И чем сильнее бьет – тем быстрее падает сам бьющий. Применяющий технику обороны боец делает очень маленькое движение, и он совсем не препятствует атакующему, не блокирует – доводит до логического конца начало атаки – и атакующий оказывается побежденным своей же агрессивной энергией. Не так ли? – обратился ко мне Та.
– Похоже, – отвечал я, – “спец” айки-до делает очень маленькое движение, “поправляя” траекторию нападающего так, – что тот делает очень большое движение, кувыркаясь всем телом.
– Поправляя! – хорошо сказал ты, потому что правильно; при этом подвергающийся атаке должен быть прав: владеть правдой… И это есть обеспечение его победы. Рукой настоящего мастера у-правляет Космическая Правда, она дает ему силы. А почему? – Та смотрит на меня.
– Почему дает силы? Ну, он же – мастер искусств…
– Смотри суть! Космическая Правда дает ему силы – потому что он дает все свои силы – Ей. Вот в чем дело! Обмен на равных…
– На равных? – удивился я.
– Именно так. Если не на равных – то это не “обмен” – но “обман”, отсутствие Правды. Космической Правдой владеет Бог, и Он ее дает Своим друзьям. Друзья Бога – это правдивые люди, Метоус – улыбнулся, глядя на меня, Таумлер.
– Однако, мы говорим не о механическом айки-до, – продолжал Он, – говорим об энергетическом, тонко-невидимом. Но все – подобно!
В области пупа, в “киноварном поле” мастера воинских искусств “выращивают” некий “плод”, абстрактно говоря, – энергетический шар; и Аст-Воин тоже связан с особым энерго-полем, имеющем форму шара или сферы – от которой отражаются назад, тупясь, энерго-стрелы атакующего.
Об этом еще скажу, но сначала усвой уставное Правило Аст-айки-до: не препятствовать энерго-удару, излитию энергии, – чтобы она познала свое русло как ложное и “совершила кувырок через голову”, и стала как бы “змеей, кусающей свой хвост”! Любое же проявление агрессии есть ложь, и она зацикливается на себе самой до тех пор, пока не исчерпает своей отрицательной энергии, и не исчезнет как таковая. Это – Правило!
А О применении этого правила я тебе рассказывал и буду рассказывать – пока количество рассказов не достигнет определенной меры, чтобы перейти к новому качеству. И этот Шаг ты сделаешь сам – и на новом качестве сознания перестанешь задавать мне вопросы. И этот Шаг снимет все твои вопросы к миру! – снимет их с повестки твоего Дня…
Станешь рядом с Победителем.

СМОТРЕТЬ СКВОЗЬ УХОДЯЩЕЕ
– Есть большая зона сумерек! – сказал мне как-то вечером Та, – это область большинства людей… Это рабы человеческие, все рабы здесь находят себя, – кроме рабов Божиих. Последние, то есть, по сути, – Первые “новые” люди – “сыны Божии” находят себя в предрассветных сумерках: в ожидании Светила.
Ты помнишь наш рисуночек, на котором я тебе объяснял то, что есть Первоначальное Звено, за которое цепляется Цепь Восхождения или Освобождения, и другие цепи, которые, не будучи связаны с “около-Я” Бога, – являются цепями закабаления, хаотического сползания и так далее, и что есть как бы “дисплей”, на котором световой точкой движется, по своим координатам, каждая, энергосущность? Сероватое свечение – область рабов человеческих, яркую световую точку являет человек-личность, носитель определенной идеи, а не просто распространитель ее, тем более – не потребитель!
Вспомни картинку и оглянись вокруг: вот эти завихрения, лучи, потоки, щупальца, сети, точки, формы, молнии, энерго-туманы и энерго-сущности, и так далее, – все они составляют, замыкаясь друг с другом – или враг с врагом, – главные направления Цепей Освобождения и Закабаления. Не увидишь этого моргающими глазами – но в тонких мирах это явлено “Неморгающему Оку” – да пусть смотрит оно сквозь все это!
Сквозь. Не участвуй тонкими телами в игрищах тех, которые исполняют акт самоуничтожения Обреченных: будь среди Обрученных! Обрученных с Девой-Истиной, – зная, что это Кольцо Обручения – есть Звено, связующее с Цепью Освобождения, ведущей – к Богу. Имей в виду только это связующее Звено-Кольцо, потому что все иное ведет к Цепи Закабаления!
Все иное! Оглянись: общества, братства, союзы, товарищества, партии, компании… – это объединения-цепочки, со своими траекториями, появляющимися на “дисплее” и исчезающими. И они имеют свою судьбу: свое начало и свой финал… Смотри – откуда и куда направляется энергия их: условно говоря, – на “плюс” или на “минус”. И поймешь, что нет особой разницы между направлениями: они принадлежат, по сути, – зоне Условности.
– Но бьются они не “условно”, – сказал я, – до крови! —
Они враждуют – но это далеко от “поля боя” главных Сил: это разные энерго-цепочки, пути враждуют, а вернее – беспутства, линии-пересекающие-друг-друта, а вернее – враг-врага, – враждуют, “творя” хаос в Хаосе.
“Проливают кровь” – и меняют “одежды”! Есть “Паук”, пьющий эту кровь, – он может натравливать своих жертв друг на друга, и в этом все дело: они жертвы “Паука”, который служит “паутине” – то есть Цепям Закабаления, приковывающим, в конце концов, к сидящему где-то Великому Пауку, меняющему своих малых “паучков” как перчатки, для каждого времени – своих. Многое непонятное (Таумлер рисует в это время какие-то завитушки и прямые) может быть понято через простые схемы начертания траекторий…
Во главе, в источнике этих всех направлений, стоит какая-то мысль,
заряд энергии, увеличивающийся от притекающих подобных и более слабых токов, и, пока не израсходован заряд, – движение есть. Но это не движение к Богу, не Путь, – поэтому слепые бегут вместе со слепыми.
Ты можешь долго бегать вслед за слепцами, умирая и рождаясь, меняя взгляды и настроения, меняя цели по принципу – или “плюс”, или “минус”, – но это все ложные цели, ибо кончаются… началом такой же ложной цепи. И потерей крови! И духовных сил! Не бегай:
ибо есть одна и Единая Цепь Светлых Друзей, ведущая к Богу, к Истине Освобождающей. Строен и Един Путь Великого Освобождения от Великого Обмана, сотканного из бесчисленного количества маленьких обманных нитей…
Это паутина, Me! Очередной “Паук” будет сосать твою энергию-кровь, и в очередной раз, по своей очередной “смерти”, ты пожалеешь о такой очередной своей судьбе.
Потому и говорю, Метр! – исполняй Слово, которое есть Богом данное, как и Язык-связующий-с-Богом, о котором еще буду говорить, – но сначала стань Воином Духа. Чему научаю: арена битвы внутри тебя, внутри борются “я” малые, – а “имя им – легион”! – с Высшим, вернее – против Высшего “Я”. Каждый миг и каждый век есть Время Боя.
И есть перекресток: это крест любого человека, но не всякий воскресает – будучи распят миром мирским.
Каждый шаг – либо в Свет, либо в прах-тьму; либо в Цепь Любви, либо в цепь вражды; либо Сила, “высь мира” – либо слабость, “сползание”… Не действуй и не имей цели в зоне Условностей!
Отдавая, являя “У-дар”, шествуй к Центру – ввысь. Открывайся и будь открыт только Сверху! – Закрывайся и будь закрыт для преходяще-смертного, которое тебя окружает, растворяет и желает сделать своим подобием…
Не иди в мир “оживлять его” – оживляй только того, кто по неисповедимым путям – принимает в тебе участие! Рассеянные части твои встречаются тебе на Пути твоем – вот их-то ты и должен собрать воедино и “оживить”, из врагов сделать друзьями. Они идут навстречу тебе – идущему навстречу им!
Что не идет само к тебе – не твое, и будет ошибкой вмешиваться не в свое дело. Помалкивай! Говори лишь с тем, кто говорит с тобой; в иных же случаях или со-весть подскажет начать первому, или – будет Знак…
Первая моя заповедь ученику: не нарушай рисунок, сложившийся в той или иной зоне, не вмешивайся, не смешивайся… Будь невидим – и увидишь все. Будь неслышим – и услышишь все. Да, и да! “Смотри Оком сквозь” – это означает “Отсутствие”: умолкнешь – чтоб Услышать, исчезнешь – чтоб Увидеть.
Если ты хочешь как Воин – Видеть и Слышать, а не выставлять мишенью свое малое глупое “я”, не ограничивай своим присутствием свободы действий каждой сущности: ты не шлагбаум, ты – совершающий Путное Шествие по планете Земля!
Не влезай малым “я” на большую трибуну – это будущие эшафот и плаха. Мерой твоей высоты служит мера твоего участия в Деле Бога на Земле, человек!
Не будь человеческим рабом, будь Божьим рабом – затем, чтобы удостоиться Чести стать Другом Бога.

НЕ ПРЫГАЙ ПО АРЕНЕ
Так научал меня Та. И говорил еще вот что:
– О, Метик, пока ты не вышел окончательно из этого города, ты будешь подвергаться нападению различных субъектов. В этом Переходе постоянно будь наготове! Смотри в оба и ни на чем не задерживай внимания, чтобы видеть Внутренним взором, открытым Немигающим Оком. Не напряжение, но полное внешнее расслабление, которому ты научен.
Чтобы овладеть ситуацией – владей собой!
Мысленно, или ментальным телом, присутствуй в месте своего рождения: это твой магический Пуп Земли. Я еще отдельно буду говорить об этом, но предварительно знай – это будет твоя точка зрения на на-падающего: ты увидишь молниеносную картину – линию судьбы этого субъекта. Из прошлого – через настоящий момент – пунктир грядущего начертания его жизни. И, если ты внесешь “коррективы” своей рукой в это начертание, – то станешь “привязанным” к этому субъекту навсегда, – ты увидишь это!
Эманации твоей энергии останутся, подобно отпечаткам пальцев,-
и ты будешь, таким образом, участвовать во всех последующих делах этого субъекта, – как бы часть его…
Нужно ли тебе это? – если он ниже тебя, а не выше!
Не лучше ли быть свободным и принадлежать только себе… и Господу Богу? Стоит ли рассеивать себя через прикасания? – Я говорю и о касаниях тонкими телами. Кому-то ты однажды отдал порцию энергии, у кого-то взял… Отдаешь и берешь заимообразно. И сотни, тысячи таких контактов! – Не творишь ли ты хаос в Космосе, не прыгаешь ли бессмысленно среди Божественного Танца, не издаешь ли какофонических звуков в Божественном Оркестре и Хоре, не мельтешишь ли своими лицами пред Ликом?!
Не выглядишь ли ты, попросту говоря, дураком в глазах Небожителей? – Ведь ты постоянно в поле их зрения, как и все люди на Земле – в поле зрения Старших Братьев… Они очень суровые зрители, обладающие высочайшим чувством юмора, – а человек слишком примитивный актер, чтобы серьезно увлечь их. Ах, как поистине скучно! И – меняется репертуар Земного действия.
Так говорил Та, и я что-то спросил тогда, кажется – следующее:
– Эти зрители меняют наш репертуар?
– Нет, они – неучастники наших игр. Но так получается, что, когда кончается наша “пьеса”, становится совсем уж неинтересно! О “совпадении интересов” говорится каждому ученику лично его Учителем, и этого не надо и не дано знать никому, кроме них.
Таково Участие Высшего – в низшем: посредством учеников, которые сами выходят к Учителю (“Как я – из подворотни”, – подумал, но не сказал я), – и Та закончил этот свой урок фразой:
– Проиграй заранее все игры смертных, будь же достоин настоящей роли: играй Самого себя как ученика Воина Бога – как Духовного сына Таумлера, вестника Грядущего!

ТАЙНА МАСТЕРА ЕДИНОБОРСТВ
Я не знал, как мне реагировать на это, и молча шел рядом. “Чтобы владеть ситуацией – надо овладеть собой”… Наконец, я вопросил:
– Так что же, мне воображать судьбу того субъекта, и ожидать – что он со мной будет делать?
– Опять ты рассуждаешь, Мет, как тот мой знакомый, у которого длина языка значительно превосходит величину его мысли! Во-первых, если ты будешь совершать Ход Сохранения, как я тебя учил, – никто тебе особого вреда не сможет принести; во-вторых, будь же – моим Учеником!
Я тебе говорю, что айки-до работает как ускоритель реакции, причем ускоряется не только как бы химическая реакция проявления путей энергоносителей, но и твоя собственная, – если ты находишься в вертикальном строе Аст-Воинов!
Все произойдет быстрее, чем тебе кажется. Внутренний мир имеет иную геометрию и скорость времени – забыл, что ли? Советую так себя держать, чтобы лук твой всегда был натянут, и стрела ощущала нетерпеливую силу тетивы…
Это тонкие вещи! Я говорил тебе о позвоночнике как о струне, – но это же и тетива! Струна “музыканта” может служить и тетивой боевого лука, – зависит от напряжения. Вот в чем дело…
Ты делаешь двойной выстрел: сначала “отстреливаешь” свое сознание Богу – то есть, пускаешь стрелу в Учителя, и через него по Цепи – к Единому, – и Бог Един уже направляет затем твое действие… И твой второй выстрел опередит действия атакующего! Такова реакция настоящего Воина.
Не дергайся и будь абсолютно спокоен: тетива никогда не дремлет и среагирует раньше, чем ты заметишь это моргающими глазами… В этом и все умение: совмещать Покой полнейшего терпения с нетерпеливой Силой тетивы. И с верой в Учителя.
Вечность и Миг. Тонкий и грубый мир! Вечность и Миг дают Жизнь и Смерть. Попробуй удержать их дары разом: это и есть тайна Искусства Мастера! На это умение тратится не одна жизнь и не одна смерть… И это – обыкновенное Ученичество!
Главное – достойно выглядеть в любой ситуации, ибо Свидетель всегда присутствует, Метоус! Если не на Земле, то в Небе; а если не в Небе, то Внутри тебя – ты сам – грядущий Мастер единоборства Жизни со Смертью.

ЖЕРТВА И ДАР
Еще тебе расскажу об энерго-стрелах, посылаемых в тебя при эмоциональной или мыслительной атаке.
Не смотри на форму мысли, не обращай внимания на эмоции, задача – увидеть, откуда изошла стрела и куда направляется… Решение этой задачи даст тебе половину победы, – если ты все-таки оказался участником этой игры.
Какая разница, что за стрела? Она может быть длиннее или короче, того или иного качества, наконечник ее может быть съемным, иметь ту или иную лекальную кривую, наконец – отравлен и так далее_ – но что это значит, – если не попала она в цель? Какое же значение это имеет, – если цель поражена!? Стрела – средство. И ничто иное.
Рука и глаз, направляющие стрелу, – вот что определяет ее силу, ее значение для исхода боя. Направление!
Если эта стрела направлена на Целое, на Единое Светлое, от лица которого говорит твой настоящий Учитель, если направлена она в Учителя и Друга твоего, – эта стрела должна быть сломана, сбита со своего пути, принята твоим щитом или твоим телом!
Ты должен победить лучника, пускающего эту стрелу, каким бы ни был он искусным и сильным. Говорю принципиально, и не о себе – потому что, дойдя до моей Точки и став на нее, – затем будешь выходить на нового, более высокого Учителя. Нет такого лучника, которого не победил бы ученик – став между ним и Учителем! Вот в чем дело.
Не бойся, ученик: тебя убережет Бог – когда увидит жертвенность твою… Когда Он видит, что человек не дорожит жизнью своего низшего “я” во Имя целостности высшего “Я”, – Бог дарует такому человеку силы высшего “Я”, – и этот человек побеждает и поднимает все низшее… О, ты поймешь, Метр, что это – двойник твой низший – поднявший руку на Высшего Двойника – выступил в роли того лучника!
Так, но знай – в самый крайний момент в твоем владении появится сияющий меч (“Меч-Та”! – сказал я про себя), и он решит исход боя в пользу Света. Если же ты дрогнешь, или, как ты выражаться изволишь, – “дернешься”, – твоя дрожащая рука не удержит Данный Меч… Пеняй тогда на себя.
– А как же, – спросил я тогда, – насчет того, что ты сказал Мне раньше о том, чтобы ученик, при опасности, пускал первую стрелу в Учителя?
– Все просто, это же разные Цепи: “Друг” и “Враг” , грубо говоря, “разного заряда”. Так что, когда ты посылаешь стрелу-информацию по своей Цепи, – то через Друга-Учителя она возвращается с твоим “зарядом”, умноженным до бесконечности, – ибо от Бога! Так что “Враг” обречен…
– Внутри тебя, кстати, эти молнии блещут так, что не каждый ученик выдерживает такие “грозы”! Тела должны быть чисты, я повторяю, чтобы быть проводниками высшего. И это жизненно важно: монахи, йогины, святые, “белые” маги “воздерживаются” не только из-за запрета убивать и поедать трупы, но и потому, что “грязные” тела в названном случае могут просто сгореть дымным пламенем!
– Такова Высшая мера высшего Мира. Знай это, Метр!

“НОВЫЙ” ЧЕЛОВЕК
Таумлер часто говорил мне об этом:
– Это несовершенная часть твоя на тебя нападает, одно из твоих малых “я”, пожелавших завладеть высшим “Я”, – думай так, и ты будешь недалек от истины; освобождайся от этих малых “я” – и ты будешь прав.
И еще, например, был такой диалог:
– Стань достойным – и Господь откроет Себя в твоем д р у г е… И надо быть достаточно чистым, чтобы понести Божественную Его Энерго-эманацию, связующую тебя с Другим; это и есть – мост Спасения, и твоя неуязвимость для врага, и неразгаданность: “Враг” не ведает о Дружбе!
Это и можешь называть “делание Врага Другом”, переход от Смерти к исчезновению Смерти, от Мертвого Камня – к Живому Камню, в вертикальном строении Храма – вот что такое Преображение!
– Преображение кого, – автоматически задал я вопрос, – врага или же меня самого?
– Преображение мира. Враг – и внутри тебя, и вовне тебя – то, что несовершенно, что разъединено, когда слово “брат” заменяется действием “брать”… Вот что требует преображения в Друга! Преображение – одномоментно, и там, и здесь – везде. Всего мира, вот в чем дело. Дело Бога на Земле. Не Слово, но Действие: “Люблю!”
– Господь делает Достойного соучастником Преображения?
– Соучастие в Любви есть Творчество. Влюбленный – Победитель, знай – но поймешь позже. Бог – Творец: Творение – Дом Божественный. Друзья: Братья и Сестры – Сыновья Господа. Это и есть “новые” люди.

КУ-КУ..!
«Не диалог, а скорее – интервью… Ладно! Разберемся как-нибудь… А пока уточним детали”, – думал я про себя, когда мы снова шли молча, но, как я чувствовал, диалог-интервью продолжался (лось) на “тонком” уровне: по крайней мере, внутри себя я полемизировал с Та…
Но, поистине, была бы интеллектуальная свалка – если бы я еще и пересказывал здесь все эти свои внутренние дела! И так хватает того, что и о чем говорил Таумлер, – а говорил Он как бы между делом (а Делом нашим было Путное Шествие на Холм!), отвечая на мои вопросы и вопросики – как бы лия щедрой струей Живую воду из кувшина, или из урны… Кстати, – откуда? И я задал такой вопрос:
– Та, – сказал я, – мне немножко еще непонятно насчет всей этой нашей игры в низкой пьесе. За ней наблюдают “Высокие Зрители”, которые, в общем-то, не вмешиваются в шальные наши дела. А как начет Воинов Бога – откуда и куда Они… маршуруют? (Из меня выскочило “маршуруют”, и я тут же прикусил язык, – но было уже поздно, – и я не успел прикусить “хвост” этому словечку).
– Тебе было сказано, Me, что я ценю твой юмор, исходящий из твоей сути, – но ты наблюдай за собой и смотри – какое… из тонких тел блокирует себя такими шуточками: это означает, между прочим, его неподготовленность к заряду информации: сильное тело не защищается такими глухими щитами – тем более от яркого света…
Лью же я на твою голову только чистый свет!.. Воины Бога не “шуруют”, и не маршируют строем: они летают…
– Как летают?! – опешил я.
– Поодиночке, – ответил Та.
– А нельзя ли поточнее?
– На тупой вопрос – тупой ответ. Как десантники. – Они летают, как десантники, – если говорить на близком тебе языке бытового уровня…
– Угу, – сказал я.
– Ку-ку! – ответил Та. И посмотрел на меня. Но я уже начал привыкать к Его неожиданной реакции и не слишком вытаращил глаза. —
Кстати, – сказал Та (потому что я молчал), – с моей стороны
происходит постоянная демонстрация приемов Аст-айки-до, – и ты, Метоус, не накручиваешь этого на свой длинный ус? Я возвращаю тебе своими ответами твою же энергию – так что неуязвим для твоих стрел, – это во-первых; и, во-вторых, – я обогащаю твою энерго-стрелу аурой своей Точки зрения, – так что, принимай подарочки!
Но главное, что отличает “светлый” ответ от “темного” – при-надлежность, хотя бы краешком, – Истине… Впрочем, “краешками” и зацепляются звенья цепи; любой механизм передачи работает только на точках соприкосновения и “крючочках”: это имей в виду… И не выставляй своих “крючочков”!
“Темные” как бы крючком багра тебя цепляют за эти крючочки и бросают вниз; “светлые” же позволяют тебе бросить вверх некий крюк или якорь, который зацепляется за высокий камень, – и по веревке, привязанной к якорю, ты взбираешься на скалу…
Вот такие “игрушки”! Эта веревка называется еще Серебряной Нитью, и такой Высокий Камень всегда был, есть и будет! Но тянуть тебя не будут: не выставляй своих “крючочков”… Понял что-нибудь насчет “Ку-ку”?
– Наверное, ты – этот Камень?
– Камень не говорит “Ку-ку”! Мы отвечаем на твой вопрос о связи Воинов Бога с “Высокими Зрителями” – с одной стороны, и с “актерами” – с другой стороны, не так ли? И при чем здесь кукушкa? Я же сказал, что Ответ должен обязательно четко включаться в Цепь Освобождения Истиной: ведь айки-до не нарушает естественности траекторий Космического Круговорота – не так ли?
Поэтому: какова миссия “кукушки” в Космосе? – Или: почему же я сказал “Ку-ку”?
Прием мой был таков: во-первых, ответить в тон тебе и как бы возвратить твое качество энергетики; во-вторых, – намекнуть на истинное положение вещей, то есть – дать качество своей энергетики так осторожно, чтобы ты не “подавился”: насколько поймешь, настолько и станешь богаче. Так поступают Воины Бога.
– Как, все же, насчет кукушки? – настаивал я. —
Ладно, скажу! А насчет зануды – скажешь сам себе.
Ты задаешь вопросы из репертуара детского сада, и, с одной стороны, – это хорошо, потому что сказано в Новом Завете о том, что надо сначала “обратиться и быть как дети” – чтобы войти в “Царствие Небесное”. Ты ведь изучаешь религию, как мне сказал? Или целиком погрузился в воспоминания об играх? “Ку-ку…”, – говорят те, кто спрятался, – тем, кто их ищет. Вспомнил? – это один мой намек на то, что ты нашел меня, Воина Бога, – а не я – тебя. Мы – явны, но наша Явь – есть тайна для большинства. И второй намек – на то, что “миссия” кукушки в том, чтобы подбрасывать яйца в гнезда птиц, – не так ли?
Не так ли “подбрасывает” и Воинов Бога “Верховный Зритель” в земные “гнезда”?
– Согласно древнему поверью, сам Владыка Вселенной предстает в образе кукушки и предсказывает судьбу, – сказал я.
– Ты достойный слушатель! И я говорю тебе, что каждый Воин несет, являет собой определенную идею, Весть, – и “яйцо” это “высиживается” земными учениками Воина.
– И о правильном строении тонких тел, я помню, ты говорил, как о форме “идеального яйца”!
– Именно Идеального! – хорошо, что помнишь это. Но “яйцо” – то же наше Звено, наша Нота, и, в конце-то концов наше-и-небесное “Кольцо Обручения”, о котором сказал тебе! Это необходимо хорошо понять, “высидеть”.
– Так, – сказал я, немного подумав над таким применением правил Аст-айки-до, – в этом смысле Воины Бога летают как кукушки. И как десантники – от неба до земли..?
– Да. И как бабочки.
– И бабочки?
– Да. И как стрекозы. Только не говори – “стрекозлы”! – а то сам таким будешь, вспомни сказочку об Иванушке. Я уже видел это чудо, пойдем-ка! – Он повлек меня к берегу.

{mospagebreak}

НАСТОЯЩЕЕ ЧУДО
– Это – чудо, если ты еще хочешь чудес, – сказал Та, когда, пройдя несколько шагов вдоль воды, Он наклонился и показал какую-то жуткую паукообразную личинку. Это плавающе-ползающее насекомое находилось на камешке возле самой воды, и с ним происходило нечто из ряда вон выходящее.
Из его жутких челюстей торчало нечто сферическое и светлое. Приглядевшись, я увидел: огромнейшие глаза! – Это была голова… стрекозы: она медленно-медленно выползала из этого панцирного паука!
Вот из хитиново-жестких ног осторожненько вытаскиваются тоненькие ниточки стрекозиных ножек… Одна за другой, как из скафандра, они вытащились, освободилось тело стрекозы: очень и очень медленно, осторожно появилось это мокрое, легкое тельце, – я наблюдал за этим, затаив дыхание…
Солнце освещало эту фантастическую картину, и блеснули мокрые, слипшиеся крылышки преображаемого существа; подул тихий прохладный ветер, – и вот, через несколько минут, крылья расправились и заблестели; и еще через минуту, выставив усики-антенны, – это космическое существо подняло крылышки, взмахнулo ими – и улетело прочь от нас, зрителей..!
– Очень похоже появляется и бабочка из куколки, – спокойно
прокомментировал Та, – и – Учитель из Ученика! Это есть настоящая Пьеса – интересная для настоящего Зрителя…
Таумлер просто смотрел на меня, но я внутренне вздрогнул – потому что вдруг почудилось – Он смотрит на меня, как на эту жутковатую личинку… Однако! Немного душно… —
Да, Учитель из Ученика выявляется подобным же образом, – но
это просто Ученик преображает себя так, что удостаивается крыльев! Это и есть то, о чем я тебе говорил на языке смертных – как о Шаге к Новому Качеству от того Количества, которое порядком начинает надоедать… Как тебе нравится та личинка?
– Да, не очень…
– Ты же записал мои слова: “Чтобы запомнить врага в лицо – почаще смотри в зеркало!” Это и есть тот Враг, Me, которого надо преобразить. А не “вырубить”…
Личинки с такими же челюстями “настоящих бойцов” нападают на тебя. Два варианта: либо все они поедят друг друга, то есть, – враг врага! – либо улетят из этой зоны Обреченных… Я называл: “Цепь Освобождения” и “Закабаления”. —
Понятно, – сказал я, – дело Воина Бога – научить летать!
– Просто помочь, Мет! – чтобы ты сам вырастил крылья. Ведь если я, из дружеских чувств, их просто пришью, – пока у тебя… есть челюсть личинки, – ничем хорошим это дело не кончится.
Дело Воина Бога не “делать добро”, а просто ненасильственно открывать людям глаза на них самих – и на Пути Господни.
– “Не делать добро” – не означает ли – “допускать зло”?
– Я сказал то – что сказал!

БОГ-ВЕСТЬ!
– «Открывать людям глаза на них самих – и на Пути Господни”, – повторил я, – эти направления не совпадают?
– Если бы люди повиновались Господу – не было бы проблем, разве тебе и это непонятно? Писание не говорит, что – “добро”, и что – “зло”, – оно просто научает правильно поступать, чтобы не допускать умножения зла. Потому что человек пока не в силах понять – что есть Добро, и что есть Зло!
– Почему? – “хорошо” и “плохо”…
– Если я тебя сейчас ударю вот этой палкой, – Та приподнял свою тросточку, – это будет хорошо или плохо?
– Если заслуженно – то хорошо, а несправедливо – плохо.
– У человека всегда есть грехи, за которые когда-то, но неизбежно придется расплачиваться плачем; но допустим, ты чистый человек: я тебя бью палкой – и поступаю очень даже неплохо!
– Почему же?
– “По кочану!” – Та смотрел на меня, в общем, серьезно, – а вернее, – “по мозгам”, но очень осторожно, чтобы ты остановился и немного подумал. Потому что я вижу немного дальше тебя, и ты согласился следовать за мной. И это тебе надо разжевать, дитя мое?
О частном случае правильно никто не может сказать – “добро” это для него или “зло”… Конечно, тебе будет больно – но недолго… Что же последует? Ты можешь ударить в ответ или затаить обиду, – хотя на Учителя не обижаются, тем более не поднимают руку; – или же, если ты был виноват передо мной, то успокоиться, – как бы получив свое. Но что дальше?
Этот удар изменит траекторию твоего пути, он своей неожиданностью смешает мысли в голове твоей, и ты сделаешь не то, что хотел сделать еще минуту назад. Не так ли?
Ты можешь отомстить обидчику и с приподнятым настроением завернуть за угол – где тебя тут же, к примеру, – собьет автобус…А может быть, после этого удара ты о чем-то задумаешься, и тебя озарит идея, которая в скором продвинет тебя ввысь!
Как же ты можешь сказать сейчас – добро или зло этот мой гипотетический удар? Есть сотни вариантов последующих за этим действий, и к чему они причинно приведут – не известно никому, кроме Бога!
Но и Он не скажет тебе, пока ты не станешь Его Другом, идя к Нему – во исполнение Его Завета.

ИЗУЧЕНИЕ РЕЛИГИИ
– Ну что, продолжаешь “изучение религии”? – как-то неожиданно спросил Таумлер. – Если ты внимательно прочитаешь Новый Завет, то найдешь много примеров “стиля Победителя”.
Когда Господь говорит о том, что, если кто принудит тебя идти одно поприще – иди с ним и два… Или – если кто ударит тебя в одну щеку – об – рати и другую… Разве такое обращение не похоже на прием показа атакующему ложности направления его действий? Тут срабатывает та “обратная перспектива”, о которой мы ;уже говорили с тобой.
Принцип “доведения до абсурда” – тоже из арсенала самообороны на Астральном поле боя, только наш принцип ненасилия помогает самому идущему ложно – дойти до абсурда. Самому!
Аст-айки-до – как бы ускоритель реакции, катализатop, – способ быстро показать – куда идет атакующий!
А сам же ты следуй только за Победителем, – “изучающий религию”! – Та метнул в мою сторону суровую молнию своих глаз. Сказал Сын Божий Иисус Христос: “Я победил мир!”, – и что-то слишком мало среди “человеков” находится таких, кто находит силы уйти из мирского круга побежденных – за Победителем!!! Уйти навсегда.

ЦЕЛО-МУДРИЕ
– Уйти – стать незримым… Мир не допускает таких Полетов вне расписания! – продолжал в задумчивости Та. – И даже близкие твои, любимые тобою люди будут хватать тебя за руку и пытаться удержать при себе…
Однажды они предстанут перед тобой в одежде “врага”, – и тебе надо будет применить стиль Аст-айки-до, – чтобы ласково, твердо взять за руку – и вывести – за! За Город… И они должны будут познать этот Холм Преображения. А может, и нет… Не сейчас-и-не-здесь… Кто знает?!
Таумлер минуту помолчал и с некоторой грустью продолжал:
– Трудно говорить об Аст-айки-до: оно невидимо! Чем может “похвалиться” мастер этого Искусства противостояния Разрушителю, – если ни начало, ни исход боя неведомы и невидимы обычному смертному?
Только Без-смертные могут оценить такое Искусство (интонация его повеселела) и пустить Воина на Златое Крылечко!..
Мастерство Воина Духа показывается и доказывается актом и фактом Победы над смертной частью – приобщением ее к Целому, Живому, – о чем и твержу тебе как о Преображении, – но это же означает и пресечение “Человекобожеского” направления как ложного! Победитель перестает быть заложником Лорда Гибели, – он освобождает от пут неведения внутреннего человека: освобождает Деву-Истину в себе, – одномоментно Дева-Истина освобождает Воина, – и они, Обрученные, являют мудрость Целого: Целомудрие Любви к Богу, ибо Бог возлюбил ищущего Его в Духе и в Истине..!
Ты еще от меня услышишь о Жене, тебе предпосланной, имя которой – Истина, – но пока, Метоус Явков, знай, что Победитель свершает Полет на крыльях Любви к Богу и Творению.
И, Влюбленный, – восходит на крыльцо Дома Бога.
Побеждая “Человекобога”, – Воин Духа – на Пути к обретению того статуса, который называется – “Богочеловек”! Я, вообще-то, веду тебя вне рамок религиозной традиции, ибо она – для всех рабов Божьих, но есть избранные для исполнения особых поручений Горних Сил: они несут и свой, и Данный Крест по-особому, своему Пути… По займись постоянным изучением Священного Писания – и узнаешь, что каждого спасает Традиция его рода, народа.
В разных традициях разных культур по-разному называют Воинов Духа, но я тебя научаю только – сути, а не форме, которая может претерпевать разные изменения в устах разных наставников, проповедников и преподавателей…

ЯЗЫК-СВЯЗУЮЩИЙ-С-БОГОМ
К е м преподается – вот в чем дело, – продолжал Таумлер, – для каждого уровня сознания нужен свой учитель. Понятно, – как для каждого человека, и для каждого его возраста. – Свой Учитель появляется и у каждого отдельного народа, культуры, – в зависимости от Уровня вмещения, попросту говоря…
– Из-за того не понимают друг друга последователи различных Традиций и Учений, – что их религиозные Учителя говорят на разных языках? – попытался вникнуть я в суть дела.
– Не совсем… Мне же пристало время сказать, что есть только Один Язык. Потому что есть Единый-в-Трех-Лицах-Бог, и есть Человек —
Образ-и-Подобие-Божие. Есть Язык-связующий-с-Богом! Тот Язык, которым Господь глаголил Первочеловеку.
И падший человек до тех пор “не будет понят” Богом, вернее говоря, – Человек-Блудный-Сын вернуться не сможет в Родной Дом в качестве Сына до тех пор, пока не восстановит Язык общения с Богом-Отцом.
Богочеловек! Это элементарно просто понять: пока “образ Божий” будет
говорить не на Языке, данном Богом-Отцом своему “образу”, – он будет говорить на языке… каком? – обратился Таумлер ко мне.
– Животном? Дьявольском?? “Слишком” человеческом??? – перечислял я…
– На языке не-Истины, не-Знания и Вражды! В общем, на языке войны.
– Потому Учитель есть Воин? – догадывался я.
– В наших условиях – да.
Воин Бога знает все языки, он начинает говорить на языке Нападающего
– и заканчивает Языком Бога: ставит Точку – на Языке-связующем-с-Богом: на свою Точку зрения ставит “врага” – тем его и побеждает!

ПРИМЕР
– Есть своя иерархия учителей, но сейчас-и-здесь Учителя Истины учат общению с Богом. Тому Языку, который можно считать и Оружием. Это Энергия-Свет, Энергия-Луч, Энергия-Меч, Энергия-Нить… – Таумлер, крутанув, подбросил свою тросточку, поймал ее – и продолжал:
– Этой Серебряной Нитью, даруемой мною тебе, – окутывай себя в кокон-щит и в куколку, из которой в срок вылетит бабочка! Не прерви эту нить ни на миг – иначе не получится целого кокона.
Научишься Языку Нового Человека: именно Новый Завет зовет Языком Спасения, этим Языком будут говорить на “новой” Земле под “новым” Небом… Это тайный язык, и это язык так называемой Грядущей Расы; и мы, Воины Бога, – как бы являем буфер между эшелонами рас.
В тайной традиции имя мое – Лорд-Шестая-Раса… Научу и тебя найти свое Имя! Оно связано с Именем Учителя.
– Итак, разговаривающий-с-Богом есть Победитель?
– Не путай средство и цель, Метр! Первое и необходимое условие – Язык. – А для чего? – Для того, чтобы участвовать в Деле Бога на Земле. И Выше. Пойти за Сыном Божьим…
Я тебе не могу сказать того, что ведает Господь о тварях Своих и Сынах Своих. Он Сам скажет Победителю. Победившему то, что мы определили как “не-человеческий язык”. Победитель – услышит Господа!
Вот – единственное первоначальное Дело, достойное делания.
Первая Школа!
И в наших условиях это Дело – ратное. И я тебя обучаю тем и этим вещам, которые невидимы, которых на пальцах не объяснишь, – их надо только показывать на примерах.
Надо каждого, от его точки, от его языка, – вести к Единой Точке, к Единому Языку Преображающему. У каждого свой Учитель, его высшее “Я”.
Именно для тебя, Друга, – Аст-айки-до есть – Я!
И пойдем выше, мой Друг.

Рассказ восьмой

ЛИКОВАНИЕ: КОВАНИЕ ЛИКА,
или “Спроси у Мертвого, хочет ли он жить?”

(Здесь я расскажу расскажу о том, как мы продолжаем восхождение на Холм, и Таумлер продолжает свое научение – “закругляя” его в целом и одновременно обостряя углы… В частности, говорим вновь о карате, “зверином круге”, об элементарной ошибке убийства и самоубийства, об “исправлении ошибки” – оживлением.)

ПРОДОЛЖЕНИЕ РАЗГОВОРА
– Конечно, придется попотеть, – говорил Та, – но тебе же не привыкать! На тренировках ты доводил себя до того, что омывался по`том, и, когда сдувал с кончика носа капельки пота, – ты радовался, ты чувствовал свои силы. А главное – то, что ощущал себя победителем своей слабости, тебя радовало, что тело повиновалось твоей воле и делало то, что ты хотел ему сказать.
Дело в том, что ты тогда еще мало чего мог сказать своему телу, Ме! Ты заставлял себя – значит, как бы применял карате к самому себе: одно твое тонкое тело боролось с другим – и не покалечил ли ты чего-нибудь внутри себя?
Привыкай к контактам с самим собой на тонких уровнях так, чтобы это было – именно на тонком уровне! Применяй, Метр, Аст-айки-до к самому себе, и тренировочки твои должны быть столь же упорными, как прежде: доводи себя до радости. Победители – улыбающиеся люди! – Та посмотрел в мою сторону, я же смотрел прямо перед собой.
– Все хорошо, – продолжал Он, – даже если кажется – плохо, пока ты с Учителем или на пути к Нему; все же другое – плохо, даже если и кажется, что дела складываются удачно…
– А ты скажешь насчет “черных юмористов”? У них свои учителя? – спросил я после того, как сказал себе внутри: “Все хорошо, прекрасная маркиза..!”
– Сказать-то я скажу, только расслышишь ли ты, Мет! Надо иметь тонкий слух, чтобы различать разного качества “юмор”. Но, конечно же, ты научишься видеть, потому что я повторяю уроки…
Ты понял, что в Аст-карате нет победителей?
– А в простом карате есть! – в этом отличие грубого от тонкого, – высказал я мысль.
– И Смертного от Без-смертного! – продолжил Таумлер. – Позже поговорим о более высоких планах, нежели астральный. Ты продвигаешься потихоньку к пьедесталу… по скользкому склону. Каждый пьедестал имеет такой склон, и только не склоняйся!
Тебя будут пытаться “склонять” – но ты должен забыть правила языка Обреченных, их мертвые буквы, приставки и отставки. Вскоре скажу о Живой букве в Имени Бога, пока же забудь законы мира Побежденных, того мира, где побеждает Черный Пояс… Таумлер второй раз посмотрел в одно и то же место, и я тоже посмотрел туда…

ПТИЧКИ
Посмотрел и увидел: стая ворон собралась у падали, они размахивали крыльями, каркали и прыгали – выясняя свои отношения…
– Ты видишь, – говорил Та, наблюдая вместе со мной эту картину, – все-таки эти птички – черные. Смотри-ка вон на ту, которая шурует своим носом направо и налево, – видишь, как она наводит порядок, и самый “порядочный” кусочек – ее! И каждому – по чину, “по боевым заслугам”…
– У той птички самый черный пояс карате! – сказал я.
– Свояк свояка видит издалека! – ответил на это Таумлер. – Хотя, конечно, ты не та птичка: не стремишься стать лидером какой-либо группы… Лидеры выходят в президенты различных фирм или государств, нацепляют самый большой нос и клюют направо и налево…
– У них тонкие тела наряжены в кимоно различных цветов, – подхватил я, – иерархия “высшего света”!
– Да, но всегда с одним оттенком: кроваво-красным. А, в общем, – сам черный, а паутина – белая! Таковы обстоятельства нашего мира. Где есть стены – там есть углы с паучьей сетью; где нет стен – там находятся черные птички…
Но ты не из этой стаи! Хотя и попал в этот город, со своими стенами и своим пустырем… Впрочем, в него попадают все. Не принимай близко к сердцу, я говорил тебе, что без своего стиля карате-до ты не вышел бы на меня из того прохода… Правда была в том, что надо завоевать право Выхода из этой стаи, – пользуясь ее же оружием .
А теперь ты должен забыть это право! – потому что это не право Входа в Мир Белого Лебедя.
Вот почему каратека побеждает в мире смертных, а в тонких мирах – не он Победитель! У него право “выхода” – а не “входа”.
Победа – за стилем айки-до во всех мирах вражды – говорил и говорю, потому что это стиль “доведения до конца” любого пути, значит – открывающий все двери и врата, освобождающий все и всех. Освобождение мира – через освобождение себя от того, что смертно!
Что они будут делать, – Та кивнул в сторону вороньей стаи, – когда кончится этот труп?
– Найдут новый или остатки “пиршественного стола” какого-нибудь хищника… —
Да. Но дело в том, что в Новой Эпохе не будет трупов. Это символ,
Метр! – Разве ты не видишь во всякой показанной тебе вещи – символ? Ветхое, смертное – качество Эпохи Уходящей, умирающей… Несовершенное – труп, а эти вороны – некие Черные Сущности, заинтересованные в такой пище… Неважно, как их называть, – у них нет Имени, потому что они все равно – умрут! – когда не станет трупов. Вот в чем дело. Те черные “птички”, особенно хищные, а не эти “падальщики” работают на свою главную “Птицу”.

ВЫЙДИ ИЗ КРУГА ЗВЕРЯ
Одно из названий главной “Птицы” черных – … впрочем, нет Имени не от Бога, а Он именует только рабов и друзей Своих по Истине, а врагов именуют либо люди, либо сами враги-самозванцы… Зачем тебе знать не-истинные имена, не-имена Истины? Посмотрим внимательнее, чем они занимаются, эти “птички”, “имя которым – легион”. Я тебе говорил о рабстве, а это обыкновенные рабы Разрушителя, слуги “сына Погибели” – чтобы было понятнее… Но имей Око и умей видеть – различая: есть личинки и куколки, готовые к Преображению… Кроме того, есть Очистители от мертвого, – было бы ошибкой бороться против них… Они – необходимый инструментарий, и они – зеркало!
Как явленный закон развития – они одинаковы во всех стаях; и в птичьей, и в волчьей, и в рыбьей, и в “недо-человеческой”, – вот в чем дело. Вот почему Зодиак – то есть “Небесный человек”, – над нашими головами являет Круг, названный “Звериным”: таково же качество еще несовершенного человека, звериными инстинктами довлеющего над нами…
Пояс Зодиака в Новой Эпохе будет называться иначе, это не будет “пояс Зверей”, не будет “Черный Пояс”… Не подчиняйся же этой Астрологии тварей Божиих, избавься от комплексов баранов и быков, львов и скорпионов, рыб и прочих холодных и теплых звериных шкур: тогда сам явишь то Качество, которое и отразишь на Небе – как Белый Пояс, Пояс Чистых…
Это пока учителя низшего. “Изгони зверей из себя!” – Вот чему должный “звериный” учитель научит тебя! “Сочти число Зверя” – чтобы выйти из числа зверей! Из этого круга Обреченных… Из пояса вражды… Человек делает Небо!
Следуя перво-последнему Завету – Словом Бога творишь “новое” Небо и “новую” Землю, со-творяешь! Это и значит быть “сыном Божиим” – исполняющим собою Небо! – на Земле: внутри себя.
И заметь еще следующее, – продолжал вдохновенное толкование мой Друг, – ты должен познавать эти низкие энергии – чтобы преобразовывать их в высокие: вот в чем суть дела приобретения качеств Победителя. Из материала зверя лепи скульптуру человека! Есть только этот наличный Материал, если есть первоначальная Воля Творца: иного ничего нет.
– Есть свои, наверное, законы лепки, – сказал я, – сейчас вот я все это брошу, и буду изучать ваяние и зодчество!
– Все законы едины, и, если ты бездарь в чем-то одном, – похоже, ты бездарь и в чем-то другом. Отсутствие дарящей, творческой энергии выдает “падалыцика”, и не будь потребителем падали, чтобы самому не сделаться падалью.
Не падай в моих глазах, не падай в своих глазах, но главное – не падай в глазах Господа!..
– Ладно, “все это я брошу” – кроме себя! – в глазах Бога.
– В глазах Друга, – сказал Таумлер. Но это еще не все о Слугах Смертного. Надо назвать – чтобы владеть этим названным, – то есть узнать Имя как меру отношения Бога – и к Богу – названной твари. Кто узнан – тот узник у Свидетеля.
Низкий не узнает Высокого – пока не достигнет его уровня; но более высокий должен называть свое более низкое – чтобы это перестало прятаться, в том числе и от самого себя: тогда оно заставит себя расти!
У низших нет высшего Имени – потому должны получать новые имена по мере роста – пока не изменят низшему, умирая и умирая в каждом имени, достойном нового качества.
Со временем поймешь это, Мет! И узнаешь высшее свое Имя. Я научу этому, но Имя тебе даст Господь по сути твоей. И Данное Имя будет похоже на мое, но что это значит – “имя по Сути? – Ты узнаешь себя – вот что значит Имя: обернешься на 3 о в Матери!
Слуги “Человекобога” сами “делают себе имя”, и в этом нет ничего плохого, если не считать того, что имя это принадлежит праху и разделит с прахом его судьбу. Они, в общем-то, не верят в Без-смертие, потому и остаются в зоне смертных. Верят “сыну Погибели”.

ДИСЦИПЛИНА
– Ты заметил (Та оглянулся назад, на стаю ворон), что у рабов смерти тоже есть дисциплина? Это – палочная дисциплина, свой железный закон вознаграждения “по заслугам”. Божественная же Дисциплина (Таумлер произнес это слово так, что заставил его “висеть” перед моим внутренним взором) нарушает так называемые “справедливые” законы, ибо основана на Любви! И своему Другу Господь даровать может несравненно больше, чем тот “заслужил”, ибо Бог – богат, ибо Он – всеблаг и всемогущ, и в Его руке – дар всякого Дара… Но понять, принять Дар возможно лишь на Языке-связующем-с-Богом, и ни на каком ином!
Рабы же смертного – разделяют между собою то, что “урвали” от стола Господня. У них – лимит Энергии, потому и возникает свара возле каждого куска падающего – не из руки Подающего! Они, не отдавая, – не производят Энергии, они – не творят. Значит – едят просто, как потребители: распределяют между собою – не свое. Чужое. “Деятели” – не творцы..!
– Это про них ты сказал, что слово “брат” заменяют действием “брать”?
– Про них, и про тебя, надеюсь – вчерашнего! Эгоизм – защищать свою жизнь, – как ты это делал вчера: это не твоя – “жизнь”, ты не сам себя родил, но Творец посредством твоих родителей… Своим своеволием не нарушай Его Волю!
Самость тупа, она не удержится на Точке победы, ведь эта “точка” – острие! Заостряй свои внутренние качества – освобождаясь от тупости эгоизма. Так же, как ты в поте лица своего оттачивал технику своего стиля борьбы. Без внутренней дисциплины Победитель немыслим.
Дисциплиной Высшего победишь низшую “дисциплину”, которая базируется на животном инстинкте. Аст-айки-до – стиль Высшего “Я”!

НАСТОЯЩЕЕ
– Неужели так и гибнет мир? – кивнул я, в свою очередь, на эту стаю.
– Мир гибнет? – Он погиб! – сказал Таумлер, очень четко вышагивая рядом. Чувствовалось, что сейчас это была суровая поступь. Через некоторое время Он продолжал:
– Не относись слишком серьезно к тому, что говорю тебе. Высокий полет предполагает вольность, а вольность – это нечто отличное от серьезности! Однако, есть одна очень серьезная и принципиальная вещь.
Было время, когда пришел Богочеловек и сказал: “Я Победил мир!” – Он доказал это. Прошло почти две тысячи лет, пока человечество обдумывало Свершившееся.
И что же мы видим? Если человечество осознало свое поражение – почему же оно не умерло в прежнем качестве? А если не осознало этого – значит, дважды достойно Поражения!
Да и занималось ли оно таким о-сознаванием? – Неважно! Ибо прежнее качество погибает – во всяком случае, – потому что Побеждено. В принципе.
Кто с Победителем мира – тот готов к Новому Имени, к смене Планетарных Энергий – если говорить абстрактным языком.
– Так Он победил стилем Аст-айки-до?
– Он Победил “стилем” Сына Божьего! Выйди из поля зрения рабов “сына Погибели”, – и у тебя пропадет охота к дурацкой иронии. Чтобы быть настоящим шутом, надо знать настоящую Правду, а не ту, что накаркали вороны.
Я тебя учил – как Слышать и как Видеть!

К  БУДУЩЕМУ
Да, Таумлер повторял одно и то же, но каждый раз в новых образах; самые простые вещи служили поводом для того, чтобы наставлять меня на верный путь, и Путь Его мне нравился. Двигался я, по правде говоря, с трудом; но, оглядываясь, видел – все как-то органически вписывалось в мои внутренние сферы, не задевая старых сводов, но понимая и поднимая их; не ломая старых стен – но делая их ненужными… Все ранее закрытые двери раскрывались – и тоже становились ненужными, – не от кого было запирать их: всюду находился я, и мои искривленные отражения – уже не угрожали…
…Был обыкновеннейший пейзаж, но присутствие Таумлера делало все окружающее необыкновенным, наполненным скрытым смыслом; и этот смысл, казалось, был рад показать себя нам, явиться на свет.
Впрочем, свет дневной убывал, солнце уходило – чтобы взойти для других людей – там, на Западе, который для тех людей видится как Восток. (Как назвать – зависит от точки зрения!) Мы шли по берегу, в сопровождении красивого заката, повторяющего свои краски отражением в воде…. В стороне собирался туман, он сглаживал низины и скрадывал русло реки.
Таумлер начал говорить:
– Имей как бы очки, преломляющие для твоего глаза сумрак незнания в свет знания. Собирай внешнее и фокусируй во внутренюю точку. Эта световая точка выжжет ни к чему и ничем не сводимые… “черты и резы”… на странице твоего Молчания. Кстати, так называлась одна из тайных азбук: “черты и резы”.
Ты видишь – солнце играет цветами: земная атмосфера вносит коэффициент искажения, – увы, такова проза аналитического ума!… Говорю об “атмосфере” человеческой души: при ее невысоком качестве все является в сером и сумрачном виде, и становится душновато при такой… душе.
Как этот душный сегодняшний вечер: так и ждешь, что где-то поблизости заквакают довольные лягушки. – Та бросил камешек – и, действительно, квакнула лягушка… – Или – недовольные лягушки! – добавил Он. – Обычное сознание – как взбаламученная вода: дай отстояться воде – и она проявит свои качества Живой воды.
– А… что же уйдет в осадок, – спросил я, – в от-стой?
– Смертное.
– А…
– Говори “Б”, сказавши “А”! Не ходи по кругу в прежнем ритме. И, тем паче, не топчись на месте. Родниковый ключ – движение воды. Движение…
– Скажу на “Б”: это – болото!
– Вот-вот. Очищай знание текучестью-сознанием, если не хочешь, чтобы заквакали лягушки внутри тебя. Пропускай мимо себя все преходящее: если преходящее, смертное останавливается твоим вниманием – оно становится тем, что замутняет в о д ы.
Не пей из лужи: козленочком станешь.
– Где-то я это уже слышал, – сказал я.
– Тем ли ухом ты слушал? – сказал Та.
– Сказка – ложь, да в ней намек? – сказал я.
– Сказ – Правда, скрытая в образах-притчах, Me! Так народ проносит к Грядущему энергетическую формулу своей Эволюции…
Герой Сказа находит Царевну и Царство: не есть ли это – Истина и Царство Небесное? Сказочный герой всегда – Победитель!
Изучай Сказы – и они тебя научат:
ты победишь в этом мире – проиграешь в Том, в тех Мирах.
В будущем.
Этот мир – перетекание настоящего в прошлое; “победа” же здесь – есть Уходящее и увлекающее тебя – в “бывшее”. Истинная Победа – возможность быть в Грядущем.
Ход на Зов Вселенской Матери. Зовет Она детей возвращаться в свой Дом. Возмужавших.
Спрашивает Она, – готов ли ты стать Мужем Жены тебе предпосланной, имя которой – Истина!

УТКА
– Вот еще одна картиночка, – сказал Та, посмотри-ка на тех смешных утят, – Он указал тросточкой на утиный выводок: за мамой-уткой шествовали колонной ее детки, с потешной важностью переваливаясь с боку на бок. Один из утят что есть силы бежал вослед, в отчаянии приподняв свои будущие крылышки, похожие на пушистые прутики…
– А теперь вспомни историю о гадком утенке, будущем лебеде, – говорил Та, – но я тебе хочу сказать нечто иное. Тоже о маленьких детках, только это не сказка, а суровая проза.
Знаешь, наверное, о таком эксперименте цивилизованных людей, ученых мужей, – когда они запускали механическую игрушку перед таким вот утенком, – и последний бежал впереди всех утят за этой ложной мамой… О, детская наивность!
Когда человечество находилось в состоянии младенчества, а точнее будет сказать – когда освободилась от скорлупы последняя наша цивилизация – она была открытой для всех сил Космоса и Хаоса… Ты понимаешь, что я хочу сказать? – спросил меня Таумлер.
– Перед нами запустили механическую утку? – сказал я.
– Нет, не совсем так, но это хорошая схема, – чтобы тебе было понятнее. Мы преследовали ложные цели – принимая их за истинные, – и в этом не совсем мы виноваты, – поскольку были и чисты и наивны…
И вот – кончается завод механической игрушки… Что делает утенок? У него останавливается сердце!
Но мама-уточка – рядом. Она зовет утенка к себе, и пойти на зов – спасение; из последних сил, голодный и одураченный, – утенок должен “бросить это все”, оставить разрисованную игрушку и выйти из зоны “экспериментаторов”! –
Говорят, “Господь милосерден”, – сказал я. – Ожидать, пока Дети распознают отличие Истинного от ложного – в этом и есть Его милосердие? –
Да, это одно из проявлений Его милосердия: Отец ждет – когда Сын вернется сам: та же притча “о возвращении сына”, – к признанию истинности которой мы сейчас подошли совсем с другой стороны. Потому что никак нельзя обойти мудрость Господню – чтобы не вернуться к ней! – Для этого нужно только одно: совершать Путное Шествие. Идти на еле слышимый в глубине сердца Зов, заглушаемый шумом заводимой игрушки. –
Дело Воина Духа – идти вперед и выше, – сказал я.
– Дело Воина Бога, – сказал Та, – не допустить, чтобы р у к а “Самого Черного Юмориста” заводила эту игрушечную утку, Метр!..
Научаю тебя не просто рисовать схемки и “вспоминать прочитанное”, – я учу Делу, – которое есть только один У-дар, длиною в жизнь. И мы об этом уже говорили!

ПЕРО
Вот такие “картиночки” рисовал Таумлер, научая меня видеть. Я уже говорил о том, что каждая вещь, или каждое явление представали, в толковании Таумлера, – как бы написанными с Большой буквы, как бы вынесенными в заголовок: вот это – “Вещь”, вот это – “Явление”!
Так было и в следующий раз – когда, кружась, перед нами неожиданно опустилось белое перо… Видимо, с большой высоты, – потому что я, подняв голову, не увидел в небе никакой птицы…
Та поднял перо, и я ожидал Его реакции, потому что чувствовал, что созревает какая-то мысль…
– Все, – сказал Та, – находящееся в нисхождении с Высоких Планов на Землю, – видоизменяется…
Вот это перо – быть может, Истина Высокого Мира: дано же как Знак. Имей силы для его толкования…
И это говорил Та как бы между прочим, разглядывая перо на фоне заходящего солнца.
– Имей в виду тот свой настрой, и ту мысль, что была у тебя в момент такого обретения Знака, – продолжал Он. Знак – Ответ. Умей явить Вопрос!
– Что же мне, – сказал я тогда, – ходить вопросительным знаком?
– Да, но этого вопрошения никто не должен видеть. Здесь (Он выделил это слово) – должен видеть только – Ответ! Ты должен этот Ответ (очень четко сказал Та это слово), данный Свыше – предъявлять окружающему и всему, что ниже. Ты должен выглядеть восклицательным знаком!
Этот акт – и есть непобедимость твоей точки зрения – как Факт. Непобедима каждая ступень лестницы, ведущей к Истине… Иначе не было бы самой лестницы.
– Быть ступенью?
– Да, ступать: no-ступать верно – как то воистину советует тебе Друг внутри…
Иерархия чинов и чисел. У каждого – свои “погоны”, и в небесном воинстве…
– Только приказ дается неявно, знаками.
– Соображаешь. Готов быть капралом! Я тебе сразу сказал это, как и то, что никаких приказов Высшие не отдают низшим. Они являют Истину, делая это в разных аспектах, как бы одеждах, знаках… Они покрывают Истину – точнее – Она являет себя покрытой Делами Высших, и суть этого в том, чтобы понизить Энергию до того или иного уровня; – чтобы не явилась молнией и не поразила Зрителя; – чтобы не вернулась громом и не контузила Свидетеля…
А уж человек сам, по мере своих сил, по мере своей чистоты, можно сказать, – расшифровывает сигнал и распоряжается им, как угодно. Он свободен и не расшифровывать вовсе этот Знак!
– Но тогда…
– Чувствую, что ты хочешь сказать. И в том, и в другом, и в третьем случае, – вся ответственность лежит на человеке.
В конце концов, это его личные трудности, – жаждет он Победы или не жаждет.
Но если он свои “личные трудности” распространяет на других – трудности становятся уже общими. Завязываются такие узлы, которые долго-долго затем приходится развязывать.
– Особенно, когда узел оказывается петлей на шее! – мне понравился вдруг мною схваченный образ, – и я высказал его.
– Вот и посмотри, нет ли за тобой такого греха: уж слишком четко у тебя сработала ассоциация!
– Вроде бы, нет, – отвечал я.
– Твои “вроде бы” не принадлежат сути вещей, не принадлежат они и ве`щей сути. Потому что есть убийства в тонких мирах тонких тел. Но если ты встретился со мной – значит, развязаны главные кармические узлы на линии твоего пути. Есть такой… знак. Будем так думать. Надеюсь, не навяжешь новых “узелков на память”!
Держи свободной нить своего пути, не напрягай – но и не ослабляй настолько, чтобы завязались узлы; знай, что придет и время развязки.
– Так что же происходит, если человек убивает другого?
– Он не другого убивает, а себя. Пора бы понять.
– Ты мне что-то говорил, но уточни – как это?
– Хорошо, я тебе сейчас кратко поясню, почему те же “воины Будды” никогда не убивали, хотя имели сил более чем достаточно. Рассмотрим только один аспект – но это необходимое и достаточное условие для Путника; на этом закончим тему, не задавай таких вопросов, иначе не многое вместишь из ответов.
Элементарный расклад такой: вообрази двух людей А и Б, которым Господь даровал жизнь посредством родителей их; допустим, Б самовольно, именно по своему умыслу, отнял жизнь у А. Что тогда происходит?
Дарованное Господом не исчезает никуда, ни по чьей воле, кроме Господней: оборванная жизнь А продолжается – и продолжается она жизнью Б. В следующем воплощении, не сомневайся. И ранее христианство пользовалось знанием о “перевоплощениях”. А личная нить жизни Б на это время приостанавливается: ее энергия наматывается на ось жизни А, которого Б захотел лишить жизни этой…
Таким образом, выходит – убийца отнимает жизнь у себя – свою последующую жизнь. Он находится в состоянии пассажира, отставшего от поезда с названием “Эволюция”. Печальное состояние. Впрочем, убийца и жертва встречаются в тех мирах, где решается, кто кому что должен: все долги должны быть оплачены. И Господь им – судия.
Я тебе рассказал весьма примитивно, но сказанного достаточно, чтобы круто задуматься, Мет! Может быть, придется дополнить эту картинку, если буду говорить о “неумышленном” убийстве, но пока помолчи. На, возьми-ка перо этой улетевшей птицы и пойдем дальше.

СКУЛЬПТОРЫ
Заодно передам следующий диалог наш, поскольку он служит как бы естественным продолжением вышеприведенного. Таумлер рассуждал, не помню, по какому поводу, но на знакомую тему:
– Карате-до – это путь воина, могущего убить, потому – несовершенного воина, несвободного воина путь. Айки-до не убивает, но являет зеркало, от которого энергия смерти отражается на выразителя ее: тогда получается, что убивает себя нападающий. Он и несет ответственность за это убийство. Своего рода самоубийство: остановка несовершенства.
Это крайний вариант. А вообще-то – лепка тонких тел, лучше сказать – сущностей.
– Никогда бы не подумал, что бойцы похожи на скульпторов. Впрочем, ты говорил о материале зверя, из которого надо бы изваять человека.
– Тебе говорилось и о том, чтобы отвыкал думать только тугим Местом, умом смертного тела, – чтобы привыкал “думать” органами тонких тел своих. Включай внутреннее зрение.
Смотри-ка, разве энергия того, кто нападает на тебя, не оформляется определенно намерением агрессора? Он нападает с определенным намерением, и его энергетика отображает, таким образом, определенную форму. Ты ее принимаешь или нет… Во всяком случае, энерго-форма агрессора идет на встречу с твоей энерго-фор-мой, и в итоге получается нечто третье.
– Ну да, похоже.
– Насчет “похоже” скажу потом! Главное говорю – от тебя в тот момент зависит, какую форму примет энергия на-падающего. И только ли от тебя?! Представим в виде стрелы:
– будет ли сломана эта стрела;
– будет ли принята в щит или телом твоим; —
будет ли направлена по иному направлению…
Ты ответственен в каждом варианте, но надо выбрать один, и самый верный… Какой?
– ? – я пожал плечами.
– Навостри уши: говорю не “самый правильный”, но “самый верный”. Почему?
– Верный. Вера… Верность.
– Близко, близко, – ты умненький мальчик.
– Верность… Учителю? – догадывался я.
– Ты учишься на “отлично”! Осталось уточнить, что такое “Учитель”.
– “Кто такой” – а не “что такое”!
– Учение – живое, и не важно, “что” или “кто”. Учитель – олицетворенное Знание, но это – первая попытка определить, первое приближение к рассматриваемому…
– Сделаем еще шаг? – спросил я.
– И не больше! Заметь, в какую сторону поскользнется нога, – а она тогда поскользнется! Ибо Учение – это Течение. И если не поскользнется нога – будет ощутим напор ветра. Обязательно будет – смещение.
– И смущение.
– И смущение. И достаточно пока на эту тему, скульптор… слов! Под твоей рукой энергия нападающего будет принимать форму, угодную Учителю. Но сначала ты должен различить истинного Учителя, как учителя Истины, от многих учительствующих…
Я посмотрел на Таумлера, Он – на меня, и продолжал:
– И тебе придется… войти в то течение, по которому выйдешь к Роднику; ибо есть, кроме болот, еще течения, приводящие в истоке своем – к ассенизаторскому люку или сточной канаве.
Не увлекайся ничем. Ведь всякое течение – увлекает. Имей силы вначале пойти против течения – чтобы обнаружить исток… Чистый исток не поверхностен, он высок или глубок – неважно, ибо он – сокрыт.
Его чувствуют и приветствуют твои тонкие тела, если ты постоянно очищаешься. В сердце твоем пробьется встречный ручеек к чистому, – если сердце чисто. Родственное притягивается…
А грязь собирается в месте грязном, и тем более грязнит все окружающee. Чистота же – омывает. Это – критерий различия, и – ничто иное! Все просто.
А говорю я вот по этому поводу, – Таумлер кивнул в сторону, где я увидел самую обыкновенную лужу, которая послужила местом обретения блаженства самых обыкновенных хрюшек. Я невольно улыбнулся. Действительно, просто!
– Да, и еще признак настоящего Учения – радость, и не эта животная, но ликующая в освобождении! – Освобожденная в ликовании… Ликование понимай как кование Лика своего вечного молотом Духа: из трех своих лиц, под которыми понимай свое прошлое, настоящее и будущее. Знание освобождает от скорби Здесь, и от смерти – Там… Не прислушивайся к тому, что хнычет: оно – невежественно!
И последнее: сразу смотри на Учителя – откуда “грядет” – ибо Он тебя приведет туда, откуда сам… И ты как бы займешь его место. Хочется ли тебе стать – как Он? Вот – самый естественный критерий!
По своему образу Он будет лепить врага твоего, который – есть часть твоя несовершенная, – ибо Он сам слеплен по образу Учителя своего. То есть сам лепил себя из низшего своего – целеполагая Высшее свое “Я” – как Учителя… Высшее – в связи с Господом! Прекрасно ли твое целеполагание, Метоус? По Истине – учись ваянию и зодчеству.
Так говорил мне Та.

НЕ УБЕЙ ГРЯДУЩЕГО!
– Вот мы и пришли сюда, но мы пойдем дальше! – сказал Таумлер с изменившейся интонацией, когда мы подошли как раз к Погосту. – Ты видишь, сколько крестов на этом кладбище: некоторые покосились, некоторые совсем прямые и новые, и – могилы, могилы, могилы… Ты думаешь, здесь очень много мертвых? – Та обратил этот вопрос как бы в никуда, и сам же (ниоткуда!) отвечал:
– Нет! Здесь только один человек, и называется он – “ветхий”…
Но он не весь еще умер! – Таумлер обернулся ко мне, – часть этого человека еще бунтует в тебе – обещая забрать тебя всего в мир ветхий! Будешь ли ты убивать эту часть?! Я тебя научаю оживлять то мертвое, которое покушается на живое…
Он покушается – он хочет кушать (интонация Таумлера не меняется), дай ему пищу человеческую, этому “зверю”, – пусть пасть его преобразится в уста человеческие и осветлеет разум. И дай человеку в себе пищу Божественную, – да пусть не убоится человек присутствия Господа… И выйдет навстречу Ему.
Вот тебе материал для преображения, Метр! – сказал Таумлер размеренно, – ты вновь видишь символ Уходящей Эпохи… Кладбище – это Побежденные. Радуйся, Оживляющий!
Суть наступающей Эпохи в том, что тем, кто “убивал” Бога, будет откровение увидеть, что себя они убивали, – пытаясь предать позорной и мученической смерти Бога. Они убивали Сына Божьего – и Человек-Идея умер в них: они убили себя – Грядущего!!!
Вот в чем дело: убили свое Грядущее – и недостойны его.
Жители города мертвых – те, кто делал по-пытку убийства внутри себя Образа-и-Подобия-Божьего. Их “попытка” удалась: их гибель будет таким образом зафиксирована – их могильник станет памятником Эпохи Смерти, Смертной Эпохи, лучше сказать – Эпохи Смертных… Вернее всего – Само-убийц!
– А дальше? – спросил я, – и Таумлер прервал минутное свое раздумье:
– Наступит под-эпоха Омывающихся Мертвой водою, затем – под-эпоха Омывающихся Живой водою, и затем – Омытые удостоятся Без-смертия: станут по правую руку Спасителя. Одесную…
Радуйся, Оживляющий! Понятие “Конец Эпохе” определяет Победителя: Он тот – кто начинает следующую Эпоху: на стороне Спасителя.
В Воле Господа – явить сроки смены ветхих форм, и не согласиться с этим – личные трудности Божьих тварей… Ох, и круты эти трудности – много накопилось несогласия в мире! И малого, и большого несогласия.
И нет понятий сейчас – “малый” бой, или “большой”, – всякий бой здесь самый главный, – ведь участвуют в нем вечноборющиеся Силы противодействия Единому, – и результат боя влияет на все Космические Процессы…
Аспекты борьбы – между “ветхим” и “новым”, и одновременно – низшего “я” против Высшего “Я”, звериного с человеческим! Новое – Являясь – Само – своим Присутствием аннулирует прежнее качество, и прежнее, в предчувствии этого – агрессивно восстает прогив Грядущего. Так.
Это признак низшего – агрессия на то, что не похоже на него.
– Из-за того, что просто “не похоже”? – спросил я.
– По сути, всегда нападает мертвое на живое: ибо хочет захватить Энергию. Вампиры ведь – трупы.
Или это прежнее твое качество: ты – прошлый, прожитой, мертвый… Несовершенный – носитель еще звериного. Так смотри на это дело.
– Несовершенная, смертная часть твоя, жаждущая энергии, – отделяется от тебя и нападает в виде “врага”. Или то же – всякий покушающийся на тебя – олицетворение твоего смертного, грешного действия, чувства, мысли. И твоя задача – ненасильственно оживить это омертвевающее, – одухотворить: это – Победа.
Ликуй! Доводи мертвого – до себя Живого, вернее – до той Верховной части-и-чести себя, – которая есть связь со Всевышним, с Целым, дарующим Дар Целения!
Мертвоживущий не знает, чего он хочет, – открой ему глаза на существование Пути Господнего, Воли Творца.
Это высшая философия Борьбы. Поняв это, вопросы задавать не будешь. Метоус, радуйся! – Тебе в этот час выпадает шанс стать более совершенным – отсеканием или оживлением своих несовершенных форм. Без насилия – ибо: вначале спроси у Мертвого – хочет ли он Жить?
Так сказал мне Та, и добавил:
– Пойдем дальше и выше, мой Друг!

Рассказ девятый

СВЕРХАСТРАЛЬНОЕ АЙКИ-ДО,
или “Как долго ты не был на этом месте?”

(Здесь я расскажу о том, как мы остановили восхождение на Холм, и Таумлер продолжает говорить так круто, что я не могу вставить ни одного вопроса…)

КОСТЮМЧИК
– Как долго ты не был на этом месте? – спросил Таумлер, оглядываясь по сторонам и приглашая меня оглядеться, – смотри-ка, город расширяется с таким ускорением, что не успевает остановить себя от того, чтобы не стать сопричастным этому кладбищу! И к л а д бище (Он выделил первые четыре звука этого слова) тоже движется навстречу городу, как бы в жажде соприкосновения и соития с ним… Крепки же будут эти объятия, и надежен навеки такой брак! Так плодятся отпрыски “сына Погибели”! – Та посмотрел на меня и продолжал:
– Ты молчишь, как немой. Этот мрачноватый юмор тоже не мой – так просто я констатирую факт исполнения черного наговора Разрушителя… Да, надо назвать – чтобы победить. Но любой наговор – это приговор самому “наговорщику”, ибо Эхо надгробной плитой прикроет носителя разрушающего звука… Сам себя назовет! Кто кричал другому: “Разрази тебя Гром!” – тот примет Эхо вибраций своего голоса как “морГ”, – и мы об этом уже говорили.
Сейчас я хочу сказать не только то, что за счет таких кричащих расширяется город мертвых, и не то – что он расширяется не в ту сторону… Город вообще не должен расширяться – потому что это не Рост, а диффузия и распыление; это расползание по швам сшитого – потому что шилось не по той мерке… Человеческие “мирки”, “марки”, “мерки” – ложь!
Я тебя учил “раздевать” все явления до сути, потому что одежда не принадлежит Истине.
Покойников одевают в новые костюмы – потому что покойник не являет Истину: мертвого, естественно, нет в космосе Божественном!..
Оживляй, Метоус, оживляй себя! Я смотрю, ты суров и печален – как будто поселился в этом коммунальном гробу и мечтаешь о модном наряде… Посмотри, виден ли отсюда тот квартал, который мы на время покинули. Мы еще вернемся туда.
Удостоишься вечного имени, или не удостоишься – твоя личная трудность, – а моя трудность пока в том, чтобы дать тебе понятие о существовании некоего Камня с твоим Именем.
На каждом камне начертан Храм!
Человек печален не от многого знания, – продолжал Таумлер, – он печален от знания суетного, ложного. Пока ты познаешь, пока усваиваешь, – ты только хочешь сделать своим Знание, – еще не владеешь им, как собой… Когда усвоишь все то, что говорю тебе, – ты перестанешь умничать, с тебя спадет туман самообмана, – увидишь очень четко себя и мир.
Однажды прояснится твой взор – увидишь Вселенную-Собор… И себя в Нем. Свое Имя в Единоимени. Научу тебя, как удержать Дар от Господа – этого вещего Имени, своего Числа в Едином, – но пока вспомни миф о Храме.
Устроенная Вселенная есть Храм, как и Человек; и Земное Дело – “устроение” разрушающегося Храма Внутри: вот что известно нам, людям, с древнего времени. А теперь становится известно – чем кончается наше, людское “строительство” этого Храма: заложили Город-соединяющийся-с-Кладбищем. Ты видел это! Так люди стали Заложниками своего ложного понимания Дела: ибо Слово Господне умертвили собою. Воля человеческая замышляет “Человекобога” – Короля этого Королевства Мертвых!
Замысел же Творца являет Храм Божий, нерушимый и цельный, устрояемый внутри-и-вне Человека – на Любви, под руководством Царя всех царствующих и Господина всех господствующих: путь Богочеловека. Сказано: “Не от мира сего ”.
Человек – Живой Камень в строении Храма Господня; Замыслом Творца назван каждый камень как имеющий Место в Целом и как имеющий Число в Числе Едином, и, как таковой, камень идет в Грядущее: это и есть Путь по Воле Бога! К своему Имени в Единоимени… Но это дается жертвой – которую поймешь потом.
Таково Настоящее “строительство” – в Горнее, а нагромождение в мире Дольнем – мы уже видели.
Метоус, что такое Окончательная победа и Несокрушимость? – Собор-Вселенная, тот Храм Божий, в котором ты – Живой Камень! Нельзя вынуть камня – не нарушив целого Здания. И никто не вынет Камня из Дома Домов Божьих… Найди себя этим Камнем – в стене ли, фундаменте, крыше, – неважно, где: каждый необходим, без каждого – нет Собора и Космоса. Вот в чем дело. О таком “Живом Камне” говорится в последнем Завете.
Становление Камнем Храма есть Победа – как завершение Пути. Ты владеешь Храмом – Храм владеет тобой. Ты разделяешь свою Любовь с каждым существом Творения.
Осознание своей индивидуальности и неотделимости от Целого, честь участия в Целом, которое без тебя было бы не-Целым: вот – Целомудрие!

ТИК-ТАК!
Становление Собой – единственным – получение своего Имени по сути своей, что означает – оборот на Зов Матери Миров… Не имеющий вещего Имени не откликнется на такой Зов! Он будет блуждать от города до кладбища и обратно, соединять их собой – пока не соединятся сами! – колебаться в ритме маятника часов Эпохи Смертных… Тик-так! – сказал Таумлер и посмотрел на меня. Но я по-прежнему молчал, хотя и захотел спросить насчет той заводной игрушки-уточки – часовой ли у нее механизм?..
– Твое “Тик-так”, – продолжал Та на мое молчание, – сменялось на “тук-тук” головой о стену, но ты вышел на меня – потому что шел вперед и прошел сквозь город… Тебя “выдуло сквозняком” – и ты немного простудился, конечно, – Та изобразил собой заботливого доктора и посмотрел как бы “поверх очков”, – но скоро перестанешь “чихать на все это”, потому что исцелишься.
Отпадет потребность во всяких схемках и толкованиях – когда станешь реально в тот вертикальный строй, о котором говорили с тобой, – когда настроишься на вибрацию своего Имени… Этому тебя научу после того, как сейчас-и-здесь расскажу о том, что можешь называть для себя Сверхастральным айки-до. Потому что это может пригодиться тебе как раз тогда, когда будешь находиться в активной медитации Узнавания Имен своих тонких тел… Да, да, у тебя целый “взвод” имен – есть чем защищаться! – но теперь слушай серьезно, что буду далее говорить тебе. (“Кто из нас посерьезнее – еще вопрос!” – сказал я тогда про себя.)

МЕРА ВОИНА
И Таумлер продолжал:
– Вообрази, для наглядности, Храм и составляющие его камни; или назову лучше – Столпо-Башню, потому что “Храм” – дискредитированное слово, как и ни в чем не повинная “свастика”… Камень есть Мертвый и Живой, но знай о первом не как о “мертвом” – а как о Подлежащем Оживлению. Ну да тебе уже не надо и нельзя долго объяснять!
Я еще буду говорить о том, что есть Смерть-Разум – как Рождение и узнавание истинного Имени и имени Истины, – а пока научись-ка точно различать соотношение: “Я” около – “около” Я. Оно есть твоя диктатура во время боя. Ибо если ты получаешь и обретаешь Имя, которое дарует Единый, – ты становишься Воином Его Вои…
Становишься Воином – Защищающим все живое от посягательства Мертвых Камней. Твое оружие – четырехзначное Число Имени твоего – мера участия в Деле, названном для тебя: Строительство-Воскрешение Имени Бога Эпохи Камней “Я-Любовь”.
Я тебя посвящу в “карате” Идей. Да! Идеи принадлежат более высоким планам, нежели астральный, поэтому стиль карате в плане ментальном и духовном, например, – предпочтительней, чем айки-до: не та энергетика и траектория ее проявления.
Свет летит по прямой! Идеи Без-смертны – потому “убийства” невозможны в “Карате-Ударом-Идей”; но идеи требуют высветления, потому и Аст-айки-до неприменимо там, где нужно Зеркало-Щит и Луч-Меч!.. Есть и “Кащей Бессмертный”, и другие.
Запомни, что мир астральный есть мир смертных сущностей, и всякое карате для Воина Бога запрещено – ибо Смертное должно оживиться; но в мирах Без-смертия – разрешено как Само-защита: защита Самого!
И еще (Таумлер нарисовал круг и разделил его надвое горизонтальным диаметром): вот – мы, низшая полусфера, вот – Они, верхняя! Чтобы понять Высший мир над нами, стать Им, – надо выгнуться в ту же сторону – вывернуть дугу нашей полусферы очень сильным Ударом. Это тонкая вещь, и это – настоящее искусство… Владение небесными мерами.

ДЕЙСТВИЕ ВОИНА
– И чем выше – тем круче меры! Вот так вот. Поймешь, Метоус Явков, для тебя каратист – Идея Имени, карате – Ударом Идей… Идея в карате – Свет. Говорю для тебя с этой расстановкой слов, мой
Друг-воитель, – для иного расстановка слов будет – иной…
Твое слово “Да!” Воина Духа. (Да, “крутой” же кашей кормил своего “духовного сына” Таумлер: то против карате, то – за!)
Слова и Числа – Муж воспринимает таким образом, чтобы даровать, Жена, Женщина – принимать: целеполагание предполагает и включает оба направления действий как Вселенское устройство гармонии. Для реального тебя – Строй Ума: а – у – м строй! Буду говорить о действии Воина: даровании. (Замечу – у нас был с Таумлером разговор насчет мужчин и женщин, – здесь Он как бы продолжает тему; а к тому разговору постараюсь вернуться в следующем рассказе).
Женщина не может быть Воином, а мужчина может и не быть Воином. Тот, кто берет – тот не Воин, ибо Воин тот – кто имеет все цельным и умеет это все Целое – защищать!
Воин – у ж е имеет, потому – умеет. Но я не говорю о мужчинах и женщинах, говорю – о камнях. Камень не может получить своей Сущности без того, что называется – И д е я.
Если камень имеет Апекс движения с этим названием, он – Живой Камень. Тебе еще будет сказано об Апексе.
Тебе Дан Путь: Живой Камень – Столпо-Башня… Он является и средством, и целью Воина. Вселенское – Целеполагание.
Крест есть меч Слова и Числа против мелькающих когтей слепого времени. Что есть “Слово-и-Число”: понимай как явление Камне-Бога эпохи камней – дарование Имени, оживление камня – путем его называния.
На то есть Воля Бога и воля самого камня.

ДЕЙСТВИЕ НЕ-ВОИНА
Камень, который, по неразумию своему, не хочет (ты сказал: “Хочу!”) быть называемым Именем Камня – Именем, выявляющим и суть его, и назначение, – такой камень находится вне строительства Соборного. Вне Космоса.
Он отпадает от ЕДИНОИМЕНИ, от Целого и его Мудрости (по рождению же он – в Числе-и-Слове, потенциально): он становится частью без чести Несения цельного (так женщина теряет девственность и не рожает Единого Бога, но продолжает Путь к Нему: через познание “личного”, “частного” Бога в лице Сына и Мужа). Без Апекса, значит – без Целеполагания, предполагающего Целомудрие как Мудрость Целого “от Альфы до Омеги”.
Он не Воин и думает, что имеет “свою” цель. Это цель частная, но “я” камня, отвернувшееся от соборного “мы-звезды”, представляет свое маленькое “я” звездою центра. Какую цель имеет искорка?
Кстати, есть самообман – когда чувствуешь себя “центром” мира. Что чувствует камень, сорвавшийся с горы, в падении по склону? – Ему вдруг становится легко и свободно, – как будто бы он достиг, наконец, вершины и вошел в Хоровод Миров! Он кувыркается вниз, падает, кружась, – но ему кажется – это вокруг него кружится весь мир. Он увлекает в падение другие, меньшие и менее устойчивые камни – и вот уже лавина несется, сметая все на пути и разбивая друг друга в соударениях… В финале – они засыпают горную тропу своими величествами, и рядом лежат их лозунги: “Мы – велики, и велик путь наш – в великое!” Эту новоявленную “пирамиду”, завал этот приходится долго обходить стороной или разбирать… Помнишь, мы наблюдали недавно такой срыв, – и лишь несовпадение по времени спасло тогда нас от такого завала, – ведь мы проходили как раз через место конечной остановки движения этих малых разрушителей, попавших под влияние “Самого большого Разрушителя”. Это не “юмористы”: самообман не может быть юмором, ни “белым”, ни “черным”…
Ну да ладно! Не будем говорить о довольно редких “происшествиях”, Метр, – говорим о каждодневном. Знай же, Муж-Шествие-Камня, что отпавший от Единого камень всегда находится за углом. Он прячется за тобою, Камень-угла-творенья, – он, отпавший от Цельного – покушается на любую цельность… Данное “Брат” он всегда заменяет действием “брать”! Он делается и падающим, и на-падающим. Знай это, Мет:
он, отъединившийся, страшится своего одиночества;
он, отъединившийся, нуждается в понимающем его;
он, отъединившийся, пытается сделать Иного – подобным себе;
он, отторгнувший свою, через Мать, причастность Целому, – является разрушителем Цельного.
Он – нападающий. Увы ему! Он прячется за свою тень. Боящийся быть названным по сути своей – получает Имя свое – как только посягнет на носителя Имени: если твой строй ума в Единоимени устроен, то покушающийся на тебя – через Имя твое – покушается на Единоимя.
И он попадает в луч “от Звезды – Звезда”, и луч этот определяет отражение его сути. Испугается ли он своего отражения? – оно скажет правду о нем, голую правду.

БОЙ
Или скажем – так:
стрела, летящая на разрушение, – отправляется на самое себя – отраженная энергией числа “зерцало камня”. Потому что ты делаешь блокировку красноватого свечения ауры нападающего блок-камнем синего луча: при этом зрением “около Я” и самосознанием в Имени своем “просто Я” – ты принадлежишь радуге Цельного… Спектр света – чистейшие цвета радуги, понимай, Метр, попросту говоря, – как Имена своих тел во всех, в принципе, семи мирах, – так что ты защищен на всех уровнях…
Внимай: действуешь не ты – действует луч-стрела Имени твоего, когда оно – Звено в Цепи связи с Единым.
Луч, неотъемлемый от Всеимени, ибо исходит из него, являясь волной Воли, – как возврат энергии Любви. Центробежная энергия Воли уравновешена своим началом возникновения: центростремительной волной Любви.
Пребывающее в Равновесии не нарушает ничего – ибо не нарушаемо само. Само: как полнота и гармония внутри…
Думай над каждым моим словом сейчас, потому что при нападении космического разрушителя у тебя не останется ни одного мгновения для мысли. И в иное измерение времени ты должен успеть уйти быстрее своей мысли! Опередить нападающего.
Ты, пользующийся волной Воли, отдавая энергию Любви, – не нарушаешь цельного, но возвращаешь энергию к гармонии, приведя действие к его причине.
Нарушает гармонию – всякий нападающий.
Говорю тебе о камнях. Если на-падающий всегда хочет завладеть Энергией, – я не уподобляю этот камень женщине: ведь женщина берет-отдает энергию по закону “самой себя”: во Имя Рода, и для таинства появления “своего” Бога (идеи полноты Целого – парадоксальным преодолением Цельности), – тогда как нападающий пытается завладеть энергией для поддержания своего отколовшегося “я”, и, в конечном итоге, расходует ее на разрушения… Да, нападающий – мот! Мотается “со шмотками” от города до кладбища и обратно – видя в этом свою “полноту жизни”.
Слуга “Самого большого Мота”! Он, отъединившийся, страшится быть один, хотя и сам поставил себя в это положение… Отъединившийся – всегда один, но и х – много: эти осколки образуют щебень при строительстве, возведении дома. А на Горнем пути эти камни и образуют лавины и завалы по траектории сползания, пассивного разрушения: подпадающие под низшее волевое влияние Разрушающегося камня – мелкие мертвые камни!
Однако. Какова же наука боя – защиты Целого?
Обнаружение цели в направлении стрелы нападающего – есть твое начало боя: то начало, которое диктует исход этого боя… Маленькая цель нападающего сама находит себя, обнаруживает – посредством твоей энергии, явленной как Звено – замыкающее то “около” Я звезды Центра, понятие о котором ты получишь вскоре.
Наука начала боя в том, чтобы не препятствовать и не содействовать своей волей энергоизлиянию нападающего на тебя агрессора. Пусть его стрела летит в твой внешний облик, тогда как твой образ “Я” около, он около тебя внешнего, – и он вечен в Имени.
Ты стоишь на пороге, от которого начинается Смерть-Разум, и ты защищаешь не себя, но являешься щитом Единого.
Выставленная вперед рука-щит в боевой стойке есть Стена Истины. Она и отграничивает – от зла, и соединяет – с добром. Рука эта – хранительница и распределительница всей энергии, она – врата Входа-Выхода. И если ты на стороне Бога, то рука-щит – проводник Вселенской Энергии. Бог-звезда направляет кулак руки твоей, Он являет дар твоей руке – Своей силы.
Везде Наука – Рука Бога! “Рука Рук” Бога есть Оружие защиты от жителей царства Хаоса, порождений богини Самости… Это единственное оружие не гибели, но восстановления на путь Истины… Ты знаешь удар и как Дар, о Метр!
Ты стоишь на пороге, от которого начинается Смерть-Разум. Свет, Сила и Опора Единого Везде – ты в этот момент. Ты – цельный, принадлежащий Целому и Единому: ставший таковым благодаря постоянному, во времени, собиранию себя как Дома жизни, – как Человек-Идея, не убоявшийся узнать свое Имя… Ты принадлежишь не себе – но выше: иному радиусу очерченного Господом Круга.
Энергия постоянного собирания себя “около” Я, мой Друг, и образует окутывающий тебя щит. Этим щитом-сферой ты защищаешь Единое Мироздание, принадлежащее не тебе, хотя имеешь это внутри…
Подобный кокону, связанному единой нитью, этот же шит – и незримая кольчуга твоя. Не прерви же нить-звенья кольчуги – ни помыслом ложным, ни чувством злым, ни отчаянием боязливым – кажущегося твоего одиночества!
Тебе дан Меч-толкование: Суд-Разум. Остри это оружие – в защите Истины – молитвой, лично твоей – “Маха Мантра”, дабы он всегда был сияющим: наготове для Отражения. Скажу еще тебе об этой молитве, которая – гимн, подобный не плачу, но Урагану-Идее…

ЗЕРКАЛЬНАЯ СФЕРА
Тебе нечего терять, когда Смерть-Разум – вблизи. И снова, и снова ты будешь учиться смеяться: учить улыбке “Я”. Юмор, как ты знаешь, есть выход из готовой замкнуться зоны омертвления.
Ты оживляешь: ты стоишь Посреди, в “золотом отношении”, – точкой Внутри сферы, зеркальной поверхностью обращенной вовне. Ты помнишь и знаешь, что на-падающий уже обречен – как потерявший устойчивое положение-стояние. И стрела, пущенная им, – скорее указует его местонахождение, чем находит твой облик – как свою цель: ты уже больше знаешь о нем, чем стрела – о тебе.
Ты не сходишь с Пути своего, Камень-Строитель, – ты продолжаешь в различных-ультра-инфра Условиях Дело Строительства-воскрешения Имени Бога Эпохи Камней “Я – Любовь”, – ты про – должаешь соединять разрозненное.
Ты являешь Свет, Силу и Опору каждому камню, и путь каждого камня в итоге проявляет свою Ценность, находя начало и конец в точке Посреди…
Ты стоишь Посреди – точкой внутри сферы, зеркальной поверхностью обращенной вовне. На твой Покой агрессор являет раздробленное движение: в созданном тобой “зерцале камня” он видит свою мимику. Его глаза, ужимки или напускное спокойное выражение лица показывают его злой душе правду о нем: правду, которой он и боится больше всего. И он сначала побежден Правдой. Но помни, что он видит – вдруг – тебя свидетелем своих изъянов, – значит, и своего первейшего врага. И ты будешь таковым – если увидишь и в нем – своего врага…
Что ты сделаешь другому – то затем случится и с тобою, – этот принцип и в философии карате, в искусстве мастера боя становится явен. Я, однако, говорю о тебе как о принадлежащем Единому! Как таковой – ты поместил себя в Звено Цепи, Звено-связующее-в-Единоимя-все разрозненное.
Это Звено – та же сфера в трех измерениях, – замкнуто твоим Покоем, и зеркальная поверхность его обращена внутрь: ты видишь себя – везде! И в нападающем – ты видишь только себя.
Даруй Имя нападающему на тебя, Единодух: будь целителем его – приобщая его Целому, – как был целителем самого себя!
И он, получивший свое Имя, – найдет свое место в деле Соборного строительства-воскрешения… Он найдет, обретет цель движения своего, равную энергетически мере данного ему Имени. Возвращенного своего Имени, данного Господом… И ты можешь и не знать, каким камнем гнозиса он встанет в стенах Столпо-Башни, или каким осколком в союзе со щебнем ляжет – в основание угла или фундамента. Ибо не ты сам даруешь Возвращение Имени, но через тебя, твоей рукой и гласом, твоим оком происходит называние Единым того частного, который в суете и тщании покушается на Единого – через твой облик…
Слышишь? Мет, – ты защищаешь не себя, но Единое, и Оно же действует твоей рукой, Оно глаголет гласом твоим, Оно созерцает твоим оком – в решающий миг. Решается мир. В Его Воле: оживить камень – либо дать ему еще время оставаться прахом…
Это не твоя воля, не твое “я”.
Учу тебя наносить У-дар на удар, но не ты опережаешь нападающего ответным и решающим ударом: опережает “Рука-Смерч”…
Покушающийся на Единого получает Дар от Единого – Имя. Ты делаешь выдох и вдох во время боя, но сила твоя – Ветер Камня, ветер, воскрешающий прах спиральным движением ввысь;
ты делаешь вдох и выдох во время боя, но сила твоя – Шквал Камня, шквал, дарующий ветвь, лист, плод и семя Древа – Земле.
Рука-Смерч уравновешивает неназванную Чашу… Момент равновесия есть мера и число называемого Имени. А как назвать тебе Весы? – Вселенское-Едино-Я-Разно, Мерило-Число, Азбука-Светило? – Светило! – для него и строится-воскрешается ныне Дом.

ДВОЙНИКИ
Итак, ты предстаешь целителем для того, кто покушается на твою цельность. Ты видишь себя в этом нападающем – и себе наносишь исцеляющий У-дар. Внял ли этому, Метоус?
Будь останавливаемой гранью разрушающегося совершенства Первоначального. Ты не замечаешь границы между ударом разрушения, направляемым в тебя, – и своим Ударом, восстанавливающим Первоначальное Само: “просто Я”. Это есть Переход…
Мост между тобой и двойником твоим – разрушающим тебя в образе нападающего, – есть коромысло, или диаметр волевого кольца: того Звена, о котором сказал, что оно зеркально внутри для тебя, и зеркально вовне – для Двойника.
Ты и наносящий тебе удар – едины. И если твоя молния не исцеляет его прикосновением к Пре-вечному-Пребывающему-Между-Вами, – значит, наносишь неправильный ответный У-дар.
Твои навыки здесь пригодятся, Me! Упорствовал в своем стиле карате-до, и упорствуй, – только переноси это на высокие планы, такие высокие, что и карате-то не видно – как карате!
Когда ты “отпускал ум” и бил, не глядя, – “опережая самого себя”, – тогда ты уже переходил границы миров и был свободен видеть в другом самого себя, – не так ли? Если ты опережал “врага” – тот не успевал стать врагом на самом деле! Ты у ж е владел техникой боя на тонких уровнях в Аст-перспективе, сам того не ведая. Но сейчас будь готов, как пионер, владеть собой и врагом своим владеть – на более высоких и тонких планах… (Замечу, что у Та были и свои недостатки, один из которых – умение объяснить все на свете!)
Помни, что вращение к центру обогащает тебя энергией, так сказать, Идеи Рода; вращение от центра – есть материальное отягощение энергетики, так сказать, воплощение Идеи… Когда разрывается твоею “Рукою Рук” энергетическое кольцо-звено, – тогда его диаметр становится стрелой, в которой распределение, порядок силы Высокой происходит от первой к последней букве: диаметр этот суть Жезл. Жезл с направленной энергией есть Стрела! Эти вещи увидишь Немигающим Оком: не станет вопросов…
Правильный У-дар-щит Цельного – исцеляет Мертвый Камень. Энергия по названному мосту соединяет звенья и со-единяется в Звено. Последнее образует союз со Звеньями: Цепь. Цепи Освобождения, мастерски связанные, – являют кольчугу на груди Воина Бога. Ни один меч не “возьмет” такую кольчугу!
Таким образом, оживленный камень имеет возможность лечь и в фундамент дома “Столпо-Башня”, и стать в строй стены этого дома. Наносящая У-дар Рука-Смерч, вовлекая разрушителя в танец строительства Города Камня Живого, – ставит его как бы на лестницу-винт. И если бывший разрушитель делает Шаг-Виток, поднимающий его до ступеньки Дома, – он становится этой ступенькой: дай ему тогда Имя “Камень-строитель”. Ведь он приносит-ся жертвой во Имя Единого – твоей рукою с этим именем. “От Звезды-Звезда”! (Есть ярчайшие звездочки на высоких “погонах”!)
Он – неосознанно-добровольная жертва. Знал ли Мертвый Камень, хотевший разрушить тебя, о себе, что он – “часть”, которая не станет “честью”, – не осознав Идеи Целого, Человека?
Знал ли Мертвый Камень, хотевший разрушить тебя, о тебе, что ты – как часть Целого – осознаешь свою Смерть-Разум целью и видишь в том, кто хочет разрушить тебя, – лишь часть себя?..
Знал ли Мертвый Камень, хотевший разрушить тебя, – что он станет тобой же? – глядя в Зерцало Камня, – и узрит себя в разрушении?..
Гибель приходит з а т е м – к тому, кто приводит ее перед т е м в дом своего брата. Любовь приходит з а т е м – к тому, кто приносит ее перед тем другому – и ближнему, и дальнему.
Старайся понять, что Убитый убьет убийцу – если не станет убийцей. Тогда и “убийца” не станет Убийцей – и будет прервана цепь вражды. Ведь будет отнята цель грядущего без глагола “Люблю!”

РИТМ ПОНИМАНИЯ
В общем-то, Мет, это сложные вещи, но – не настолько, чтобы не исполниться: они не-ложные, – вот что главное. И не бери себе в голову лишнего относительно размышлений по поводу всего сказанного тебе: сказанного достаточно для Победы – если только дойдет это до тебя быстрее, чем ты дойдешь до кладбища…
Просто слушай и знай – это сработает помимо твоего неповоротливого тела и ума – если не будешь дергаться и будешь помнить только одно: твой Учитель всегда рядом, и – более того – Он внутри тебя! Запоминай интонацию моих слов – она дает верный настрой на понимание. Но что тебе сказал – я должен был сказать… Внял ли ты этому?
Метр, еще раз выслушай о защите Целого в системе боя “Вселенское карате Идей”, через понятие “Рука-Смерч”.
Рука-Смерч Живого Камня как всевмещающая идея, Идея-Полная-Собой и не отнимающая ничего из окружающего Сила… Сила, дарующая “Я” Вселенское и Всепривлекающая, – есть “около” Я-тебя… Будь около “Я” – нее. Пойми разницу – “около” Я и “Я” – около!
И, будучи частью этой Силы, знай честь ее – ибо владеть будешь Целым этой Силы. Тогда всякий удар, направляемый на тебя, будет – вне участия твоего ума – блокирован.
Камень-блок есть твое “Я” около; и “просто Я” – восстановит обрушивающийся на тебя Мертвый Камень силой понятия “Рука-Смерч” – самым естественным образом: так Ветер Камня воскрешает прах, тот “танцующий” прах, в который падет плод – с ветки Древа под действием силы числа “Шквал Камня”.
Ты не “включаешь” свой ум, так как целиком находишься в действии закона “Смерть-Разум”, а не “Страсть-Жизнь”…
Так ты оживляешь Мертвый Камень силой, направляемой им на твое разрушение, разрушение тебя как Космоса. Оживляешь Силой, отраженной зеркально мерой “Я – Зеркало Камня”. Ты видишь – ты находишь в этом камне мертвую часть себя: называешь.
Ничто не может поколебать закон “Смерч-Рука”, но Сам Он естественным образом колеблет мертвое, посягнувшее на Живое…
Неведение лишившей себя Идеи Целеполагания материи страсти познает себя как прах в зеркале Духовной Веды. Сознание, причастное к Высшему горению в творчестве и говорению Слова, – освещает “около” Я и сжигает все не само-горящее – посягнувшее на естественную обособленность и цельность со-знания чистого и невиновного. Освещает-сжигает столь же бесстрастно и естественно – сколь исцеляюще в Воскрешении “просто Я”… Духовная Веда!
Очищающая молния прикосновения твоего У-дара, со-владеющая энергией “Смерч-Рука”, – исцеляет вселенским лучом, Пламенем. Это пламя и пронизывает ритмом молитвы-мантры твое сознание: се – твой щит-камень! Узнаешь свою молитву-гимн Числа “Маха Мантра”, когда придет Время Урагана-Идеи Космоса в тихом хаосе…
Но то Оружие, которое появится в твоем сознании в момент решающий, – не назову сейчас: его дает “Рука Рук” Бога, когда ты оборачиваешься в направлении “Смерть-Разум”; дает сокровенно и разно для каждого случая и каждого камня. Соответственно Жертве, которую тот приносит в своем лице… Наша Жертва – Свет, дающий зреть нам – на Древе Мысли – плод!
Внял ли ты этому, Метоус? Уразумеешь это на Пути, ибо Путь каждого отмечен такими “камнями”, которые видны и твоим внутренним зрением, и Свидетелем…
Учил я тебя этому зрению, ты же будешь учить духовного сына своего. Ибо порождать потомство нужно затем, чтобы передавать ему то Знание, которое не приведет к его гибели…
Передавай сыну своему то знание, от которого воссияют окружающие его камни. Ибо должно засиять прежде Светило сердца его Соборным пламенем во-единения на пути в Свет. Пламенем…
И потому свое сердце возжигая здесь-и-сейчас, – не стой посреди этой дороги от города до кладбища!
Как долго ты не был на этом месте? – О, Друг мой!

Рассказ десятый

ЛЮБОВЬ: ПОРАЖЕНИЕ И ПОБЕДА,
или “Не выходи из строя, копьеносец!”

(Здесь я излагаю Таумлеру свой рассказ о “любовной победе” и то, как оценил ее мой Друг… Я узнаю самую сокровенную Мысль о том, что Женщина для Мужчины есть та половина Пути, которой как раз недостает ему до Бога, то есть до Единого Целого. Космическая гармония “инь” и “ян” образуют Мудрость Целого как Целомудрие. Соответственно, Мужчина для Женщины есть то, что недостает ей до Бога… И это возможно лишь как Грядущее-качество-Данное Замыслом… И другие странно-мудрые вещи узнаю от Таумлера и пересказываю – как слышал.)

ТРЕТЬЕ АВТОРСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ
– Помните ли мой третий рассказ, самое начало, когда я отправлялся на первую встречу с Таумлером? – Он просил подойти к одиннадцати часам, – что и было сделано… Мог ли я тогда вообразить себе, чем закончится наше общение – и как оно будет проходить?! Признаюсь, в голове моей никак не умещалось все то, чему учил меня Та. Особенно – пересказанное в девятом рассказе… Да и в восьмом тоже… Впрочем, и в других рассказах было то, что поражало меня на многих уровнях: некий град ударов по тонким телам, световых ударов, У-даров – дарований неких высоких Даров, которые не сразу я мог унести с собой!
Град ударов свыше – небесный град, можно сказать: “Град Небесный”. Вот – нашел слово! Таумлер учил меня взойти в Небесный Град с той дороги “от города до кладбища и обратно”, – на которой и состоялся последний наш диалог. Последний!
Теперь моему воображению представляются две вертикально сошедшиеся стрелки: двенадцать часов ровно! Наше восхождение на Холм как бы уместилось в один час времени: “Звездный Час”…
Если на циферблате вместо обозначения каждого часа расположить знаки Зодиака, – время сместилось на один Знак: в прецессионном круге одному такому “часу” соответствует период немногим более двух тысяч лет… “Конец Эпохе” состоялся в моем сознании, и начался цикл следующего качества…
Однако, я недорассказал всего: совместного с вами “двухтысячелетнего Шага” мы не совершили еще, стрелки на наших совместных часах не стали вертикальным порядком – указуя Равновесие Эпохальных Весов… Указ Вертикали!
Для кого-то, кстати говоря, одна из Чаш опустится, – та, в которой нашел он себя, – и тогда он должен будет на Другую Чашу поставить нечто большее, чем он сам! Потому что одна из Чаш означает Свет, другая – Мрак; Радование и Страдание; Вечное и Преходящее; Жизнь и Смерть. Но это – лишь “кстати говоря”, человек еще должен себя найти в Чаше Вселенских Весов…
Хочу сказать пока о другом Равновесии, а именно – Мужского и Женского начал, или, абстрактно говоря, – принципиальных сил “Ян” – “Инь”, которыми держится и продолжается Космос. Точнее, скажу не я, – скажет Та перед последним своим наставлением. Ведь мы остановились посреди дороги, где Друг мой начал говорить такие вещи, что у меня пошла голова кругом!
Поэтому немного передохнем, пока повторю рассказ о Любви, тем более – пришлось на цифру 10. Что указует, помимо прочего, на новое качество Единицы, обогащенной опытом Девяти Прохождений; и, более того, число это составляет как бы “жезл” и “звено”, или “посох” и “чашу”, или… много-много таких “или”, которые обобщенно вообразим как Символы “мужского” и “женского”…
Надо сказать, рассказ этот получился десятым чисто случайно, как бы сам собой, – чему я весьма рад! В принципе, Ученик и должен “попасть в десятку”: это Дело Учителя, бьющего в “девятку” – для того, чтобы ученик “сам” попал в Цель: такова “Школа”! Идем правильно…
Затем мы вернемся к самому последнему научению Таумлера относительно познавания своего Имени, и уже после этого Главного вернемся в город, чтобы… сделать Последний (Первый!) Ш а г.
Итак, символическая Встреча Стрел на вертикальном уровне числа двенадцать: единое горение вверх – в аспекте “Он” и “Она”!

ЛЮБОВНАЯ СЦЕНКА
Кому из парней не приходилось, как бы пораженному тонким током, замирать от случайного (или неслучайного) прикосновения к телу девушки: есть такие приятные мгновения! Не знаю, замирает ли девушка, – наверное, всё в таких случаях зависит от парня… Или, все же, – от девушки?
Она сидела рядом в автобусе, и, когда автобус немного тряхнуло, – колени наши на миг соприкоснулись… Не могу пересказать своих ощущений: просто исчезли этот дребезжащий автобус, мелькающие дома за окном, пассажиры и все остальное, – осталось колено в соприкосновении с коленом… Я скосил глаза налево и увидел четкий профиль красавицы… Впрочем, на другой день и на прямой взгляд она мне не показалась самой крутой красоты, но все же – я поехал с этой горки! Значит, “крутизна” все-таки была. Хотя глаза ее не были светлыми (“ударов” которых я вовсе не “блокирую”), да и прическа была неестественной, – но в общем она была “как с картинки” – и это мне понравилось. Поэзия! – Частности не волнуют: воображение “часть” делает “целым”…
Пока же наши колени – заменяли нам все. Говорю “нам”, потому что колено свое она не убрала, когда я вторично, – уже по своей воле, а не по воле судьбы в виде автобуса, – прикоснулся. Мне она уже совсем понравилась! “Смелость города берет, тем более – возьмет эту девчонку, – подумал я совершенно уверенно о взятии крепости противника.
“Крепость” не была очень крепкой: должно быть, эквивалентна крепости сухого вина! – У меня была бутылка “Рислинга”. Кисловато, конечно, на вкус, – но зато надежды-то были сладкими! Только надо было, с этой горки, подъехать к Людочке так, чтобы крепость не просто так распахнула свои неприступные врата, – а чтобы была война со взятием крепости: ну, бутафория – не бутафория, – а интересная игра! С обеих сторон. То есть, наступающий и обороняющийся, я – в первой роли, она – во второй. Так уж принято. (“Приятно”! – если переставить буквы.)
Это я сейчас говорю так, не в силах освободиться от иронии, которая проявляется у нас, когда мы оказываемся не то что поодаль, – но как-то и повыше оцениваемого события… Тогда же я был – в самом центре, и был действующим лицом той пьесы, которая представлялась мне всем миром, полнотой всей жизни…
То, что ее зовут Люда, я узнал сразу же, в первую очередь, вернее, во вторую, – потому что, в первую очередь, спросил:
– Вы будете выходить на следующей остановке?
– Нет, – ответила моя попутчица и добавила: – Вас пропустить?
То, что она отвечала “с добавлением”, – служило сигналом к продолжению действия! И тогда я сказал:
– Не надо, я не пойду впереди вас, лучше вы пройдете впереди меня… Если только скажете свое имя! (Она выглядела на “Вы”, и я, как говорили древние, – “пошел на “Вы”!)
– Люда, – просто представилась она, и тут же спросила: – А зачем?
– Затем, что я впервые в этом районе и хотел бы вас попросить показать мне дорогу. А ведь проводник должен быть знакомым человеком, – потому и надо познакомиться!
– Да? – произнесла она с несколько игривой интонацией, – тогда – как вас зовут?
– Да! – ответил я в том же тоне. – Меня зовут Митя.
Так продолжалась наша игра. То, что игра будет удачной, – угадывалось уже с самого начала: потому что она не отодвинулась, когда я коснулся ее коленом.
Если нравится первое действие, – почему бы не идти до последнего?! И я – пошел. Точнее – мы пошли, потому что ей тоже это нравилось. Люблю такую непосредственность, если это не то, что называется “двойной игрой”: потому что, мало ли какая задняя мысль может погонять актера? Но все происходило спонтанно, так что нормально, – мысли были только впереди! Ведет интуиция.
Рассказываю дальше: и здесь не место частностям, потому что впереди нас ожидал стол, на который выставилась эта бутылка кислятины и… нашлась одна какая-то конфетка. Какое дело до всего этого, если предстояло развернуть другую, большую конфетку? – Поэтому – это был пир! Да. Я развернул и положил на стол маленькую конфетку, и за рюмкой этого легкого вина, и за легкой болтовней о том, о сем мы – что греха таить! – предвкушали конфетку другую…
Общая композиция ясна, у картинки рисуются такие штрихи:
– И тебе не душно в этом свитере? – весело спросила Людочка, и это был, в общем-то, правильно поставленный вопрос. Я же отвечал:
– Однако, душновато! Но я человек скрытный – скрываю вот эти подтяжечки под обычного вида свитером (стаскиваю свитер), хотя, видишь, это приличные германские подтяжки: так что… эта фирменная арийская черта меня, может быть, и украшает?
Я прошелся по комнате, играя мускулатурой, выпирающей из-под рубашки. Большую часть бутылки перелил я внутрь этой тренированной фигуры, так что хорошего настроения было столько – что выплескивалось через край. Вино было даже излишне, тем более, что до этого я заглянул в свой любимый пивбар…
Немного отвлекаясь, скажу, что тогда я еще обманывался, думая, что девчонки смотрят только на мускулы; хотя ворочал “железо” вовсе не затем, чтобы нравиться слабому полу, – хотелось соответствовать своему личному представлению о здоровом и красивом теле.. Я с ними долго не связывался – какие-то они не такие – девчонки, или как их там еще литературно называть… Зато, связавшись, – долго не разговаривал! – Не о чем.
Но здесь мне хотелось как-то продлить удовольствие такого простого общения, без всяких “фантиков” и комплексов. Я думал, что бы еще такое сказануть – и повеселиться… Она опередила меня, и мне понравилось – как она это сделала: подошла, натянула мою подтяжку подобно тетиве – и звонко щелкнула ею по рубашке, – так, что досталось и животу!
– Ладно, – сказал я и подошел к столу, – ну-ка подкрепись и не шатайся тут по углам! – я протянул ей забытую нами конфетку. Конфетку я держал крепко, и поднес к ее устам так, чтобы она откусила ровно половину, и в это время свободной рукой обнял ее за талию; отправил другую половинку конфетки в собственный рот и затем освободившейся второй рукой обнял Людочку с другой стороны, приподнял, покружил вокруг себя и поцеловал крепко… Да так долго, что забыл – как ее зовут! Забыл и свое имя – опять, как в автобусе, все окружающее померкло и сгинуло прочь…
Почему так долго рассказываю эти мелочи? – потому что дальше нечего рассказывать! Настоящее дело делается молча… Не буду же я превращать Читателя в соглядатая тех сцен, которые предназначены только для двоих… Нехорошо.
В общем, оборона крепости была сломлена, – да никакой же “обороны” не было! – мы слишком хотели друг друга, чтобы еще и разыгрывать долгие спектакли! Дальше было похоже на то, что мой друг Таумлер формулировал как “раздевание явления до сути”. Я не знал тогда точно, как это называется, – но дело я делал хорошо: она с видимой неохотой, но с плохо скрываемым удовольствием помогала мне снимать разноцветные флаги со своей побежденной крепости…
Ну, я бы сказал, – это была конфетка! – но я так не скажу: она мне нравилась, но, что же, – противник есть противник! И тогда я воспользовался своим копьем, – и удары мои она воспринимала своим щитом, мне показалось, болезненно, – но только показалось! – потому что это было блаженство, и она все более и более забывала себя… Она становилась самой воплощенной страстью, вся – щит, – насквозь пробиваемый! – и в то же время отражающий мне – мои дары…
Ритм нашей схватки то учащался, то замедлялся, то останавливался вовсе, то продолжался изысканным образом… Он становился музыкальным тактом, о, это была великолепная музыка для двоих – и музыка двоих. Мы впали в транс, и падение это было… Да разве это было падение! – это было сов-падение, – это был прекрасный полет!
– Она временно вселяла тебя в себя, но она не есть Целая Вселенная! – сказал Таумлер, когда я поведал эту историю Ему…

ГАВ-ГАВ!
– Да, она временно вселяла тебя в себя, – но вы не были Целой Вселенной! – повторил Та, потому что я впал тогда в глубокое недоумение…
– Как это? – изрек я глубокомысленно.
– Не знаю, как, – но ты был простым “копьеносцем”, и не был настоящим Воином!
– Есть большая разница? – спросил я тогда.
– Да, есть разница, и есть ризница, помещение, которое, как легко догадаться, – уже не для тебя! Впрочем, одежды не имеют значения, – как ты уже хорошо усвоил, – но ты можешь быть святым ратником и с женою своей, – если хорошо усвоишь мои научения…
Не я ли тебе говорил о том, что Воин имеет Все! – значит, если он имеет женщину, – она в тот миг должна являть мир, – быть Всем! Светом. Вселенной – равной тебе! Иначе “она” делает тебя равной себе, – твоя Люда, – такого “люда” много, – извини, конечно!
– Ладно! – сказал я, – не обижаюсь, – она мне потом разонравилась.
– Тебя учу “раздевать до сути”. Я против твоего “карате”, потому что ты пользуешься приемами низшего “я”, а не Высшего. Я против тебя низшего и подобного тебе “люда”! Каратист нашелся – увидел “противника”! Ты, конечно, хороший рассказчик, но иногда бывает что-то противно слушать, Me. Ты слишком уж хороший…. Вот, я же применяю примитивное Аст-карате, – защищайся!
– Гав-гав! – сказал я, помня Его “Ку-ку!” (А что я еще мог сказать?)
– Вот-вот, – сказал Та на это, – маленькая собачка внутри тебя. Не щенок, а некий чувствительный песик, у которого ты и шел на поводу, – и самое плохое есть это последнее: поводок!.. Был бы повод для немецкой овчарки – она ведь знает свое Дело! – Ты, носитель “арийской черты”, – ни черта не соображаешь ты в катах Карате высоких планов, раб собачки. Не пользуешься, когда надо, своим комплексом прямолинейности!
В горизонтальной постели настоящий Воин не выходит из Вертикального строя, – даже так! У него все достойно, все стоит Высших оценок, Высших мер. И он правильно расставляет акценты и ударения….
– У-дарения! – повторил Та и посмотрел на меня своим коронным взглядом.
– Ну, насчет сто`ит или стои`т, – допустим, я тебя понял, Та, – сказал я тоном “хорошего ученика”, – но насчет высокого карате я тебя не понял… Извини, конечно!
– Я “постучал” по тебе немножко – и ты ничего не понял?.. Прости, я бил – и был плохим учителем. Надо не “стучать по мозгам” собеседнику, но просто поставить на свою Точку зрения… Ну-ка, Метр, приподнимись на носочки и посмотри прямо. Прямо! – я тебе сказал, – а не на меня: в моих глазах сейчас отражаешься только маленький ты.
Смотри внутренним зрением – но взглядом своего “самурая”.

БРАК
Мы стоим рядом – и я тебе говорю, что ты должен увидеть – с точки зрения Воина. И возможно, я буду говорить долго – потому что далеко надо увидеть… А начнем с твоего случая, имя которому – “миллион-таких-как-я”! Не случай, а случка.
Такие контакты на уровне колена браком, а не венчанием. Имею в виду – они, эти союзы, могут заключаться и в Церкви, – но они выбраковываются эволюцией, ибо не увенчиваются Истиной… И о такой Триединой Истине, когда-и-как, и какие Два порождают Три, третье качество, – я тебе и расскажу. Но сначала вообрази свое “заключение” с таким людом…
– Не надо так говорить! – воскликнул я, – и это был единственный случай, когда оборвал речь своего Учителя.
– Я сказал – как сказал. А то, что говорю – это Дано тебе – ибо тебе Надо! Не будь добреньким: добро становится ложью – когда не стоит на стороне Истины. Тогда чистое добро становится чистым злом – когда разлучается с Правдой, и ложится на ложе с толпой… Ты не наложница, Me! И эта Люда не была Твоей женщиной, потому говорю о ней в мужском роде: она не твой женский Двойник, – этого достаточно, чтобы не быть твоей вообще!
И не будь с ней рядом – если не хочешь превратиться в существо женского рода! Ибо она – и есть “он” по сути: ведь она увела тебя за собой, как пассивного…

ХАЛАТИК
– Ну да, – сказал я, – есть “пассивное начало”, и есть “пассивный конец”! – и это не есть тот “Конец – всему делу венец!”…
– Да, – улыбнулся Та на мою улыбку, – тебе чуть было не приснился тот “венец”, о котором мы уже говорили… Ты перестал бы смеяться – когда бы увидел Люду своей женой: это был бы уже настоящий “противник”! Ты бы видел ее в засаленном халате на кухне и у себя в комнате – и в самом модном наряде на улице…
Хотя, конечно, есть совсем другие “Люды”. Очень давно у меня была знакомая, весьма крепкая натура, и духовно цельная. Она бы тебе, знаешь, как сказала об этой ситуации?
– Как? – поинтересовался я.
– “Ты был скорее прав, чем – лев!..” Она бы видела твою правоту действий, но она была Львицей – и подпустила бы к себе только Льва! Имей в виду такие встречи! Надеясь на Царство, – будь Царем зверей – но выйди из Звериного круга!
Но вернемся к твоей Людочке. Ты не жалел бы денег на новый халатик, мечтая видеть ее в кимоно! – но… эти деньги она бы тратила на новые наряды для тех – кто на улице! А тебе, помня, что ты – “солдат”, давала бы “наряды вне очереди” – на кухню! И в очередь – в магазин! Беру крайности – чтобы ты четко понял. Она требовала бы всего – “как у людей”, – ведь она же из этого “люда”, из большинства, подчиненного маленькому “я”!.. И ты вкалывал бы только на нее! И на детей. Как все “мужики”. Мужья теряют надежду, не имея истинной веры и любви, – и разводятся, или спиваются, и так далее, и тому подобное. Это проблемы уже не только личные, но общественные и человеческие в целом. Проблемы “люда”! Контакт на самом внешнем уровне.
– Но я сказал же – она мне на другой день разонравилась, – это было “вчера”!
– Имей в виду такие вещи, любви нет “старой” или “новой”, – она вечна, это вечное Настоящее! Даже влюбленности юношеские не исчезают, – ибо чистое чувство не умирает никогда, будь оно “большое” или “маленькое”, – все Настоящее вечно и равно в Вечности.
Приятели твои, наверное, поздравляли тебя с той “победой”, я же, как друг, скажу, – это было твоим поражением! Я слушал тебя внимательно и видел, как, в натуре, – ты идешь у Люды на поводу. Протри самодовольные глаза самца – увидишь то же самое! Увы, и чем “круче” кобель – тем чаще его можно видеть на поводке… Не обижайся, конечно!
– На что же мне обижаться? – сказал я обиженно.
– Только равные не могут победить друг друга. И они не думают друг о друге, – они думают о Высочайшем; из-за того, что их связует поистине Любовь, а не Борьба. И Высочайшее приходит на их Зов. Ибо Влюбленные равны Присутствующим в Высочайшем…
А та, о которой ты думаешь, и к о т о р а я не приходит, – есть низкий человек: вампир обыкновенный… Хотя кажется – необыкновенным!
– Ты о любовных мечтах? – спросил я.
– И о них. Хорошо, что ты разочаровался в той временной попутчице. А ведь есть те, в ком ты еще не разочаровался, – они тебе кажутся издали очень красивыми, – но это на уровне… “фасада”, часто суть у них – вампирическая. И не важно, отдают они себе в этом отчет или нет, – но все дело в поведении!.. В этом и есть весь фокус: они заставляют думать о себе; отвечают на телефонные звонки, но срывают встречи; обещают – и не исполняют; вообще ведут себя так, что заставляют обращать на себя внимание где и как угодно, – тем самым питаются энергиями зрителей и поклонников. По ним кто-то “сохнет”, – они же “цветут” и наряжаются; кстати, могут разряжать грубые потенциалы с каким-нибудь проходимцем из автобуса (Та весело глянул на меня), и в то же время заставлять влюбленного в них юношу попусту страдать, то есть не “попусту”, – но именно в их, красавиц, пользу. На более высоких планах, из тонких тел его пить чистую кровь…
Вот в чем дело, Мет. И среди самцов есть такие красавчики. В чистых внешних одеждах, но засаленных внутренних халатиках и просто – шкурах. Я же учу тебя выйти из круга зверей!
Я учу Победе.

ПОНИМАНИЕ И ПОДНИМАНИЕ
– Не блуждай среди Побежденных! – продолжал Та. – Открой же свое Немигающее Око и смотри сквозь все эти астральные дела; совершай свой Ход Сохранения – и пусть не задевают тебя все эти астральные тела… Тогда выйдешь на своего женского Двойника: потому что вечная Жена твоя выходит навстречу твоей высшей Силе, – Она начинает совершать такой же Ход Сохранения, и вы себя находите в резонансе этих Высших Колебаний.
– Так, все же, есть на свете настоящая Любовь? – спросил я, – и, по-моему, с глупым выражением лица.
– Глупый вопрос! – подтвердил мое состояние Таумлер, – без Любви невозможны Космос и его средоточие – Человек. “Бог есть Любовь”, и для атеистов нет Любви, для смертных нет Вечной Любви, – потому, кстати, они и смертные!
Любовь дает Без-смертие – и это истинное качество Человека. Как образа и подобия Бога-Творца. Сын Божий есть творец Любовью, а “сыны Погибели” лишены духа Любви и творчества, и они сами отворачиваются от этого Дара, вот в чем дело. Пресекают себя. Смертные получают удовольствие, катясь под горку, – “творя” свой тихий хаос среди общего Хаоса, при этом могут громко “выражаться” – выражая свое низкое “я”! Надо же подниматься, Метоус! – Таумлер обернулся в мою сторону, и Его ясные глаза вновь смотрели сквозь меня…
Что я мог сказать на это? Мы некоторое время вышагивали рядом молча, и я слегка пытался подстроиться под Его ритм…
– Командир, – наконец, произнес я, – в армии, когда кричал дежурный: “Рота, подъем! Выходи строиться”… – я знал, что делать: вставал, выходил, и “строился”, то есть становился в строй.
– У тебя не было вопросов, и ты был спокоен. Ты был Бойцом. И продолжай им оставаться: война еще не закончилась. Поэтому будь абсолютно спокоен – и у тебя не будет вопросов!
Поднимайся вертикальным порядком, строй сам себя: и дежурный, и самый высший военачальник внутри тебя! Приказывай себе сам – и выполняй, не слыша никаких иных “приказов”. Выше тебя только Бог, но Он не отдает приказов. Он – Любит. И любит самостоятельного Своего сына. Похожего на Отца.
Тихий, прохладный ветерок вызвал мурашки по моей спине…
– Следуй же за Сыном Божьим, – после некоторой паузы сказал Та, – ведь Он – истинный Победитель мира. Я пока не видел того, кто бы Истинно следовал Ему… Ты помнишь, как Он говорил о Своей победе?
– Да, тридцать третий стих шестнадцатой главы Благой Вести от Иоанна передает Его слова о победе. Начиная с тридцать второго стиха, я помню эти слова:
– “Вот, наступает час, и настал уже, что вы рассеетесь каждый в свою сторону и Меня оставите одного; но Я не один, потому что Отец со Мною.
Сие сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир. В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир.”
Мы опять зашагали молча. Таумлер остановился и сказал:
– Да, я пока не видел того, кто бы Истинно следовал Ему… Но это высочайшая Задача. Завет Новый – есть Завет цельного Человека, идеального… К Грядущему идут постепенно… Та рисовал в задумчивости что-то на песке… – Ступени! – сказал Он и поднял свою тросточку.

СНОВА МАТРЕШКИ
– Ступени! – сказал Таумлер, – и станем говорить совершенно абстрактно… Помнишь, мы рисовали матрешечек?
– Еще бы! – кивнул я утвердительно.
– Вот, – Та обвел тросточкой большую матрешку с заключенными в ней несколькими маленькими, – это схемка нашего человека. Говорю “нашего”, – имея в виду современного нам, несовершенного человека, путника.
Даже если у него открыты все чакры, видишь (Та нарисовал продольную линию от макушки до ступней общей матрешки и разделил этот позвоночник поперечными перекладинками) – вот центры тонких тел, открытые или закрытые еще чакры, которых, в принципе, семь! С работающими всеми тонкими планами, как ты думаешь, Метр, – это раскрытый и цельный человек?
– Ну, наверное…
– Ничего ты не знаешь наверное! Потому что не владеешь полнотой Знания, – потому что сам ты не полный человек, в смысле – не целый, как и все мельтешащие туда-сюда по горизонтали… Надо ходить по вертикали – как учил тебя! А сейчас скажу нечто большее.
Это ступеньки Лестницы, ведущей к Истине, – Та показал поперечные перекладинки-чакры, – но это будет как бы “половина” Истины, – если ты даже и достигнешь высшей ступеньки внутри себя, вот этой (Та указал на макушку матрешки): потому что ты – однополое существо!
Тебе не хватает Женской “половинки”, потому ты и ищешь для своего “копья” некий “щит”, – Та улыбнулся на мой смех и продолжил:
– Перестань колебать понапрасну воздух, надо радоваться другому, а именно – обретению Полноты Мудрости Целого, что составляет самую Цель: “Человек-Идея”. Что есть Целомудрие!
Когда ты раскрываешься в Силе, то есть задаешь свой принцип “Ян”, – тебе должен отвечать принцип “Инь”: это есть то дополнение, которое доводит до Единого.
Смотри внимательно: вот – Точка связи со Всевышним (Таумлер поставил точку у макушки своей матрешки), и это же – центр круга (Он обводит около этой точки окружность, через ноги матрешки): Бог – в Центре, и это непознаваемо, как иное измерение. Я говорю тебе о Человеке: наша семиричная матрешка служит Радиусом человеческого Космоса, не так ли? – Поэтому дорисуем (Та рисует перевернутую зеркально матрешку от макушки первой, вернее, от точки Посреди – до линии окружности): вот – недостающая “половинка”, другой Радиус до Диаметра Космоса – та половинка, которой все так жаждут! И не могут утолить жажды, потому что пьют не ту воду…
– Как это? – задал я свой коронный вопрос.
– Господь единый Податель, Источник Ж и в о й воды, – сказал Та, – когда ты поймешь суть этих “высоких слов”, – тогда будешь больше молчать, чем говорить. По нашему элементарному рисуночку возможно уяснить очень и очень многое. Это “Человек-Идея”, Целомудрие, то есть мудрость Целого как Истина, которая не теряет Себя, даже будучи выраженной на столь примитивном уровне, как наши двойняшки, четырнадцать матрешечек…
Та продемонстировал удар открытой ладонью – остановив ее около самого моего лица.
– Вот, – сказал Он, – это не “пятерня”, это один и четыре пальца, – итого – четырнадцать! Есть иная арифметика, есть иная логика. Не Западная, но Восточная. Не Восточная, но… правильная, в смысле, – путная. И если Земля крутится на Восток, значит – иди на Восток, Мет! Грядущее следует из Древнего. Потому иди к Древнему – чтобы прийти к Грядущему…
По этому рисуночку ты поймешь многое, – почему, например, древнеегипетский Бог был разрублен на четырнадцать частей, и как этого Озириса связывала воедино Изида, поливая “мертвой” и затем “живой” водой; почему Бог в мифах таинственных Догонов творил Вселенную как четырнадцать пространств; или миф об Андрогине; почему ангелов, Будду и других Совершенных Существ изображают двуполыми… И многое-многое другое, – я не энциклопедический словарь, о чем тебе уже говорил, – ибо даю Принципы.
Кстати, принцип “вечного движения” в эмблеме Айки-до, – если ты видел эмблему, – легко узнаешь на этом рисунке: стоит сообщить ему кругообразное движение и подправить кое-какие детали; то же самое можно сказать насчет символа “Инь-Ян” в схематическом выражении Великого Предела в виде двух рыбок, гоняющихся по кругу одна за другой…

УРОВЕНЬ КОЛЕНА И ВЫСШИЙ УРОВЕНЬ
Но я хочу научить тебя Видеть – потому будем говорить не так громко, зато более конкретно. Хочешь знать – почему ты соприкоснулся со своей Людочкой – ногами?
Видимо, по своеобразному выражению моего лица Таумлер понял, что я хочу это знать, – поэтому продолжал говорить, указывая тросточкой на рисунок:
– Родник Живой воды из Центра эманирует волны, которые и распространяются такими вот концентрическими окружностями на периферию (Та провел окружности через чакры-перекладинки, пять штук, не считая внешней и центральной – в виде точки): и вот эта внешняя окружность – есть “житейские воды”, видишь, омывают ноги наших зеркально расположенных двойников, один из которых есть “Он”, другой – “Она”…
Понятно? – внешними, плотными телами вы соприкоснулись, ну и астральными, не выше! Это же смертные тела, потому и дела ваши развеялись прахом. Это было в автобусе кольцевого маршрута (Та показывает на внешний круг), эта окружность исчезающая, как шелуха со зрелой луковицы, – на смену ей выходит та, которая на “шаг” ближе к Центру, и так далее – от Эпохи к Эпохе, – такая пульсация есть путь обновления, одухотворение форм, и то, что называется Эволюцией Вселенной…
Потому и твержу тебе всегда: не замечай Смертного, ибо ведь все равно – оно исчезнет, заменится! Выводи себя из этой Зоны на более близкую к Ядру орбиту. Помнишь наш разговор об электроне и кванте энергии? – На нашем рисуночке орбитам соответствуют ступеньки, вот эти семь отметин уровней, то есть чакры на языке йогинов… Понял?
– И ноты, и цвета радуги, – сказал я, – законы подобны.
– Да, теперь делай выводы: контакт с Ней должен быть на самом Высшем уровне, что соответствует Точке Центра – общей для двух Ликов… Это Точка выхода-и-входа к Богу – то есть должно работать твое высшее тело Духа, высшее “Я”! Ход Сохранения, вертикальное строение, которому ты научен, – есть твое присутствие в Целом! – И если Она тоже идет таким Ходом, – вы встречаетесь. Помнишь наш разговор о “деве восточной”, несущей кувшин с Живой водой на голове? – Воды из Единого Родника омывают Влюбленных к вечной Жизни…
Кстати, Водолей древними рисовался льющим из кувшина воду себе на голову; а иероглифом “кувшин” египетские жрецы обозначали сердце; мы же скажем не о “кувшине”, а об “урне” Водолея, ибо переставленные буквы дадут абстрактный символ наступающей Эпохи – Уран!.. Сейчас же, как видим на астрологических картинках, – Водолей выливает эту Живую воду – символ тонкой огненной энергии – в уста некой Рыбе. Но это не наше дело!
Наше дело – являть Порядок самими собой, не дать сломать внутренний строй, настрой на Правду Без-смертия – Великим Обманом, ломающим все на своем наклонном пути! Надо стоять в Божественном строю, стоять всеми телами… Должен быть настрой, Me, на всех уровнях. И надо тронуть все струны – чтобы зазвучала – Невидимая!
Итак, если возник контакт с Ней на высшем уровне, – более низкие уровни, подчиняясь высшему, – войдут в резонанс с этой Духовной вибрацией… Вы будете творить тонкими телами в тонких мирах, и, если надо, – резонанс достигнет ваших плотных тел – и Она родит от тебя Сына. Если “не надо” – будете Братом и Сестрой в Боге…
He-присутствовать в такой Любви – пребывать в Грехе!
Это есть правильный контакт, союз Небесный и всемогущий… Мир же, пребывая в грехе, стоит вверх ногами, и просто “как попало”, хаотически движется “в свое удовольствие”, а не для Другого, – то есть по геометрии смертных. Преображает только геометрия мира Без-смертных, о которой мы говорили…
“Брак” не должен быть целью, Метр! – это ошибка. При достижении “цель” прекращает “работать”: это остановка. Цель же должна быть Недосягаемой в нашем мире: здешняя жизнь по отношению к Настоящей Цели является – идеально одним шагом к Истинной Цели. И когда Он и Она имеют такую Цель, – Ход к ней, так сказать, попутно, – соединяет Их истинно Венцом. Вечно венчает Истина…
Здесь Та остановил движение своих уст (!), и я знаю такой Его минутный Уход: это обернется длинным – в смысле многовмещаемости! – монологом. Так бывает предощущение грозы или, напротив, установления ясного дня после нелепой пасмурности…
Вот, Таумлер приходит в себя – и льется речь:

{mospagebreak}

ПОЛУБОГИ
– Да, хаотическое движение оседает во прах – как пыль по прекращении дуновения ветра… Если и есть нечто постоянное в хаосе – это постоянный взор на себя: взгляд мертвый, хотя и кажется влюбленным.
Кажется! Любить возможно лишь Бога в человеке – ведь только Бог любит человека, и Любовь настоящая взаимна, взаимодейственна: тогда обогащается жизнь Новым качеством – грядущим – в “сыне”. Но Плод любви может быть и духовным…
Всякая иная любовь есть похоть: делается “походя”, как бы между делом… “Походя”! – Так “реализуется” величайшая Тайна – разлагающимся обществом, так делается “сокрытое от глаз” самоубийство и убийство жителями хаоса – жителей хаоса.
Экстаз – может быть как воспоминание, генно-эмоциональный крик вечной памяти о До-человеческой целостности “Инь-Ян” и взаимоотдача противоположных Энергий может быть как намек, или как эхо той Божественной любви, что даровала плоть Духу: мы влечемся Грядущим Без-смертием – отдаванием себя Духу – через Плоть противоположенного человека.
Ибо привлекает вначале душа, затем – тело, даже если и кажется – наоборот. Ведь бывает – вздрагиваешь от присутствия того человека, – еще и не видя его… Твоя грядущая жена должна бы родить Бога. Если она не делает этого – совместно с тобой – в духе и в и с т и н е, – в Идее, – не имей затем жены и в теле ее! Ибо все, что не ведет к Богу, – есть обман и разрушение.
Вначале рождается Человек на небесах: там союз, узы.
Говорю, конечно, о принципе, Метр. Сама Жизнь – пока как компромисс между телом и духом – ввиду и нашего несовершенства, и самого устройства нашей “поднебесной”: переустройства ее после раз-лада, о котором не говорим… Мы, в лучшем случае, можем быть в нынешнем мире – не более чем Полу-Боги: хотя бы потому, что одно-полы. Целостность пока мифическая. В мире же поистине Обновленном предстанем друг перед другом преображенными телами так, что восхвалим Творца – Двуединым существом своим – сияющего Третьего качества!
Мы в мире этом разделены полами, ибо не-едины-во-грехопадении, и д л я искупления со-Творчеством. Я не говорил о таком со-Творчестве, потому что поймешь сам – как и когда малое “я” спасается большим “Я” Другого.
Все гораздо сложнее, чем могу наговорить тебе сейчас, а в городе, разумеется, все это гораздо проще делается – чем разрешается. И разрушается!
Не знаю, понятно ли это тебе, Метоус, – но умираю человеком, – воскресая в Боге, – когда созерцаю “Прекрасную Даму”: ибо сквозь нее просвечивает Лик Бога; вижу Замысел Творца – как сквозь малое “я” – большое и Единое. Так проходим мы мимо друг друга – ибо мы в тот момент – не мы – но Бог же Един:
мы проходим тогда мимо своих тел смерти, чтобы отдать недостающее друг другу – именно То, чего не-достает до Единого.
Мы не встречаемся тогда на Земле для высшей Любви – и то суть грех. Неисполнение высшей Любви есть Грех грехов!
Вблизи двое – он и она, – заслоняют друг другом Бога: тогда они являются как враг врагу. Отсюда трагедия истинной Любви в мире этом: человек гасится человеческим, малым “я” – люди бросают друг на друга свои тени…
И лишь Он и Она, идущие рядом по пути Богочеловека, то есть навстречу Свету, – являются Друг-Другу. Тени остаются – позади! – Так лишь на Пути к Единой Точке про-является Высшее “Я” Спасителя человека как образа и подобия Божьего!
Генерирование колебаний Высших уровней, резонанс душ являет присутствие духа, что Животворит; и прах-тело может не выдержать Свет-тела. Это, если угодно, высший “секс”, от которого, бывает, и буквально умирают. И это не тема ни для таких, ни для других разговоров: Тайна!
Смерть от Любви – для Любви: этой Энергией, говорят, живет Солнце, не-могущее-умереть-пока-есть-еще-Влюбленный… Это Смерть-Разум, “взятие на небо”, Смерть-для-воскресения – неожиданная, как прыжок через Пропасть шириною в радиус Вселенной, тогда как диа-метр ее есть “Инь” плюс “Ян”, и глубиною Она – от “A3” до “Я”, где “A3” – принадлежит Богу, как Его “Я”, и “Я” принадлежит именно человеку.
Вот они, Мет, наши матрешечки – составляющие Вселенную и микро-Космос: целеполагающая себя Мудрость Целого, выраженная весьма схематически, но не теряющая от этого ничего! Ибо Внутри.
Исполнись этим, и это исполнится тобой: тебе некуда будет падать – когда все вокруг будет наполнено тобой! Когда ты будешь наполнен всем! – Являя строй… От-и-До – исполненность Любовью – Выход в иное измерение: Меры Божественного Мира.
Истинная Жена – в тебе, – поэтому ты узнаешь Ее – когда придет к тебе – извне! В Свете! – И Свет умножится, а не померкнет все вокруг, – как в случае с Людочкой… Свет резонансом всех ваших тонких планов будет умножаться до бесконечности: до Преображения вас в Единое Без-смертное существо с названием – Человек-Идея!
Вы прикажете друг другу быть истинными самими собой – это и значит быть Космосом, творящим себя из Себя – как подобие и образ Бога… Исполнение этого “приказа” и есть сладость Истины, ликование Исполненностью Высшего Присутствия! – Тебе не надо будет, Метр, подслащивать конфеткой это Высшее Присутствие Друг в Друге!
Таумлер смотрел на меня, я смотрел на картинку.

ЛОГИКА
Я смотрел на картинку, Таумлер смотрел на меня.
– Плюнь на это все! – сказал Он.
– Что? – я посмотрел на Та.
– Не “что”, а “на что”: на то, что рисуется на песке! – Та смешал своей тросточкой начертанное. И я теперь смотрел на Него.
– Ты говоришь и рисуешь картинки, – сказал я. – Если плевать на картинки, значит – плевать и на то, что ты говоришь мне? У меня логика европейского человека, – добавил я.
– Придерживайся логики просто человека. Если я тебе сказал идти на Восток – пойдешь и придешь на Запад. Такова “просто Земля”, – она не подчиняется начертанным на песке направлениям. Будь просто собой, и не слушай никого, даже Воинов Бога. И не смотри на меня. Даже такими чересчур внимательными глазами… Смотри внутрь себя. И доверяй только своему Пути. Потому что росток знает – к а к из семени явить Древо!
Я тебя отчитывал за твое карате, затем же сказал: – Сверхастральное айки-до есть карате Ударом Идей, – и только Удар – как У-Дар настоящего каратеки проломит Стену Великого Обмана, “черным поясом” опоясавшего Землю! Ничто не должно тебя сбить с толку: тогда это послужит доказательством твоего Духа Воина!
Так что продолжай катиться своим малым “я” под горку: и пусть оно увеличивается подобно снежному кому. Когда оно станет гигантским – хорошо его разглядишь! А главное – поймешь, что оно все равно растает, немного попозже, потому что Весны не миновать; Земля знает о своем участии в Деле Солнца!
И еще поймешь, что вверх взбираться все-таки надо – если не хочешь быть потопленным всем тем, что тоже катилось под горку и теперь растает… Будешь искать Вожатого, похожего на меня. Так что смотри на меня внимательнее! (Я все еще, не моргая, смотрел на Него).

ВОИТЕЛЬНИЦА
– Сейчас-и-здесь тебе что-то рисуется и что-то говорится, – продолжал Таумлер, – и это “что-то” в тебе уже было – и будет!.. Настоящее – есть Рост. Крона проявляется из Корня, Грядущее же идет из Древнего. Иди в Древнее, чтобы стать Грядущим, – сказано тебе, – а идя на Восток – придешь на Запад, и наоборот: такова Вселенная, мой друг. Ее творящая Любовь – творила и тебя Волей Господа..!
И я тебе отражал этой схемкой Целостность, Единство идеи Космоса и идеи Человека, Мудрость Целого как взаимодержание Полярных Сил, вернее – Дву-Полых… Это не проявлено в тебе, и Путь – есть проявление такого Единства!
Воин – держит Путь. Его устремление – Защита этой Целостности, Идеи Человека. Он – истинно Целомудрен в духе и в Истине. Жена его – вечно и истинно Целомудренна, как и Муж. Это есть великое Начало и великий Конец. Обладание границами От-и-До во времени и пространстве Здесь, вне-времени и вне – постранства – Там! Везде! Всегда! Можно ли это нарисовать – на песке?!
– Так мне… – я смотрел то на песок, то на Таумлера, поочередно переводя взор, – искать друг… ую, другиню? Воительницу? Что же вообще следует делать?
– Тебе же сказано! – Та кивнул на зачеркнутую картинку, затем тросточкой указал на центр моей груди: – Оставайся здесь самим собой и предоставь время и место не “случаю”, – но Провидению, которым управляет Господь!
Всему свой срок и свое место. Устремление и ритм шага ставит все на свои места, и тебе это объяснено. И присущее тебе имя научу принять: “воительница” узнает твое имя, и ты узнаешь – ее и м я. И резонанс вибраций высших ваших имен есть то оружие, которое убивает Носителя смерти! И затем познаете Имя Бога.
И не одна твоя жизнь маленькая может тратиться на то, чтобы прийти к Единому. Говорят, человек рождается то мужчиной, то женщиной, – ты будешь ставить Себя на Ее место много раз, – пока Она не займет этого места Сама! Имей в виду эти Меры, Метр: только устремление и ритм Хода приведут к Цели, известной Господу.
Никакое иное “готовое знание”! Не смотри ни на что, не слушай никого: смотри в глубину своего сердца и слушай Горний Зов.
Иного тебе не дано понять – и признающий это правдив. Признание Господней любви есть призвание к Новой Жизни. У “нового” человека любви должно быть столько – чтобы разделить ее с каждым живым существом на Земле…

НЕ ДАНО-НЕ НАДО!
– Какого “иного” не дано понять? Поясни, Та! – сказал я.
– Я сказал – никакого! Несоизмеримость миров и мер плотных и тонких, “здесь” и “там”: ибо твоя целостность – только в потенции. Потому не мельтеши попусту, как учили древние воины, – следуй “Дао” и не расходуй потенциальную Энергию на слепые кинетические колебания!
Вертикальное строение, горение вверх – генерирует энергии: умножение – До… Высшее “До” – качество Любви… Входи в Божественный Сад – распускайся цветами: раскрывай свои многолепестковые лотосы, включайся этими чакрами в энергетику Космического Целого, побеждай Эго во Имя Господа, овладей собой и Космосом и повернись и стань лицом к Лицу с Богом, – тогда только начнется П у т ь, истинный Ход Сохранения, Ход Хранения Истины.
Это надо видеть! И ничто иное. В чем проблема Несоизмеримости? – Вот в чем: одно лишь Движение тонких мер – в плотном мире, во времени – может включать очень много событий какой угодно протяженности! Например, движение открытия чакры: личное событие, очень личное и важное Движение; а сколько событий было До Того? – Сколько времени длилось Прошлое? – Сколь угодно долго! – по земным меркам. И наоборот – одно Движение “здесь”, в зримом мире и нашем времени, например, свадьба твоя, – означать может сколько угодно событий – “там”. – Бог весть! – вот Ответ. Он – скажет. Иного – не дано понять: не надо!
Вот в чем дело. И ни в чем другом. Иногда бывает очень-очень смешно, иногда бывает очень-очень грустно. Будь невозмутим ни тем, ни другим. Ни третьим. Вас Двое – и Господь Посреди: если соединились во Имя Его!
Так говорил мой друг Та.

КОЛЬЦЕВОЙ МАРШРУТ
Да, так говорил и рисовал схемки Та. Научал! Можно ломать над этим голову, а можно и не ломать. Лучше – нет. Так просто, послушать и посмотреть, и дальше пойти…_ На меня, например, более действует зримое, “здешнее”, происходящее именно мной, а не вообще, как “должно быть в принципе”.
Сейчас и расскажу такой случай. Коротко, чтобы не слишком затягивать этот наш десятый рассказ. Это научение было менее абстрактным, но не менее загадочным, чем рисунок, – скажем так!
Случилось после пересказанного выше диалога, но тоже в автобусе, как и до диалога.
Я стоял на задней площадке автобуса и увидел ее впереди, через многих пассажиров – сквозь “люд” (вспомнил Люду!): в о т же Она, моя “Грядущая…”! Сердце заныло, пульс забил у виска, отсчитывая ритм внутренних колебаний: “Что же делать? – лихорадочно соображал я. – Не тот ли это случай, о котором говорил мой Учитель? Я не коленом соприкасаюсь, но душой, – чувствую же волны, исходящие от этой фигуры… Они вызывают во мне Волнение всего моего нутра, – это же резонанс, это же мой диапазон! Это – наш диапазон, – вернее, наша единая Волна в Диапазоне Бога! Какие у Нее волосы, это же солнечная аура…
Я сейчас посмотрю в лицо, и глаза Ее ответят, – Она же не может не узнать меня! С первого же взгляда…” – так соображал я, продвигаясь вперед, протискиваясь через скопление пассажиров…
– Час пик! – глупое сравнение, – говорил я сам с собой, – для них всех это “час пик”, для нас же – Звездный час! Только бы… не вышла Она на этой остановке (“Только не сошел бы я с ума”, – промелькнуло тогда же в голове…). Удивительно много мыслей и чувств уместилось тогда за короткий промежуток времени (минута, две?), пока я совершал свое “путное шествие” внутри автобуса.
– Не тот ли это автобус? – думал я попутно с другими своими мыслями, – в котором встретил я Людочку? Маршрут тот же, – история любит повторения, для нашего же научения, – надо уметь лишь видеть… Хорошо Видеть, с “большой буквы” – как учил меня Та. Тогда мы узнали друг друга телами, сейчас – узнаем душами! Поэтому случай и поставил Ее спиной ко мне, – чтобы я узнал Ее по душе! Она стоит у самого выхода, но Она не успеет выйти – иначе зачем все это?! Или чтобы проверить мое устремление, волю действовать незамедлительно?! – вертелось в голове, пока я протискивался вперед, не обращая никакого внимания на то, что говорят мне на мои “простите”, “извините”… Но не по головам же я лез! В самом деле – простят… Господь простит и удержит Ее у двери – если я не промедлю ни мгновения…
Это и еще что-то иное лезло в голову, и я лез вперед – как змей! – Через такое пресмыкание, через тернии – к звездам! – сейчас смешно, но именно так шептал я себе, подгоняя себя к выходу. Какой уж там “Ход Сохранения”! Какое “Путное Шествие”! Какие там “Вселенные”… Я вспотел. Не душно, а сверхдушно…
Дурацкий автобус… Ну, вот Она: как раз остановка, и я успеваю взглянуть в Ее лицо! Сейчас пойдем вместе, сейчас… Что же сделать?! – “Выходите?” – задаю Ей вопрос и ощущаю полнейшую его глупость… Глупость вопроса, а не Лица, к которому вопрос мой был обращен: ибо Лицо обернулось…
(Читатель, дорого`й, – езжал бы ты другой дорогой! Или будь готов к самым жестоким испытаниям на этом кольцевом маршруте!)
Следующий момент был очень долгим. Действительно, как и говорил мой Друг, одно Движение “здесь” могло включать сколько угодно событий, какой угодно (кому???) протяженности – “там”, в Другой Вселенной:
Я окаменел. Внутрь или сквозь меня смотрели ясные глаза, искорки-молнии вспыхивали и меняли их цвет в диапазоне красок рассветного неба: от свинцово-серого до хрустально-голубого. Открытое лицо. Вот говорят: “Печать на лице”, а тут – отсутствие всякой печати! Играющая мысль светилась в глазах, оставляла свой след и на губах: они украшали себя мягкой полуулыбкой, вот-вот готовой расцветить все лицо, окаймленное темно-русой бородой в форме правильного овала.
Над четко очерченными губами выдавался крупный прямой нос, нестандартность которого скрадывалась благородной тонкостью… (Мне бы такую тонкость! – позавидовал я.) Все было открыто и правильно в этом лице. Как-то странно. И магнетически привлекательно. Правота. Ясность. Да, да! Нет, нет!.. Какая, к черту, улыбка, – вот промелькнула усмешка и отразилась суровость, вернее, намек на суровость; никакой определенной печати! Похоже на то, что сказал… Сен-Жон-Перс: “Как недовольный губ изгиб создателя великих книг, глухое нечто, словно опьянение – внезапно заливает целый мир…”
Да, неуловимо-беспокойное, как тень Иного, колебание Незримого присутствовало на этом лице, предъявляя неопределенность каждого последующего момента: нельзя было предугадать и рассчитать никакой его реакции…
А стать! Сама посадка головы выражала стержень внутренней правоты: правды и спокойствия, и в то же время естественность.
Тихий прохладный ветер (однако душно – откуда же ветер?) играл светлыми волосами пепельно-серого и одновременно странно-золотистого оттенка…
– Не выходи из строя, копьеносец! – глухой тембр знакомого голоса сместил какие-то плоскости в моей голове. – В следующую же секунду Та сделал шаг – и двери закрылись… Автобус тронулся с места, дернулся и остановился, потому что дверное стекло вылетело от моего удара локтем левой руки. Никто ничего не понял, и я, выскакивая из автобуса, – меньше других понимал, что происходит!
Я же видел, как выходил из автобуса Таумлер, и как Он сделал три шага… У меня в глазах еще маячила Его фигура: это был Его Ход: совершенно спокойный и четкий ритм, а ноги легки, как будто паутинки, и в то же время такую печать вдавливали…
Я смотрел, как дурак, на асфальт, – вмятин нет, никакого следа… Где же Он?! Я крутанулся вокруг остановки – готовый испепелить ее молнией! Да, я редко выхожу из себя, зная силу такого возмущения: тогда, действительно, – летают молнии, молчащие, без всякого грома, – который приходит спустя довольно долгое время. На мою голову затем приходит такой “гром”…
Зная это, я остановил себя, – правда, не сразу, но сделав два-три круга, по спирали приближаясь к скамейке, на которую и присел… Рядом стояли пассажиры, ожидающие следующего рейса…
Я уже не ожидал ничего, и никого. Однако… Меня остановила мысль: я вышел из себя, но “Зверь” мой со мной не разговаривал! – Он так и не проснулся, или покинул меня насовсем? Сейчас бы он сломал что-нибудь на этой остановке: это уж точно, – иначе бы не успокоился. Стекло, наверное, выбил он, – ну и оставался бы в этом автобусе! С какого же времени со мной не разговаривал мой Зверик? Со времени встречи с моим Другом? Нет, с того момента, когда Таумлера я впервые назвал “Та”!
Был ли я рабом Зверя? – Был рабом ситуации? – А сейчас?..

ВЕЛИКИЙ КАЛАМБУР
– Придем в себя, – размышлял я, – и станем над ситуацией… Галлюцинация? – с чего бы… Гипноз? – зачем бы… Реальность? – почему бы нет…
А вообще-то, реально – все: и то, и другое, и третье! Нереален только хаос. Зомбирование своим малым “я” самого себя – и движение по одному и тому же кругу – вот что нереально, – ибо дорога заканчивается на кладбище.
Она не должна там заканчиваться.
Быть надо Богом “зомбированным” – иметь Без-смертие как Путь к Его Дому… Спросить бы об этом Та, а о сегодняшнем случае помалкивать: сам скажет – если надо!
Час пик “зомби” – бессмысленная спешка… к кому?
А зачем спешить… к самому себе? Вот я и пришел в себя: не торопясь, в общем-то. Присел, а все куда-то бегут… “Хорошо, что не говорю вслух, – отметил я параллельную мысль, – приняли бы за сумасшедшего!”
“А я же не с ума сошел, а только с автобуса”, – эта мысль развеселила меня, и блеснула идея. Заголовок ситуации: “Это же – Та!” Великий каламбур – объясняющий все столь же просто и непонятно, как и само происшедшее – просто и непонятно!
На то и смысловой каламбур – абсурдный выход из абсурдной ситуации… Выход за рамки омертвевающего языка! Выпрыгнуть из
мертвых рамок догм, как из этого рейсового автобуса, следующего по одному и тому же кругу! Но всегда ли требуется для этого выбивать стекло ударом карате? В общем-то, мы бьем голым телом: наше Оружие – есть сам… Познай себя сам – а не “познай самого себя”! – есть разница…
На такие, В общем-то, пространные размышления и подтолкнул меня тот случай-загадка… “Это же Та!” – недостающая моя часть… или – честь?!
Однако, не буду больше каламбурить, чтобы не загружать (и не разгружать!) своими проблемами сознание Читателя. Я уже говорил себе это. Есть болезни роста – когда ломается голос; и при росте сознания ломаются некие языковые перегородки: работает калам-бур – делается переход, – затем проблема снимается с повестки дня…_ (Находить всему объяснение: это я называю “комплекс Та”, однако – у меня уже появляется такой комплекс: “молчу!”).
Что было – то было, и честно рассказано. Вот так учил меня Учитель! Если бы не Его борода – я был бы в сомнении:
не тот ли Он мифический “Андрогин” – то есть органически проявляющий принципы “Ян” и “Инь” – Человек-Идея? Из мира ангелов, из мира Будд… Надо же было меня так околпачить!
“Иногда бывает очень-очень смешно, иногда бывает очень-очень грустно. Будь невозмутим ни тем, на другим. Ни третьим”, – как сказал мне недавно Та. А вот сейчас Он посмотрел на мое поведение и добавил:
– Не выходи из строя, копьеносец!

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

РАССТАВАНИЕ С НИЗКИМ

Рассказ одиннадцатый. СМЕРТЬ-РАЗУМ, или “Настоящий воин умирает стоя!”
Рассказ двенадцатый. ОБОРВАННЫЙ…
Рассказ тринадцатый. ПОЧТИ ПОСЛЕДНИЙ, или “Вместо заключения!..”
Рассказ четырнадцатый и самый последний (Вместо Постскриптума). БЕЗОШИБОЧНЫЙ АДРЕС, или “Другому!”

* * *

Рассказ одиннадцатый

СМЕРТЬ-РАЗУМ,
или “Настоящий воин умирает стоя!”

(Здесь я расскажу расскажу о том, как Таумлер учит находить Небо на Земле и познавать свое Горнее Имя – совместно с Обретением нового Имени Землей и Человечеством… Между прочим, вспоминаем снова о колене, о Воительнице; говорим о танце Воина и его молитве…)

ПОСЛЕДНЕЕ ТВОРЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ
Для чего я так подробно рассказываю? Всему свое место, и всему свое время; Та не говорил лишнего, и меня Он учил Видеть. То есть, не принимать событий за “случайности”, за “совпадения” или “несовпадения”… Есть кубик игральный с цифрами от одного до шести (кстати, какая связь между этим “кубиком” – символом Земли – и звездными картами, на которых звезды отмечены величинами тоже до шести – как видимые невооруженным взглядом?), но никто не бросает таких кубиков, не разбрасывает костей (пусть даже игральных!), кроме дураков и бездельников.
Миром правит Число-Нуль, Могучий Нуль – порождающий все меры-числа Волей Творца… И Та упоминал об этом, говоря о Слове и об Эхе. Числа-Миры! А есть еще наши, “мирские” трудности. Забавы: бросать кубик, крутить рулетку, раскладывать пасьянс, вязать арканы или чертить гексаграммы… Книга Перемен есть космически зацикленный человек, – хочу сказать, – не принадлежащий Космосу (и не властвующий над ним – как и над собой!), но принадлежащий Циклам космическим. Соответственно “циклам” переменчивый, то есть меняющийся… Это если он честен (хотя бы перед собой.) Если не честен – переодевающийся: на одной и той же “арене” остающийся – и надолго. Как на кладбище.
Человек-Грядущий, ПОБЕДИТЕЛЬ не менятся – ибо не сбрасывает своей шкуры, не линяет, как змея, заползающая в “новую”, потертую по моде шкуру… Не потому, что он “живет не как все”, а потому, что у него нет никаких “шкур”, равно как и других атрибутов “звериности”. Освобожденный от ложного “я”, он уже имеет – Всё, ему нечего м е н я т ь (тем более – покупать или продавать!). Цело-Мудрие! Он и женщину может иметь внутри алхимическим путем, – только это не его задача, и не будем же здесь этого касаться…
Кое-чему учат различные словари, а кое-чему научил меня Таумлер!
Я рассказывал о Любви, и еще нахожусь на глубине воспоминаний, никак не в силах выйти на поверхностную легкость. Вот, передам еще один диалог, плавно переводящий нас в иные сферы и одновременно позволяющий держать в поле зрения сферы предыдущего нашего внимания…

СВЕРХУ – ВНИЗ!
– И откуда на твою голову такие беды, – говорил Та с играющей на губах улыбкой, – не люди, а “Люды”-противники; не прохожие – проходимцы-разбойники по проходным дворам: прямо одни враги кругом… Откуда, Метик, не знаешь?
– Ну, – я пожал плечами, – если не от “сырости” заводятся, то от “серости”…
– От чьей, Me! – выразительно сказал мой Друг и метнул в меня свою тросточку, подобно копью.
– От серого волка! – я поймал в воздухе эту трость. Впервые держал ее в своих руках, и чувствовал значимость факта.
– А я думал, от некоего вещества серого цвета, собравшегося под куполом… (Та сделал паузу) э-э, цирка!
– Какого цирка? – автоматически спросил я.
– Подбрось-ка вверх эту палочку, – тогда узнаешь!
Я так и сделал: тросточка, покрутившись в воздухе, опустилась и ударила меня прямо по голове.
– А еще раз? – сказал Та.
Еще раз произошло то же самое. Я инициативно подбросил и в третий раз – и получил третий удар этой дурацкой тросточкой по тому же самому месту, – что сообщило моему веселому настроению некую неопределенность…
– Вот видишь теперь, – сказал Таумлер, – под каким из двух “куполов” собралось серое вещество! – Он потешно наморщил нос, как тогда, когда бил этой же палочкой свое отражение в реке… Меня это немного развеселило, особенно воспоминание о том, как лупил Он тогда по воде, изображая клоуна-каратиста, “бьющего зеркало”…
– Да, – сказал я, – и в этом весь цирк! – И рассмеялся.
– Не смейся и не плачь! Хотя плач и облегчает душу: слезы выводят шлаки эфирного тела, но плач – очей палач: не видишь Радости за Страданием… Не смей-ся: не смей себя палкой бить – тебя же никто иной не бьет – тогда и плакать не будешь! – Та сказал это и выжидательно замолчал. Он ожидал моей реакции на эти слова. Я же отвечал:
– Ну да, я сам себе готовлю будущее – идя по Кругу, – как ты мне говорил…
– Круги есть и вертикальные. И сверху все падает по прямой, и эта прямая приводит следствие к своей причине; и чем выше ты подкинешь палку – тем больнее она скажет эмоционально-интеллектуальную правду о тебе – тебе же самому. И Свидетелю – около…
Так что не создавай причин падения – не будет и врагов, желающих уложить твое тело горизонтально…
Но хочу сказать более того, что говорил тебе ранее и что ты сам говорил себе… Воин – свободный человек, он свободен и от падений! Потому что ему некуда падать, и его падающего “я” нет нигде! Он на Земле, и он Наверху – такой же! Соображай…
– Та замолчал и начал ходить взад-вперед вокруг меня, вернее – по дуге около…

СНИЗУ-ВВЕРХ!
– Ты мне что-то говорил о Зодиаке, – пытался «сообразить» я.
– Что-то? – Что! И Кто! – Это Аст-Адам вообще, но… Наверху есть некто и более похожий на Воина.
– Ага! Это – Орион. (Я сказал так, потому что совсем не учил школьных уроков, и потому что «занимался своим делом», которым было конструирование различных систем подзорных труб, – чтобы смотреть за горизонт, по соседним окнам и на небо. Уж некоторые-то звездочки я имел счастье наблюдать!)
– Пусть называется так! Это Воин-Охотник, и что у него есть?
– Да все, наверное, что надо! – отвечал я.
– Воину все, что «надо» – «дано»! Он умеет правильно расставить буковки по своим местам, он – хороший ученик, правда, Метик? – и он иногда заслуживает каникул…
– К чему бы это? – напрямик я спрашивал Та, – ты крутишь вокруг и около, – и я не могу понять, около чего крутится твоя мысль, и что это за мысль, Та!
– А понимаешь ли ты, около чего крутится Солнечная Система вместе с Землей и стоящим на ней озадаченным человеком по имени Метоус Явков?_ Из-за одной буквы может меняться ритм всего этого хоровода, и то, «к чему бы это все было?»
Для кого-то «бред», для кого-то – «брод» через небесную реку Эридан, – все зависит от правильного видения Числа-и-Слова, или одной Буквы… И как часто больные лечат здоровых, мертвые учат живых, слепые ведут зрячих! Ты укреплял свою психику занятиями по программе «боевых искусств Востока», – и ты выдержишь силу моего Удара – бросающего тебя на небо…_А там существуют только крутые меры, Метр!
А теперь будем говорить конкретно.

ЗЕМНОЕ РАВНО НЕБЕСНОМУ
– Итак, – начал «говорить конкретно» Таумлер, – по берегам реки Эридан, по соседним холмам и лесам бродил Воин-Охотник с дошедшим до нас именем Орион… Так я тебя спросил – что у него есть? Хороший ученик отвечает хорошо! Даже и на плохо поставленный вопрос.
– Конкретно, – отвечал я, – перечисляю: какая-то палица-ду- бина, что потолще вот этой твоей палочки (извини, конечно!); шку- ра зверя – а именно льва; рисуют щит, обязательно – висит на бед- ре меч; ну и…_ что-то там еще. Да, он гулял с двумя собаками, они то- же стали созвездиями с названиями «Большой Пес» и «Малый Пес». Боевой шлем у него такой… с перьями!
– Ничего это тебе не напоминает?
– Да нет…
– А почему я упомянул слово «каникулы»?
– А! – сказал я, – это же «собачья жизнь» в переводе с латыни! Точнее – «собачья пора», – потому что было жарко и душно в эту пору в Древнем Риме, когда восходило созвездие наше… Да, немного душно. А «канис» – собака, – отсюда наши «каникулы».
– Ничего тебе это не напоминает? – снова спрашивает Та.
– Да нет, – говорю…
– Говори или «да», или – «нет»! Надо определяться: небесные координаты имеют очень точные значения. Там нет неопределенностей. И ничего лишнего. Ничего не падает с неба просто так, не будучи туда подброшенным!
– Да, там еще был зайчик, которого Орион спас от своих же собак… Теперь и «Заяц» тоже там! – я задумчиво глянул вверх.
– Тебе это ничего не напоминает? – тот же вопрос Таумлера!
– Да не… не знаю, – сказал я.
– Даже если этот зайчик прыгает к змеям, затем меняется ролями – гипнотизирует их «косым взглядом» и «вырубает»?!
– Не понял! – сказал я.
– Да бывают такие гуляющие по подворотням зайцы! Но рассмотрим повнимательнее этот небесный регион: что там, у этого Ориона, есть еще, – какая главная принадлежность Воина?
– Чуть не забыл! – сказал я, – “пояс Ориона”! – состоящий из трех звездочек, называемых еще “Три Мага”, или “Три Волхва”, – это по личным трудностям носителей языка… Или “Три Жреца”!
– Три двойки! – сказал Учитель, – не тебе, но это выражает тот факт, что эти три колдуна одинаковой звездной величины – именно Второй… Узнаешь смысл трех двоек – когда научишься Языку-связующему-с-Богом, который известен был и под названием «мыслено древо»… Сейчас же тебе достаточно того факта, что их было трое.
– Почему «было»? – спросил я, помня о точности высказываний Таумлера.
– А потому что ты их «вырубил»!
– Не понял! – сказал я.
– Это я уже слышал. А ведь ты был хорошим учеником!
– Я был плохим учеником: не учил уроков, прогуливал занятия, смотрел в потолок и в небо, занимался атлетизмом и карате. И ловил рыбу.
– Рыба уже уплыла, с помощью карате ты уже «вышел сухим» из города мертвых, – а вот насчет неба теперь и поговорим! Воин должен обладать тем Знанием, которое ему необходимо для… продолжения жизни, – все другое хватает его за ноги, отягощает Путь и звенит излишне, как цепи… Может, ты помнишь названия остальных звездочек в созвездии Ориона?
– Ну там же по-арабски! – я посмотрел на Таумлера, и понял, что это не ответ… – Так, – сказал я, – там названия рук и ног… Да, есть звезда с названием “Колено”, и есть “Воинственная”! Больше не помню, – признался я.
– Больше и не надо! – сказал Та. – Воин Духа вспоминает вовремя то, что нужно для подвижения, – даже если он этого и «не знал»! Он не может «не знать», – ибо в Строю находится Господнем: Бог – весть! Забывает себя Воин – когда выходит из строя (Та многозначительно глянул на меня)… Смотри, что где находится – и собирай себя воедино!
Как в Сказах и Мифах: собранные части связываешь и льешь «мертвую» воду – чтобы срослось, затем – «живую» воду – чтобы воскресло. Возродившийся – получает новое Имя! Собирайся, Друг, тебе дан Путь. С неба.
– Не понял юмора, – сказал я на это.
– Потому что его здесь нет! Здесь только – ты. Миф говорит о Человеке и Космосе как Едином… Познай себя сам! Неужели я тебя буду познавать? Я ведь только – попугай, – как мы договорились…
Что же, придется повторить: мы говорили с тобой и о «колене», и о «воительнице», и о «малой собачке», которая лаяла из тебя, и о «звериной шкуре», и даже о «зайчике» в проходном дворе с теми тремя… (“Ну, уж о «зайчике» я тебе не рассказывал!” – подумал я.) И о «щите», и о «мече», и о «пере», и о… Тупой ты, что ли, совсем?
– Почему же, – сказал я тоном «хорошего ученика», так как у Таумлера был тон «строгой учительницы», – ты оттачиваешь мое внимание своей Точкой зрения, – это остро от-точенная «Точка»! Я могу дорассказать, что дальше со мною было, – то есть с тем странным Орионом:
он увидел, случайно, обнаженную для купания в реке Эридан Богиню-Воительницу, и Та обратила его, дерзкого, на Нее глядящего, в оленя с рогами, которого и загрызли собаки, когда тот побежал («Как дурак, – подумал я, – побежал, как я по автобусу, – по лесу!»)… Да, по мифу, – его же собачки загрызли самого, потому что, я думаю, – они были звери, а Ориону не помогла и шкура Льва: это была лишь «шкура». Он был смертен, вот в чем дело, – не так ли, Та?
– Так, ты исправляешься на моих глазах, Me! He бегай больше по автобусу – как Орион по лесу… Нет ничего «случайного»: кольцевой маршрут того автобуса равен тому внешнему кругу, который был нарисован тебе. А все остальное, надеюсь, тебе стало понятно?
– Есть путь «подлунный», и есть – «подлинный»! – я вздохнул.
– Одна буква, Метр! Не теряй из виду ни одного из своих тел! Иначе может «пророк» явить себя как «порок»! Я же тебе говорил о зеркалах: смотрись. Небесное равно земному для смотрящего-ся!
Те «Три магических звездочки» в проходном дворе явились в маске твоего Качества, и ты пытался разбить это Зеркало!.. Измени себя – изменишь мир вместе с его небом. Та «троица» – явится «святой» с твоим Преображением.
Ты оживишь тех троих в новом Качестве: «Друг» – вот пароль наступающей Эпохи.
Тебе долго еще об этом говорить?
И твоя Людочка была равна тебе! Ты был таким «людом»: тебе долго еще и об этом говорить?
Ты с высших планов, из иного измерения, – виден насквозь, – и не привноси на небеса своего несовершенства: оно отразится на твоей же голове, и на головах других. Как эта палочка: давай ее сюда! (Та отбирает у меня свою тросточку).
Элементарный Закон Зеркала. Включающий – все!
И Небо, и Человек – Зеркало. Я тебе говорил о Преображении и о геометрии мира Без-смертных: люби Другого – чтобы любить себя. Выйди из Круга Звериного! Тогда тебя не разорвут на части, как смертного, твои же зверушки. Тогда тебя полюбит, как равного, Артемида, – или как там называлась эта твоя «Воительница»…
Мифы говорят, Она превратила Ориона в оленя, мне же кажется – в простого барана! Тем более, что Орион им был с самого начала! (Та бросил иронический взгляд на меня.) Чудес не бывает: Боги не творят более того, что есть в самом Человеке.
Выйдешь из Круга – тогда, когда – придешь без шкуры Льва, и вообще без шкуры зверя, в которую прятались всегда жрецы… Жрать перестанешь! (Интонация Та не меняется, но юмор «просквозил» между слов.) Воин – Влюбленный! Вместо охоты и войны – Любовь: вот суть Преображения, или его Цель! – Та Любовь, о которой говорили с тобой… Пояс Ориона станет жемчужным: Белый Свет – как Синтез всех «боевых» цветов воинских поясов; и это цвет – аннулирующий разделение…

КОЛПАК
Я тебе говорил это уже – как о поясе Зодиака. Человек и должен изменить себя и небо. Звездочки на твоих «погонах» вознесутся для изображения нового Созвездия, мой Друг! Тебе не один миллион лет, и пора бы забросить свои старые игрушки!..
Хорошо же я тебя тогда околпачил! – неожиданно закончил Та.
– А сейчас снял колпак? – говоря это, я понял, что Он имел в виду тот случай в автобусе…
– Надел истинный! – сказал Та, – знаешь, что такое Апекс?
– Знаю, так называется точка на небе, куда движется наша Солнечная Система, – отвечал я, – Апекс рисуется на границе созвездий Геркулеса и Лиры.
– Она, эта точка, не пограничник, Метик! Она совершает и творит Путное Шествие… Апекс Солнца смещается от Геркулеса к Лире, и никак иначе. Потому переставай играть мускулами – чтобы учиться играть на струнах. И разгадай – что за «птичка» держит Лиру на небесных картах…
Небо знает Путь – Человек-Идея знает Путь.
Апекс – в точке касательной к траектории движения, и Апекс Земли – Солнце. У каждого живого – есть Апекс.
Ботаническое значение – конус нарастания, то есть Путь роста, – его знает каждое семя!
Но есть еще и третье значение слова Апекс: это навершие шапки жреца, тот «колпак», что рисуют на голове «звездочета»!
Вот этот купол, – Та постучал по моей голове тросточкой, – равен небесному. Не являй лишнего в небесную сферу, только – Любовь, по высшему Счету! «Любовь, что движет солнце и светила!»…
На этом и закончили мы «говорить конкретно».

ПОСЛЕДНЕ-ПЕРВЫЙ ШАГ
Да. Далее. Теперь разговор о смерти. Однако, чуть не забыл сказать, что Таумлер, объясняя значение Апекса, говорил о его «смещении» как о проекции на небесную сферу земной оси, поворачивающейся в Прецессии «волчка» Земли, из-за чего Полярная Звезда совершает, как нам кажется, круг по небу, – но из-за всего этого и всего другого, – никак не меняется Та Точка, куда, собственно, и направляется наше Солнце, увлекая за собой и Землю, и остальные миры… Но надо идти против Течения, чтобы выйти – к Истоку.
… Мне кажется, сейчас я что-то не так объясняю, – но когда это объяснял Таумлер, – ясно видел я и понимал из Его слов, что время само не движется: оно «запущено» Богом-Творцом и сообразуется с волей Сынов и Друзей Бога. Это так – потому что у меня записаны эти слова… И еще записано: «Истинная личность – влияет на время, Богочеловек – Эпоха!» Ну уж, а время… влияет на все остальное, на все не-личностное! Так мне кажется.
Не нашлось у меня времени раньше, или сказать лучше, – не нашлось места в предыдущих рассказах для этого вопроса о Смерти, зато теперь – очень кстати Та отвечает на мой старый вопрос о значении смерти – и начинает говорить о том, что выше смерти.
Итак: «Есть ли смерть?» – спрашивал я у Друга моего, – и Он начинал говорить:
– Много разных чудаков: человек завтракает, встает из-за стола, отходит немного в сторону и спрашивает о том, есть ли, вообще, на свете пища?.. Будет, Метик! Будет тебе и обед, будет и сон послеобеденный; а если ты не спишь после обеда – будет тебе ночь для этого.
Всему свое место и свое время; и смертному место в гробу всегда уготовано. Он напрасно мельтешит, переставляя всё вверх ногами и путая все сроки и даты: изобретает «календарь» и «эликсир бессмертия»! Правильная смерть есть жизнь, поэтому следовало бы изобретателям изобретать «смерть»! Не ведают, что творят: прости им, Господи! – слова Истины об убивающих Без-смертного, на одном холме с разбойниками рядом…_ Себя убивают – потому и смертные!
Иди против Течения – чтобы прийти к Истоку…
Смерть! Ты спал сегодня? Что происходит, когда ты засыпаешь? – Ничего: продолжаются события в несколько странных формах, в зависимости от странностей спящего. У каждого свои личные трудности, но не надо спать на ходу: вот что главное. Надо идти – когда н а д о, и н а д о спать – когда надо: сон для уравновешивания энергий, смерть – для того же самого, но на Порядок выше. Весы! Если ты во сне приводишь в равновесие силы Дня и Ночи, то во смерти – приводишь в равновесие Силы Жизни формальные и неформальные: видимых форм и невидимых…
Пойми принцип: «выворачиваешься наизнанку» – внутреннее становится внешним – живешь в том, что себе уготовил внутри себя, и в других людях! – пойми это: там иная геометрия…
Если человек не поспит пару дней, он перестает быть похожим на человека; и смерть нужна для осознания – к т о же е с т ь ты…
От чего зависит сон твой? – не столько от накопления энергий, сколько – от осознавания их. То есть: не от похождений за день, не от количества – от качества! – от угла зрения на происходящее – от самочувствия, в конце концов.
Поэтому о таком «угле зрения», о таком самочувствии и думай больше всего… Впрочем – не думай, но создавай его, лучше сказать – пребывай в нем, в хорошем само-чувствии, – чувствовании Господней Воли, – чтобы мало отличался твой последний шаг Здесь – от Первого – Там.
Чтобы смерть не была наказанием за грехи – не была гибелью, то есть ты бы не умер второй – и окончательной смертью: не умер д у ш о й… Это начинается – Здесь!
А когда ты сделаешь первый шаг – Там, – знаешь ли ты? Нет, не знаешь, – ты не на такой ступени, чтобы видеть Это. Сколько бы ты не протирал глаза, не увидишь того, – что глубоко в тебе. Не в этом твоем теле, потому не этими глазами увидишь: не формальными…
Судьба знает, карма знает, – хотя и можешь поспорить с ней. Но, чтобы спорить – надо знать предмет спора. Надо знать, – чем не убить – но убедить Смерть, когда Карма твоя приведет ее на твои пути. Спор между Кармой и Путем Воина… Спорь! – если тебе это надо для Дела! Но другие дела усложнятся: потому что Там есть свои Дела – связанные с Делом Здесь…
Еще где-то надо снять Замок извне – ибо внутри заключенный!
У Воинов есть свои миссии. А вообще – лучше уж Освободиться, – затем уходить насовсем, – и освобождать Другого “Я” в других мирах… Но, во всяком случае – смерть – это не то, чего нужно и можно бояться: потому что есть потруднее вещи.
Это когда пройдешь пару тысяч километров, вместо одного, по пустыне. Когда насмарку пойдет твоя жизнь, – придется снова начинать то, что недоделал. Когда помрешь – тогда узнаешь, правильно ли ты это сделал, Метоус!
Вот что пострашнее смерти: не стать в вертикальный строй Единого, – снова будешь искать Встречи со мной – в иной жизни… Снова родишься – а меня уже не будет, будет другой – и неизвестно, что он тебе ответит на твое «Скажи мне, Та..!»

ЧИСЛО И НОМЕР
Вот это наговорил мне Таумлер. Теперь сделаем шаг назад – к разговору об Апексе (но это будет шаг вперед – потому что так было). Вот что об обретении Имени под Апексом рассказывал мне Таумлер позже… Позже! – но не ранее моего Пред-последнего шага – Здесь.
– На Имя надо выйти, – сказал Та, – не «я» малым, как это делал Орион-Охотник, – но надо выйти высшим «Я», равным «Я» той Богини Охоты-Войны… Это «охота» за Зверем, которого надо перешагнуть, Метр! – а вернее, это охота Зверя на тебя – и ты должен «Зверя» сделать Человеком: чтобы некому стало охотиться – за подобием Бога.
Я пришел помочь тебе в этом. Мы сейчас будем уходить от всех теорий, потому что выросли из одежд Мифа.
Матерь Миров зовет возмужавших Сыновей возвратиться в Отчий Дом: Она называет Имя – и, если кто не знает своего Горнего Имени, – не откликнется, не услышит Себя в звучании уст Материнских, – и тогда зачем он родился на свет! – знает ли он?
Имя дает алгоритм Пути.
Чтобы знать свой Путь – надо знать Путь Земли вокруг Солнца, Путь Солнца вокруг центра Галактики, и далее – до Самого Центра Миров, до Дома Домов Господних! Кто может «рассчитать» это – пусть считает. И пусть считает, – что знает свое Имя! – это его личные трудности, – как говорят на Земле.
Я же научаю идти на Зов Матери: это более верно, это и более естественно, нежели всё иное – вплоть до той заводной уточки, о которой мы с тобой уже говорили!
Есть «спеццентр управления» такими «уточками», и он может выдать свои координаты «путеводной звезды»… Дать четкий код высчитанного на компьютере числа твоего «имени», наряду с другими «утятами», и повесить всем на шею бирочку с этим тюремным номером… Освободиться – выбросить его! У них – код, а не Ход… Воины выбрасывают и не такие номера!
И это – смысл моего научения, друг мой… Кстати, помнишь ли разговор о «дисплее»? У Бога нет ни компьютера, ни дисплея, Господь не следит: Он – Любит – поэтому доверяет! Компьютеры выдумываются службами слежения, но необязательно – «черными юмористами»…
Я же говорю о Естественном! Твое истинное Имя знает Господь, Матерь, Друг и Жена предпосланная, Имя которой – Истина! Только на Их Хор и Лик, на зов Любви пойдешь – как Влюбленный: это и есть Путное Шествие Возврата.
Звено Цепи Освобождения: Кольцо Обручения. А мною преподаваемый тебе «У-дар» – есть дарение этой буквы «У» в слове «Обрученный», ибо кто отрекается от Дара и Дома Божьего, – те имеют букву «Е» и слово «Обреченный»!
Земля меняет Имя. Человечество имя меняет свое – о лице искаженном рыдая. И я тебе говорю о Зеркале.
Новому человеку – новое Имя. И ты должен понять суть – чтобы овладеть формой и познать даруемое тебе Имя. Ты должен быть готов к этому. Как к совершеннолетию ломается голос, так – ломается твоя прежняя структура и забывается детское имя-кличка… Голос «ломается» – достигается возраст Зрелости и возможность произведения тех вибраций, которые ты не мог явить ранее; так же достигается возраст Любви и возможность продолжения Рода.
Потому что умирает дитя внутри тебя – даются творческие силы родить дитя вовне себя!
Обретение Имени – когда появляется «семья»: семь твоих «я», семь тел твоих появляются вовне тебя как семья твоя – потенциально, – но мы не будем об этом говорить. Это измененное перестановкой букв «Я – есмь!» Внутри – сменой порядка букв – производится проекция вовне…
Это – следствие познания Имени Истины, когда ты находишь в Нем – и свое Имя. Имя – в Единоимени! Эту практику я тебе и покажу, но сначала пойми, что в целом – Земля достигает такого возраста, когда нарождается следующее Качество Ее и Человека…

ЦВЕТОК И БУКВА
Едино все – и нет «следующих» Рас, как и не было «предыдущих», – есть Стадии роста Единого Человека. Его Раскрытие. И его «зрение»: Зрелость и Возмужание; совместно с Раскрытием Земли: это можно называть и «Эволюцией» – если как-то еще называть Дело Бога на Земле! Впрочем, есть и Ответвления, есть Иерархии, – об этом не будем говорить.
Скажем в общем, и для наглядности, – ты ведь любишь наглядность! – использую образы чакр. Их число равно, в принципе – числу рас, нот, цветов радуги, ритму Луны и так далее. Кстати, между нами говоря, наблюдай за сменой фаз Луны – чтобы не подчиняться ее «фазанутости»!
Вот: настает весна, и распускаются цветы (Та наклонился и потрогал цветок). Бутон Цветка вселенского раскрылся! И Земля – Цветок, незабудка в Саду Божества…
Есть три месяца весны в каждом году – то есть в обороте Планеты вокруг Солнца; но и Солнце вращается около Центра Галактики, и свои «времена года» есть на этом великом Круге! Наша Солнечная Система и Земля – вообрази – достигают своего периода Великой Весны – некой энергетической ступени, – как бы раскрывается очередная чакра, готовая к творческому взаимодействию с Божественной Энергией… Прежнее «качество» при этом снимается с повестки Дня. Качество «смерти»!
То же в Едином Человеке – единовременное становление на следующую Ступень, раскрытие очередной чакры «Тела Адама» – и есть образ, знак прихода Новой Расы. Потому что это человека изменит и внешне! Божественный Сад, Метр: открыты все бутоны цветов Земли и Неба – открыт Человек! Садовник: таким предстал Сын Божий по Воскресении своем – Марии. Будет Откровение всему и всех. Со-радование: со-дарение!
Знай обо мне – как об Открывающем шестую чакру твоего тела! Ментальное видение, «аджна»-центр в йоге, «имеющий око – чтобы видеть!..» Использую образ чакр – потому что рисуются они многолепестковыми цветами, лотосами. Везде находи сходство, единство, – а задача «разделения» принадлежит разрушителям. И не срывай цветов – это рука «черного юмориста» срывает цветы – уничтожая свое будущее. Сейчас весна, Метоус, – и будут плоды грядущие там, где распустились бутоны, – и заблокирована рука, срывающая их!
Образ раскрытия чакр в Человеке – это отдача себя Всевышнему, самоотдача – которая увенчается Плодом. Во Имя Плода… Райский Сад! И ты поэтому – Древо.
В принципе, семь твоих тел – семь качеств – семь Имен. В тонких мирах ты «известен» по именам своих тонких тел. Тебе не кто-то искусственно присваивает Имя – ты являешь его качеством вибрации своего тела – резонированием излучаемых тобою волн с определенной частотой – настроем: так настраиваются передатчик и приемник. Говорю на бытовом уровне, и уж твои трудности – насколько усвоишь это на более высоких уровнях!
А в целом твоя «семерка» образует единую вибрацию: то Звено, о котором всегда говорю тебе, и «диа-метр» которого – как бы струна, являющаяся при ударе – как Одна Нота. Практически работают четыре главных тела, я же говорю – в принципе – о семи…
Эта же Нота – б у к в а…_ Да, одна буква: в строящемся Имени Бога! Потому что Друзья Бога составляют Его Имя – деланием Божьего Дела на нашем плане бытия… И найдешь ли ты себя следующей буквой и звуком в Имени Бога! Камнем Живым в строе Господнего Храма…

ФОКУС
Я тебя и научаю такой Победе! Научишься, если будешь честен: Без-смертные знают, что такое «честь». Это та Часть, в которой не то что отражается Единый Лик, но которая причастна Единому – как Первоначалу; связь – молитва Воина. Я тебе говорил о твоей «маха мантре» как молитве – это твой Звук Вхождения в Сферу высшего… Это же и есть твое Имя-Звено!
Будешь научен такой молитве Воина, пробивающей твердь смертную… Для Воина нет ничего невозможного – повторяю тебе, и теперь скажу то – что называю словом «У-дар». Мое Учение – легкий жест пустой руки – указующий Путь!
Мой стиль Освобождения вроде бы невозможен – как невозможно голой рукой пробить стену, – с точки зрения тех, кто никогда не видел удара настоящего Мастера! Уроки мои исполняй упорно – как тренировался в своем карате-до: достигаешь цели «легким движением руки».
Тебя учу вполне возможному усилию – потому что удаляемся от т в о е й точки: всего себя продвигаешь к моей Точке… Собери свои тела так мощно, как ты собирал свои пальцы в кулак, чтобы пробить доску: такой должен быть У-дар! Это делается быстро и «легко», почти незаметно, тем более – на тонких уровнях! Свой победный удар самурай сопровождает определенным звуком; Воин Бога – произносит свое Горнее Имя… Бей красиво своими телами в Одну Точку, Метоус!
Все мною тебе рассказываемое – своди к Одной Точке.
Это будет главный твой Фокус! Так действует линза: падающие на нее лучи направляет в центр – и там рождается огонь. Все зависит от сферически искривленной поверхности, границы миров внешнего и внутреннего.
Я тебя учил, Метр, что айки-до вписывается в траектории Космического Круговорота: закругляющаяся есть «прямая» – с точки зрения Закругляющейся линии! Это отсутствие смертного «я», которое своей «смертностью» не вписывается в траектории Космического Круговорота: в Космосе нет смертного. «Я» прямолинейное принадлежит карате: прямая есть линия падения – но! – лови момент, когда, минуя сферичность границы миров – лучи вновь по прямой идут в точку фокуса… Свет тоже летит по прямой – так что карате в мире Идей – начинает работать в фокусе. Так что – план или мир Астральный есть «я» преломляющее.
Сферичность – это начально-правильный путь победы айки-до; ибо есть победный угол – Угол Преломления падающего луча, – и внутренний взор должен являть такой Угол Зрения на внешнее!..
Всякое падающее – своди к центру! – И это будет уже конечно-правильный путь победы Карате Идей, Ударом Идей!
Это будет твой главный Фокус: победишь этим Лорда Обмана! – он не выдержит света этой центральной световой точки – которая есть в тот же момент точка контакта с Высшим Именем. И это же – точка, обрывающая бессмысленную фразу века и эпохальный бред ветхого человека. Здесь Точку ставит твоя правая рука. Десница!
Ну да ладно! Надо и себя обрывать вовремя. Отсекать от Древа своего ветхие, сухие ветки, а также буйно растущие, ветвящиеся в дебрях, – надо быть садовником. Сад Божественный – и ты ответственен пред Господом за все тобою сделанное и несделанное…

НЕ РИСУЙСЯ ПЕРЕД МИРОМ
Не учу тебя ничему – лишь отвечаю на твои вопросы, и говорю – чтобы не боялся делать и отвечать за свои дела перед Богом. Я тебе лишь открываю глаза на существование путей человеческих и Пути Господнего: ты свободен идти – вот что тебе говорю и показываю – как хожу сам! Только и всего, дружище…
А теперь покажу – как я стою.
Хотя – становись-ка ты сам: пора бы встать и в настоящий строй. Воин делает это быстрее других, а ты рожден Воином! И дню твоего рождения соответствует Божество, называемое Сраоша – в Авестийской традиции, если тебе это интересно, – у него ключи от Неба, и он разгоняет силы тьмы, охраняя Знание; это Бог-Воин с головой петуха, – но это не значит еще, что ты должен кукарекать: не верь ничему и никому, даже Воинам Бога, – как я и говорил тебе! Верь Пути своему – идя на Зов, слышимый в самой глубине сердца: эта Глубина выведет тебя на Высоту…
Пока же этот Зов привел тебя ко мне. Я – Ответ твой!
Ты знаешь о «непробиваемой стойке», – это было для Горизонтального Круга; теперь – «пробиваемая»: недвижная, – это работа в Вертикальном Круге. Здесь существует лишь одна Проекция. Проект Господа о Человеке.
Эта стойка – проекция высшего «Я» на низшее, плотное тело, – равновесие тел твоих в канале Связи: __
ты делаешь девять шагов на Север, возвращаешься в исходную точку; делаешь девять шагов на Восток, возвращаешься в исходную точку; делаешь далее – то же самое на Юг и на Запад… Возвращаешься, и держа позвоночник прямо по вертикали, – смотришь на Север, вернее – на Полярную Звезду: тогда одна линия соединяет эти три вещи: Звезду, Тебя, Центр Земли: эта линия – Ось вращения! И Единое Око смотрит по этой Оси: Око Единого. Оно всегда рисовалось Глазом на небе, заключенным в равносторонний треугольник, – но у нас свои схемки, которые мы нарисовали и откинули прочь! – не так ли, Метр?..
Умей откинуть прочь себя – нарисованного этим миром: это и есть «смерть». Обретение высшего Разума посредством у-частия своим Именем в Единоимени; расставание с тем, что подвержено разложению.
Во всякое время, во всяком месте, где бы ты ни находился, – умей ощутить на себе линию взгляда Единого Ока. Этот взгляд и его ток проникает все тела: и плотные, и тонкие, – высвечивая каждое чувство, намерение и мысль. И умей хорошо отличать тогда свое чувство от не-своего, свое намерение от не-своего, свою мысль от не-своей…

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ВОИНА
Для достижения этого умей перенестись духом на Родину – в место своего рождения… Здесь нет твоей одежды. Тело твое сияюще. Взгляд твой ментально встречается с Единым Оком; звук твой «ом» – моментально встречается с Единым Звуком: в мистическом этом союзе будет рождаться твое Имя! Ты смотришь прямо, – позвоночник прямой – как струна. Струна и есть тетива – с которой срывается Стрела в Полет – и эта стрела есть твое «я»… «Стрела» принадлежит некоему Космическому региону, отождествляемому с неким созвездием на небесной карте…
В месте и времени твоего рождения, как и каждого человека, – прошла траектория Космического твоего Пути, здесь задан твой Апекс – и ничей иной: сам принцип Имени и Пути, – то, зачем ты появился на свет.
Тебя касаются камни только Пути твоего – и путеводная Звезда горит сквозь тернии: смотри Немигающим Оком. Сравни Апекс своего Пути с Апексом путей Земли и Солнца; смотри на всё и на всех с этой Точки зрения: это Данная точка, и всякая иная – не твоя, значит – ложная! Другие могут родиться Тогда-и-Там, – но у них – другое Имя, – потому вибрация иная. Земное имя дает путь во времени, Горнее Имя – в вечности: учу познать Горнее… Оно связано с Именем Учителя – потому, в крайнем случае, – беда будет отведена моей Точкой зрения – которую узнаешь затем…
Победа – есть совмещение «точек» ученика и Учителя. Так! Пуп Земли – то место, где ты находишься сияющим телом Льва – единым для трех твоих определившихся тел: чистая Воля – Лев!.. Говорю о трех, и общем – четвертом, потому что семь – идеальное число для теоретических наших построений; говорим же сейчас – о практике в натуре.
Место рождения твоего – пуп Земли, и пуповины тел астрального и ментального не обрезаны тонким лезвием и не завязаны на животе твоем крепчайшим узлом. Тонкая пуповина соединяет тебя с образом Вселенской Матери, тогда как Дух твой соединяет тебя с образом Отца Вселенского… Царь и Царица Небесные – и станешь ли “царевичем”?! Ты высшей точкой Горнего “Я” пребываешь в Доме Отчем, где искрой Имя твое на Троне духовного пламени являет горение любовного служения Истине. (Та рисует крест на песке…)
Ты сейчас-и-здесь – в центре креста, лучи которого отсчитал девятью шагами вовне и бесконечностью внутри. В основании твоего позвоночного столба – Точка сретения четырех направлений. Перекрестье сторон света у крестца твоего…
“Квант” энергии, получаемый извне, – ты реализуешь, направляя его течение по одному из четырех направлений, то есть в центр одного из четырех своих тел – через движения либо тела, либо – эмоций, либо – мыслей, либо – духа… Свобода выбора: перепутье и камень в центре, и ты – богатырь из Сказа!
С другой точки зрения, “камень в центре” – это Точка огня – ибо переливаются все потоки энергий в этой Точке. Все, что приходит с Востока – уходит на Запад; все, что приходит с Юга – уходит на Север. В этой же Точке – все, что приходит с Запада – уходит на Восток; все, что приходит с Севера – уходит на Юг. И в с ё, что не уходит – препятствует тебе поднять токи энергии личного “я” пламенем вверх: пусть же уходит Преходящее!
Ты можешь поднять по Вертикали все энергии всех сторон Всего Мира: по твоему столбу пройдет молния, от крестца к темени, – и вспыхнет тогда твое Вселенское сознание в энергетической пуповине, – пережжет ее Великой Искрой… Высшее “Я” отделится от тебя – и вместит в себя Высь Мира: одновременно Дух твой обнимет свою Вселенную – как Мать твою обнимал Отец твой, сгорит пуповина и ментальная, – и “Высь Мира” родит от тебя, от Духа твоего – тебя же самого, полного Всем. В себе-нашедшего-всё!_
Раньше тебя встречали Там два лица – твое Прошлое и Будущее; при полном Освобождении – ты свободен и от себя: твое Настоящее становится равно Истине… И ты не вернешься уже на Землю, сама Земля будет внутри тебя. Хочешь ли ты Великого освобождения, или земные дела твои держат тебя?

УЗЛЫ СВЯЗИ
Тебя связывают еще дела твои. Эти маленькие дела твоих маленьких “я” обступили тебя – не позволяя подступиться к Великому Делу Великого “Я”. Ты много блуждал и понаделал много следов в мире этом, и были те места, в которых ты нарушал покой местных жителей…
По твоим следам идут за тобою те, которым ты задолжал, и тебе надо будет вернуть все долги свои. Или же ожидать прощения от них. Идут за тобою и те, которым ты ссужал, – и пусть они вернут тебе твое, – или лучше прости им… И это не деньги, Метр, – это золото Духа!
Когда же сотрутся все следы твои в мире этом, и твое последнее прощение будет последним словом прощания с Землей, – остановись перед Последним Шагом твоим и оглянись на людей:
ты полюбил их, они полюбили тебя. Ужели оставишь их на путях страдания и слепоты? Подвиг достигшего просветления, то есть Святого, – в служении людям на стороне Бога, – в просветлении темных стезей тех, кто захотел уйти с общей дороги, ведущей в пропасть. Это дело добровольное.
Добровольно Святой собирает отшельников вокруг себя – это добровольно отшельники собираются вокруг Святого. И тогда звучит проповедь. Тогда передаются Знания от духовного к материальному, от Без-смертного к смертному, от высшего к низшему…
Знание становится со-знанием – посредством проводника-проповедника, посредника “тонкого” между незримым и зримым… Он и есть – Воин Духа. Он – Победитель тьмы и неведения, вернувшийся Оттуда. Со Словом. Здесь – его держит Слово: он Его держит – передавая. Поэтому он – Учитель. Умерший для мира.

ВЫХОД-И-ВХОД
Он победил смертное, низшее в себе – поэтому может, имеет право научить борьбе достойного. И он говорит о том – о чем говорю тебе я:
Чтобы говорить со всем миром, ты должен находиться в пупе Земли и смотреть Немигающим Оком своим в Око Единого, которое видит тебя насквозь. Ты отождествляешься с “Я” Управителя, то есть Он входит в тебя – и твое “я” смертное исчезает: тебя нет в качестве смертного в тот миг.
Позвоночник должен быть направляем по прямой радиуса Вертикального Круга. Основание – точка встречи сообщений, то есть энерго-волн со всех сторон света. Это самая общая схема. И ты пойми сам принцип, а не детальное описание органической системы, которая весьма сложна. Идущее с Востока проходит через “ворота” твоего крестца, – и не все уходит на Запад, но “страж-привратник” задерживает то, что относится именно к тебе, и эта информация направляется каналом позвоночника в один из центров твоего тонкого тела. Она идет к Аст-или-Мент-Двойнику и выше – точно по своему адресу, которого ты своим грубым умом еще не постигаешь…
То же самое случается с одновременно идущей волноэнергетикой с других сторон света. Тебя касаются камни только Пути твоего! (Та, говоря все это, ходил около меня и “дирижировал” своей тросточкой; при последних словах Он указал прямо в мой лоб и прочертил в воздухе крест.) И это твой четырехконечный крест: единый для всех и становящийся личным путем для каждого, идущего к Господу. За Спасителем: Победителем мира.
Твой позвоночник еще не стрела, то есть не тетива для стрелы “Я”, но с т р у н а – колеблемая прикасаниями-ударами посылаемых в твой адрес энергий-информаций, “квантов” с любого уголка Вселенной.
Это результаты следов твоих, грехов, – а если ты дрался – на тебе есть грехи! Струна-позвоночник начинает тогда звучать характерным тонким звуком. В зависимости от дел твоих, точнее, плодов – хороших или плохих, – звучание это будет или музыкой, или какофонией… И лишь Безмолвие пробудит т о к, – называемый в йоге “кундалини”, – ток же вызовет ощущение величайшего Грома из громов: Звук твоего вхождения в Царство Б е з -смертия: Освобождение от цепей! Пребывание своим Именем – в Единоимени!
Об этом не говорим – говорим о Пути Воина, попирающего темного Двойника Человеческого. Ибо никому не миновать этого Пути, уводящего от делания смертных двойников людей, сводящего с общей дороги-ведущей-к-пропасти – на стезю спасения, “военную тропу”, на которой не убивается человек, но убивается “смерть”, как неестественное состояние человека в Космосе.
Говорим о “стиле” жизни. Мало услышишь аплодисментов в свой адрес: то, что называется “победой” в мире, – не есть Победа для Бога. Победа есть Встреча с Господом, поэтому – вне мира! И Господь Бог вообще не “рукоплещет”, Он – Одинок Своей Самой Высшей Точкой Зрения… (Та смотрел на меня, и, как бы чувствуя мои вопросы, – отвечал сразу, при моем внешнем молчании и внутреннем диалоге…)
Господь сотворил все, с большой буквы Все, со всех больших букв: ВСЕ! – и не затворил Двери своего Дома, – сотворил и не затворил Дом – куда ушел после Акта Творения… Дверь открывается, и откроет ее тот, кто верит в Него. Ручка двери: Вера, Надежда, Любовь. Все просто. Не прост подвиг своего умирания для мира, его ценностей.
Нужна подготовка всех тел своих – к принятию великих Необычайных Энергий – чтобы не сгореть. Через Мир Огненный проходит Воин… И есть связь-молитва в духе, приближающая, подготавливающая к Преображению тело. Кто может стать Его другом, кто выдержит Энергии?! – Это будет испытанием не для слабых… Кто? – Метр! – внимай Ему, а с остальными просто не о чем говорить.
Через Своих друзей Бог присутствует в этом мире. Друзья становятся Учителями, Святыми, Проповедниками великих Учений Любви, основателями Религий… Они Являются буквами возвращаемого Имени Бога! А Враг? – не выдержит Энергий… Враг – самому себе, кто не идет в Отчий Дом, не исполняет Волю Отца… Не познает свое Имя и Путь свой.
Потому слушай же научение мое, и не верь – но поверяй Делом мое слово. Истинное Знание чувствуется сердцем, и выше – духом! Оно освобождает от страдания Здесь, и от смерти – Там… Есть две и три смерти, все умирают первой – физическим телом – и эта смерть должна быть Победой над второй, приходящей для слишком уж “тонких”, неразвитых тел, – Там.
Смерть-Разум дарует воскресение силою Жертвы Сына Божьего. Для реализации победы Смертью – смерти и дается та возможность Шага, которая и названа – Жизнь… Иди же за Тем, кто “Смертию смерть попрал”, кто Победил мир! Закрой же уши свои для всего, что не говорит устами Победы! Закрой же глаза свои на то, что не показывает тебе Свет! Уходи от того, кто не есть Учитель или ученик… Освободись от “свободы” ходить путями не правды, но “кривды”.
“Кривда” не дает “криволинейный” Путь победы, – правдивое видно двумя глазами, – правдивый взгляд вписывается в сферичность Космического Круговорота, Истина же становится видна при открытии еще и третьего глаза – дающего сферическое видение в сумме трех… Правда соединяет времена, Истина – соединяет Эпохи.

ПИК-ПИК!
Мало ли что мне говорил Та! – нет времени и места пересказывать все подряд, надо просто стать на Его точку зрения… Сейчас я передам Его наставление о молитве Воина, и пора бы закругляться: рассказ получается слишком долгий. А чтобы разрядить чересчур насыщенную атмосферу, постоим возле дерева.
Мы дышали легким и прохладным воздухом, находясь под кроной большого дерева неизвестной мне породы. Таумлер молчал, и я тоже помалкивал, думая о чем-то постороннем: то ли о фразе – “Лес – дорога к небу”, – вычитанной в сборнике пословиц и поговорок; то ли – о женщине, как один анекдотический персонаж, который думал “завсегда – об ей”… Неожиданно Та прервал мои раздумья:
– Ну что, пик-пик, – озираешься, покинутый? Мы не птички, и не сможем тебе помочь! Та говорил это, глядя куда-то в густую траву. – Я подошел поближе: там сидел птенчик, беспомощно распластав крылышки и поглядывая на нас одним глазиком.
– Из какого ты гнезда выпал, птенец? Озираясь – думай… Нет! Мысль твоя тебе не поможет: она возникла вместе с тобой, но вначале была Идея т е б я. – Таумлер уже отошел от птенца и ходил вокруг дерева, рассуждая как бы сам с собой. Это бывало с Ним: остановится и поговорит с какой-нибудь кошкой, предварительно сказав ей нечто вроде: “Привет, мурзюка!”, или коротко, по-кошачьи: “Мяф!”, – чем иногда потешал меня, – погладит кошку и что-нибудь еще скажет – не то ей, не то мне – уже на человеческом языке…
Но сейчас Он говорил более того:
– А мама твоя найдет тебя! Замысел тебя – знает о тебе всё, – Давший тебе тело через родителей. Сокол ли ты, воробей ли, лебедь? – Та теперь бросил взгляд в мою сторону:
– Воспари на крыльях духа. Тяжелы ли они за твоей спиной; несешь ли ты их как крест свой? Или они, возможно, вознесут тебя? Из какого гнезда ты выпал, птенец? – Вот первое, что должен узнать ты; и лишь узнав Первое, затем узнаешь Второе, Третье… и Последнее.
– Та, – сказал я, – а как там насчет кукушки? Ты говорил – в ее образе “Владыка Вселенной” предрекал судьбу… То есть, не ты, – это древние легенды об этом говорят. И ты говорил о том, что… в некоторые гнезда они несут… весть э-э…_ из Горнего Дома, и Воины Бога… если точнее, то ученики, э-э…_ проклевываются! Из…
– Пошевели, пошевели своими крылышками: учиться летать – единственное Дело, достойное делания… на досуге! – Таумлер говорил, не глядя и как бы не слушая меня. – Покажи! – На тебя же смотрят и Боги, и птицы… Только так ты не будешь обречен на одиночество.
Только Полет соединяет с Богом… И Он являет Встречу лишь стремящемуся к Нему. Так.
Бог на самой высокой Высоте: самая высокая Высота – есть мера глубины твоего сердца. В самой глубокой глубине твоего сердца происходит Встреча с Богом.
Глубину с Высотой соединяет сокровенный Полет.
Гнездо твое на вершине Древа, от праха крылышки свои, птенец, до света подыми; от корней до кроны – измерь величье жизненного Древа размахом своего крыла, летать рожденный! – Умри для He-летающих… Для горизонто-мерного – умри, – Та смотрел прямо на меня!

МОСТ
Воин наблюдает долго-долго, затем делает короткое движение. Иметь терпение! – Что бы ни происходило вокруг и внутри, что бы ни проходило перед Воином или перед его мысленным взором – он терпеливо и спокойно ожидает одного лишь мига – нужного ему!
Имеющий терпение Воина пусть слушает этот рассказ до конца, тем более – это последний монолог Таумлера, Воина Бога.
Но воспроизвожу я этот монолог с некоторыми сокращениями.
– Путь, – начал говорить Та, – это собирание своих лиц – в Лик, могущий взглянуть в лицо Бога! Собирание…
Будущего не выдумывают: люди его уже сделали: соз-дали: вот стоит Оно, укрытое холстиной, как скульптура – ждущая ли стать обнаженной, жа-ждущая ли на себе взора зрителей? – Люди жаждут Ее обнажения – но Будущее обнажает самих людей: их замыслы, души, лица… Дела – не тела их смертные!
Время – та сила, которая все и ставит на свои места – подготавливая пути Вечного. Время превращает, известно, и д е ю – в вещь; Вечность же – в е щ ь – в идею – возвращает. К счастью, “миром правит Число”, находящееся в Руке Господа, – а не “люди правят миром”; потому – Гармония неизбежна: так хочет Нуль-Число, которое и означает Победу.
И потому бороться не надо лишь тому – Кто “Победил мир”!.. Собирание! Везде и всегда побеждает Собор-как-человек, и Человек-как-Собор: во всех войнах и битвах, вовне-и-внутри, – потому и главное Дело – строительство Соборное. Собирание Лика. Помнишь, я говорил о Лик-ковании…
Что-то говорю тебе о Победе, рисую картинки… Но что же значит мною начертанное Число-и-Слово для тебя? – Черти сам себе ногтем перста правой руки на левой ладони линию своей Судьбы: Число-и-Слово “Я”, Крест на Ладони с Апексом восхода от тела – душой – к Духу. Высь Мира! – Метоус…
Ведь есть у каждого такая не “дольняя”, не “Горняя”, но – внутрь-дальняя часть-и-честь души его, куда никто и никогда не доплюнет, никакой “черный юморист”… Иногда человек платит и своей жизнью за сей “кусочек” души: но, право же, – он стоит и такой платы! Ибо это Вершина, самая малая из малых – но высшая Точка ее – есть стык с Без-смертием, и надо быть ей непотоптанной, неоскверненной, – чтобы не прервалась связь с Личностью Всевышнего…
А ежели будет попрана сия Точка миром, даже если человек и проживет долгую и богатую жизнь, – ч т о значат эти годы – в сравнении с утерянной Вечностью, обрезанной – в этой Точке-нити… Связи, до которой, – если ты опустил-таки ее под тяжестью золота! – достал-таки плевок демонически-людской… Не “человеческий”, но именно людской: ибо плюет в человека всегда не человек, но нечто среднее – через губу человеческую – плюет некая “масса” того тяжело-свинцового серого круга, о котором мы говорили…
Вот в этой-то Точке связи Слова с Глаголом, Несущем Весть о Боге, – как Дело со-Вести, – в этой триединой Точке Логоса – и находится твое Высшее “Я”!
“Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть”, – сказал Христос. – Это Лик твой как сумма лиц, сума’ со-единения. “Лик!” – этим словом предки твои обозначали и Хор: это и есть Песнь Господу.
Твои многочисленные ступени восхождения, эти ноты-лица, – должны бы держать на воздетых руках эту Есть-ность, или Есмь-ность: Точку-Целое, Трон Лика-Хора, – да не опустить его ни при каких обстоятельствах, ни в какое время. Будь то время печали или веселья, будь то время венчания короной или время казни…
Главное же, в самый миг неизбежной первой смерти твоей – руки-несущие-Я пусть натянутся-напрягутся струной так, чтобы эта струна зазвучала – как Одна Нота Творенья: войдешь этим Звуком во Врата реализации Истины, начальные Врата Огня, канон числ – Родина: родина Слова, Камень-, “Живая вода” – Человек!..
Твой первый шаг посмертного существования сделан – в этой жизни.
Таким образом, эта “Точка души” – переход к Духу, и ориентир на пути к Истине, как Точка-принадлежащая-Истине-одной-опорой-Моста.
Душа – форма “Я” – та Явь! – Душа есть Правда: вечен Дар: искать его не надо… На этой Вершине исполняй каждый день Танец воспарившей мысли, ибо танец только позволит тебе балансировать на этом острие, на этой точке соприкосновения Сфер сего-и-ино-бытия.
Собственно говоря, уклонения туда-сюда от здесь-и-там мелькающих когтей слепого времени и научили тебя этому танцу, с помощью которого и входишь в хороводы вечных сфер… Это же и одна из форм перенесения информации.
Музыку Космического Круговорота играет Та Флейта, Метоус, что в руках вечно-юного Бога являет ритм и мелодию Вселенной, и Одна Нота этой Божественной музыки есть и твой Шаг через Пропасть – по мосту неслышимому ухом будней твоих, по мосту невидимому глазом будней твоих…
Число – Танцующая Точка! – каждый день твой да будет днем Воскресения: праздника Единого!
Целомудрие возможно сохранить лишь таким высшим Танцем, – ибо есть высший танец цело-Мудрия: мудрости связи Единого.

МОЛИТВА
Это сольная любовь ко всей Вселенной, это слушатель Молчанья: Человек… Я тебе рассказывал, Me, о двух чудаках, – теперь же вспомнил о третьем, “не-чудаке”, но которого “умные” мира сего почитали “дурачком”: ты бы сам посчитал его за такого, – если бы повстречал до того, как встретился со мной… Так вот, помня обетование Господа прийти вновь – тот “не-чудак” ставил себя на место Учеников Господа, апостолов, – он помещал себя, ментально – во время, во времена первого пришествия Спасителя – и вопрошал себя: “Мог ли меня Он выбрать Своим учеником? Надо быть готовым заслужить такое Право, ибо Спаситель может прийти в любой миг. Найду ли я силы не отречься от Него? – Да, я посвящу свою жизнь защите Спасителя от мира: спасению Спасителя от преследующих Его! – буду служить Господу телохранителем…” – так думал он про себя, имея образ Спасителя перед внутренним оком – и поверяя Им свое поведение, – с точки зрения Служителя-Воина…
О, конечно же Господь не нуждается в какой бы то ни было защите – Он Истинный Победитель мира! – Но Путь того раба Божьего, вознамерившегося так служить Господу, – мне видится наиболее прямым изо всех “прямых путей”… Встреча с Господом у того “не-чудака” уже состоялась! Такова была его молитва.
Пусть и это, Метр, будет темой твоих медитаций в процессе тренировок в Аст-борьбе: ежесекундно служи Победителю мира!
Говорил, что веду тебя вне религиозных традиций, – даю абстрактные понятия Пути и научаю no-ведению Воина в астральных и ментальных мирах и телах… Есть свой Танец защиты Царя Вселенной, защиты Учителя, и танец – “телохранитель”, вернее – “Идее-хранитель” Бога…
Послушай же молитву высшего “Я” внутри человека-Воина, которую читай во время отработки своего У-дара:
“… Тогда из сердца моего выходит Бог сияющий, и отверзает уста мои, – удаляясь, Он уходит в Звезду, – и закрываю рот когда, – я говорю:
В Храме моего сердца, под его бездонным сводчатым потолком с прозрачным Куполом цвета небесного пламени живет мое Горнее Имя в теле птицы, сияющей и трепещущей птицы, явленной моим Именем-сокровенным-стенами-соединения-Храма, незримыми стенами сокрытое Имя от всего зримого и могущего быть названным.
Мое Имя сокровенное знает лишь Сокровенный зодчий “Ба” Храма Числам, строитель моей сущности, Пребывающий во мне самом – как сотворённом Собою Космосе…
Я продолжаю Его дело строительства своей жизнью на Планете-Камне Земля, я строю свой грядущий Дом своими помыслами, чувствами, словами и поступками;
каждый мой жест, слово, чувство, каждая мысль – есть кирпичи и раствор строительства того дома, в котором предстоит мне поселиться после разрушения нынешнего, после ухода этого моего тела, и этого времени.
Да будут мои камни сияющи и прочны! – Поет моя Птица, – да ни помыслом злым, грезой сомнительной, чувством боязливым, словом обманным, жестом разрушающим… – да не заложу я этим скверны – под грядущие сиять – стены!”
Вот и все. Да, и еще, дружище, помни:
Настоящий Воин умирает стоя!

Рассказ двенадцатый

ОБОРВАННЫЙ…


(Здесь я расскажу расскажу о том, как мы завершаем Круг – сходя с Вертикали на Горизонталь, то есть с Холма – вновь приходим в Город, входим в Тот же проходной двор, но уже с другой стороны, – чтобы выйти Проходом Таумлера, и…)

ОБ ЭКЗАМЕНЕ
– Ну ладно, пора идти дальше, – сказал Таумлер, – надо уставать и отдыхать от этого, а не отдыхать – и уставать от этого!.. Слово должно становиться делом, чтобы не остановиться, – как на круге циферблата останавливаются стрелки.
Как ты думаешь, отчего останавливаются стрелки на часах?
– Кончается завод механизма, или элемент питания, – только и всего, Та! Стрелочкам нужна энергия.
– Так вот в чем дело. А я так думал – им просто становится смертельно скучно! Подумай сам: сколько можно ходить по одному и тому же кругу? А вот Земля кружится вокруг Солнца – и не скучает ли она?
– С моей точки зрения, не похоже, чтобы она скучала, Та!
– Круг ведь – не один и тот же, – чувствуешь, что я хочу сказать, Метр: ведь и Солнце шествует по своему “Кругу”, и увлекает за собою Землю и все остальное… Все кружится, кружится – и смещается к Апексу, – а где же берется энергия для этого?
– Не знаю, кружится, смещается – и все! Так уж повелось, Та… Бог – весть!
– Бог – Весть: переставленные буквы означают Свет! Энергия Слова, которая становится Делом… Кто же делает? Ну да ладно… Бог – Весть, Метик. Пойдем: надо уставать и отдыхать от этого, а не отдыхать – и уставать от этого. Тем более, что война – не закончена.
– Я тоже так думаю, Та! И Солнце и Луна воюют внутри меня, не то что… все другое.
– Это потому, что они неправильно кружатся… внутри тебя. Освободи им правильный путь – и проблема снимется с повестки твоего Дня. Луна не должна вставать на Солнечном Пути, то есть на твоем Пути к Солнцу: обойдись без затмений!
Ты переставай-ка кривляться, как обезьяна, – потому что знаю: ты достаточно усвоил то, что говорил тебе попугай, то есть я!
– Ладно, Та! Ты не попуга-ешь меня уже своим юмором. Хоть я и родился в год Обезьяны, но вылез из дебрей – и кое-как походил уже на своих двух… ногах. С твоей помощью, конечно! – Перестал бояться отражения своего как в низшем, так и в Высшем зеркале. Говоря это, я смотрел прямо в глаза Таумлеру.
– Иначе ты бы не был моим Учеником! – сказал Та на это.
– Положись на меня, Та!
– Ладно. “Затакал”! Слово должно быть Делом. Помалкивай! Хвастунишка…
– Это лучше, чем “хвостунишка”! Хвост-то у меня отпал, наверное.
– Как бы не вырос другой. Свои личные трудности оставь при себе, не навязывай своих проблем Стоящим над тобой. Но человек должен быть человеком – и потрудиться удержаться на этом месте.
Кстати, о женщинах: посмотри-ка на тех “хвостунов”! – Та указал налево, где я увидел двух петухов, “выясняющих отношения”… Рядом, всем своим видом выражая “незаинтересованность”, – искала зернышки курочка…
– Когда встречаются петухи, – прокомментировал эту сценку Таумлер, – они ведут себя нормально. Но перед первой же попавшейся курицей – начинают хвастать: у кого шпоры длиннее, у кого клюв острее, у кого хвост ярче… Заканчивается потасовкой. Так и мужики поступают перед женщиной, борясь за право на обладание… И, что прискорбнее всего, ученые мужи – по отношению к Истине! Так поступают лже-учителя.
Это кстати говоря. Петухи – очередной Знак на пути – к научению. Наблюдай за собой.
Человек должен потрудиться удержаться на Месте Человека. Он должен являть образ-и-подобие Бога; и руку, прицепляющую сзади хвост, – человек должен удержать… Держи ответ, Метоус! Учителю положено спросить Ученика о полученном Знании:
– Что такое “время развития”?
– Каждый миг – миг борьбы “я” малого против “Я” большого; и если арена борьбы – Внутри человека, то победа или поражение – Вовне: ввысь или вниз уходит при этом весь мир! – отвечаю я.
– Что такое Победа, и что – Поражение? – спрашивает Та.
– В ежесекундной и ежевековой борьбе Победа в том, что Высшее “Я” внутри естественно поднимает свое низшее и через Другого – весь мир – до Единого духовного “Я”, приоткрывая – Присутствие вечного и бесконечного – указывая на открытую э… д-верь Дома Бога.
Поражение в том, что низшее “я” пытается “победить” тем, что искусственно – пусть даже неумышленно – подрезает, унижает – к своему, и стадному “я”, и само не выходит из унижения, предполагая при этом себя победителем! Но оно – завоеватель чужого и лжец… Это его “по-беда!”
– Есть враги, на тебя нападающие?
– Внешние враги – лишь олицетворение моих низших, малых “я”, желающих энергии жизни, хотя сами они – не-творящие Энергию; они – место моего падения во мне: и мне некуда будет падать, когда все будет наполнено Высоким! – отвечаю я.
– Чем же отличается “Я” большое от “я” малого? – спрашивает Та.
– Первое – то, что остается, когда умирает второе, – отвечаю я.
Некоторое время мы шли молча, и затем я спросил:
– Ну, и каковы ответы, Учитель?
– Мы не играем в школу, Ученик! Экзаменатор – Жизнь. Дело покажет – правильно ли понято Слово… Ты отвечал – как следует мне отвечать. – Та опять шел молча…

СРОК
Я про себя воображал и соображал нечто неопределенное. “Зачем возвращаться в этот город?” – я не спрашивал у Таумлера: Он не болтается попусту, случайно не говорит ничего и случайно не делает, – а пока я иду с Ним – я иду За Ним! Пошел сначала – и дойду до самого конца, – куда бы мы не пришли… Ведь я доверял Ему – и Он доверял мне, – как сказал это Сам тогда, на краю пропасти. Не Я и Ты…
– Так уже какое время? – прервал Та мои раздумья. Он сказал это, не глядя на меня, вообще – куда бы то ни было; казалось, Он как бросил взгляд внутрь себя, так и продолжал еще пребывать где-то т а м…
– Что значит “какое”? – спросил я и ответил, поглядев на часы: – Без пяти двенадцать, Та!
– Да, должно быть, так… Почему часы у тебя пристегнуты наоборот? – Получается, где-то полшестого… – Он говорил это, не глядя на меня.
– С некоторых пор надеваю часы на правую руку и “вверх ногами”, – отвечал я, – потому что надо было привыкнуть к тому, что что-то стоит вверх ногами: или я – или мир… Глядя на часы, – продолжал я объяснять эту свою причуду, – мне приходилось возвращаться к мысли о том, что надо выяснять каждую минуту: что есть “вверх ногами”?
– Хорошо, – сказал Та, – каждой ясности свое время, каждой тьме – свое… Стрелки “без пяти двенадцать” являют Указ вертикали, а с твоей точки зрения – упали вниз: эта твоя точка зрения сейчас становится верна! Вспомни, что говорил о “вертикальном” круге – когда мы бросали нашу трость…
Мы прошли полпути, и в то же время – совершили оборот: не видишь этого? Смотри, куда мы подошли.
– Почти вижу, – сказал я, – мы встретились на этом самом месте, Та! (Действительно, ведь я это место никогда не забуду: вот здесь нагнал меня Он, а в двадцати шагах – там, куда завернул сейчас вон тот гражданин в плаще, – тот самый проходной двор, который вывел меня к Другу!) – Но почему – “полпути”? – спросил я тогда.
– Мы же забрались на самый верх Холма, Метоус! И спустились теперь прямо вниз – как парашютисты: как стрелки на твоих часах – по вертикали. Потому – как бы отрезали половину вертикального круга, и в то же время – по горизонтали – завершили целый круг, ибо вернулись в ту же самую точку…
Не говори “почти”! – Метик, давай-ка здесь немного постоим… Когда ты понимаешь, что этого никто за тебя не сделает – тогда ты сделаешь это! – добавил Он загадочную фразу.
– Угу, – сказал я, – постоим и осознаем факт десанта. Странная фигура получается… Круг и полкруга одновременно.
– Да, странно немного… Я думал, ты о той фигуре – прошедшей во двор: одета в такой же плащ, как у тебя. Помнишь, говорили о том, что ты будешь ходить моими “проходными дворами”?
– Помню, конечно!
– Для полной ясности надо сначала войти извне – в этот, твой, – чтобы выйти моим Проходом! Это наше второе пришествие сюда – именно затем… Кстати, смысл Второго Пришествия в том, что Слово являет себя как Дело!
-_ Угу, – сказал я, – практические занятия по воскрешению тех троих! – потому что теория закончилась. Закон-чилась. Практикум, ребята, затем – каникулы! Ура.
– Ты хороший ученик, – сказал Та в моем же веселом тоне, но такая грусть просквозила между словами – что у меня вдруг пробежал холодок по спине… (Давно такого не было, однако.) Но Та продолжал:
– Может, и заслужил каникулы… Помнишь, говорили о “непробиваемой стойке” в связи с “золотой пропорцией”?
– Да, – отвечал я, – и ты еще сказал, что я прошел через тот проходной двор, который посередине. Но надо еще выяснить: “золото” ли он являет на отрезке от первого до третьего двора?
– Да, “непробиваемая стойка” есть нахождение Воина в “золотой” Точке – так что в этой Точке не должно быть того, что называется “гибель”! Не так ли?
– Так, – отвечал я, – непробиваемость есть Жизнь. Мне “поправить одежды”?
– Десять минут назад ты отвечал немного точнее… Ну ладно, пойдем! .Твои одежды пока в порядке. Не забывай, что мы проецируемся сейчас с неба, куда сами же себя занесли своим прошлым… То есть – будет отражение!

– ТЫ ЗДЕСЬ?!.
Мы уже шагали в тот самый проходной двор, который, – я надеялся – покинул навсегда! Увы, жизнь возвращает на свои же следы, ничего уж здесь не поделаешь, – размышлял я и автоматически считал количество шагов… Зверик-то мой где? – Или уже количество перешло в качество, – так что и кончика хвоста не осталось от того моего Зверика, который помог мне тогда выйти из этого квартала приговоренных?..
– Смотри за той фигурой в плаще! – сказал мой Зверь рядом. “Ты здесь, мой Зверик?!” – чуть было не воскликнул я Сам, – но уже не было никакого времени на раздумья, тем более на беседы: мы входили с Та в проходной двор – и навстречу нам медленно шагала та самая фигура, которая накануне прошла во двор перед нами…
“Плащ” шел как-то неуверенно, но по прямой на нас, вернее, на Таумлера, и левая рука его вынимала из-под полы какой-то предмет… “Опять будет кино!” – подумал я. “Я тебе не мешаю?” – спросил мой Зверь… “Да пока нет!” – отвечал я.
“Тогда я тебе говорю, что эта штука есть автомат системы “Узи”, – а дальше поступай как хочешь! Ты меня научил даже днем видеть лучше, чем в сумерках, – на том и спасибо, – прощай!” – сказал мой Зверик. “Спаси Бог тебя!” – сказал я своему Зверю и прыгнул вперед – между “плащом” и моим Другом по имени Таумлер, Воин Бога.
Это был большой и долгий Полет в тишине, и сначала был только свет, и это был цвет, – какой-то белый цвет стен… И звук был затем – гром! Я понимал, что такой гром может быть только после блеска величайшей молнии – вспышка которой до белизны накалила эти стены и потолок…
Гром – это произнесение моего Имени, – подумал я, – но откуда это Эхо – как тогда, когда я шел на выход через тех троих… – Длинное, пронзительно-дикое мяукание!

Рассказ тринадцатый

ПОЧТИ ПОСЛЕДНИЙ ,
или «Вместо заключения…»

Мяукание дико-пронзительное, длинное! Кот, нашел ты свою “Истину”, что ли? – Март-то уже минул. Созрел муж для жены! Или это ты, миленькая кошечка, выясняешь отношение противоположного пола к себе… Я смотрел в потолок, и белизна его резала глаза. Они у меня были почти закрыты. Эхо мяукания погасло. Я медленно приоткрыл глаза и перевел взор на стену: она была параллельна моему телу: значит – я сидел или стоял. Однако, – подумал я, – душно! Каменность в теле…
Почему такие белые стены? – я скосил глаза направо и увидел ореолящееся зеркало. Уши перестало закладывать… Тело начинало полниться свободой – будто вырвалось из тесного скафандра. Очень ясное сознание хлынуло в голову каким-то новым и чудесным световым потоком… Ликующая энергия раскрутилась и внутри меня, и, мне показалось – вовне!
Одним шагом встав из-за стола, я очутился у этого зеркала и снова окаменел:
внутрь или сквозь меня смотрели ясные глаза, искорки-молнии вспыхивали и меняли их цвет в диапазоне красок рассветного неба: от свинцово-серого до хрустально-голубого. Открытое лицо. Вот говорят: “Печать на лице”, а тут – отсутствие всякой печати! Играющая мысль светилась в глазах, оставляла свой след и на губах: они украшали себя мягкой полуулыбкой, вот-вот готовой расцветить все лицо, окаймленное темно-русой бородой в форме правильного овала.
Над четко очерченными губами выдавался крупный прямой нос, нестандартность которого скрадывалась благородной тонкостью… (Мне бы такую тонкость! – Позавидовал я.) Все было открыто и правильно на этом лице. Как-то странно. И магнетически привлекательно. Правота. Ясность. Да, да! Нет, нет!.. Какая, к черту, улыбка, – вот промелькнула усмешка и отразилась суровость, вернее, намек на суровость: никакой определенной печати! Похоже на то, что сказал… Сен-Жон-Перс: “Как недовольный губ изгиб создателя великих книг, глухое нечто, словно опьянение – внезапно заливает целый мир…”
Да, неуловимо-беспокойное, как тень Иного, колебание Незримого присутствовало на этом лице, предъявляя неопределенность каждого последующего момента: нельзя было предугадать и рассчитать никакой его реакции…
А стать! Сама посадка головы выражала стержень внутренней правоты: правды и спокойствия, и в то же время естественность.
Тихий прохладный ветер (однако душно – откуда же ветер?) играл светлыми волосами пепельно-серого и одновременно странно-золотистого оттенка…
– Ничего себе, шуточки!!! – я двинул кулаком правой руки в сторону зеркала и разжал пальцы в двадцати сантиметрах от стекла: раздался хлопок рукава рубашки – как хлопок флага на ветру! – и вспыхнул зайчик светового луча от ладони до зеркала и от зеркала – до ладони… В тот же миг зеркало рассыпалось мелким серебряным дождем, стекая на пол долгим звенящим водопадом. Какая красота! Луч солнечного и тайного Света ударил по глазам, волной ветра сбились на глаза мои волосы… Зеркала не стало.
Сквозь прядь волос, которые на солнце отсвечивали золотом и серебром, я видел в с ё, видел дальше горизонта – и вопросов у меня не было. Я обернулся вокруг оси. Это же окно! Нет, это дверь! – Стены не стало. Тихий, прохладный ветер сбросил со стола исписанные листки бумаги. Странно и красиво выглядели они, окаймленные светом; аура была и у доски стола, и над верхним ящиком его тонкое пламя стояло куполом: я вдруг вспомнил, что там лежало письмо девятилетней давности.
Я пошел к столу, ноги взлетали легко, как будто паутинки, и в то же время такую печать вдавливали в дубовое волокно паркета… Да, ритмично и четко, можно ставить каменные печати на каменной странице: “Это – Путь”, – подумалось как бы между прочим, как нечто несущественное, как – преодоленное.
Это – написание Имени Бессмертного, это – Твоя Точка, именно – Та! Я вспомнил последние слова моего Друга: “То есть – будет отражение”… Есть, Боже мой! – я Отразил удар Лорда Гибели, я сделал этот фокус. Я достиг точки, называемой –
“Т ы”!!!
Отложив трость, я сел за стол и взял перо: теперь поставим точку. Я был заключен, заключение в Комнате о к о н чилось, теперь – откровение и начало –
“Бабочка летает по цветкам и пьет какой-то там «нектар»: это потому, что она сошла с ума,” – думает Блоха, пошевеливая своим кровавим хоботком…
Эта книга не для тех, кто сходит с ума: она для тех, с кого сходит ум – как облако тумана с вершины сияющей.
– Вместо заключения!

В м е с т о   П о с т с к р и п т у м а:

Рассказ четырнадцатый и самый последний

БЕЗОШИБОЧНЫЙ АДРЕС,
или – «Другому!»

Заканчиваю эти рассказы в декабре 1991 года – начав их ровно год назад, а именно – 8 декабря 1990 года. Надо договорить о том письме, которое находилось девять лет в верхнем ящике стола, над которым увидел я вертикальное свечение…
Письмо я получил 10 декабря 1982 года, отправлено, по дате в штемпеле, 8 декабря! – и думал, что оно попало не по адресу… Теперь я перечитал – текст этого длинноватого послания гласит:
“Брат мой! Ты спрашиваешь, что я такое увидел, встрепенувшись среди ночи, подойдя к окну и долго глядя в небо? Видели Это глаза мои, но не дано Это уму, – чтобы не посилился сказать язык мой слабый…
Но я смотрю в глаза твои, брат мой, ум видит такое в них – что пусть язык попытается рассказать.
Мы уже Встретились, и сначала скажу о нас с тобою… О чем буду говорить после, – ты поймешь вполне, – если сам размышлял об этом: мы окажемся как бы на одной местности, где сможем видеть друг друга. Если услышишь повторение в моих словах уже узнанного тобою, – возрадуешься, что колея сознания делается шире, как от следующих одна за другой колесниц к общей цели . Если же не всё будет понятно тебе, даже из того малого, что умещается во мне, – пусть колесница твоя скользит, как по песчаной поверхности, – но все равно направляй ее к давно выбранной для себя Цели.
Не стану говорить тебе, брат мой, если уподобишься тому, кто требует полной ясности для себя ото всего, что дается ему. Полагая “свою ясную голову” в центре мира, – он прилагает все вещи и явления к размерам своей головы. Стоит его колесница!
Пусть же будут закрыты его глаза и уши, – пока сердце, задыхаясь, не раскроет ставни, – и не увидит, что нужно с любовью вмещать в себя все, что стучится к нему, – или пока проходит мимо него. Чтобы потом сказать справедливо: – “Я понял это, потому что это – во мне!”
Но есть непонятность, идущая от несовершенства духа говорящего. Если ей внимает более совершенный дух, – такая непонятность ему не повредит. Но менее совершенный духом должен не ошибиться в чувстве… Брат мой! ты боишься упасть в пропасть, подобно слепцам, идущим за незрячим? Нет пропасти между твоим и моим взором, когда глаза наши наполнены Любовью; нам тогда некуда упасть, ибо всё вокруг наполнено нами!
Всегда остерегаюсь говорить не для себя одного, пока не скажу всего – что сам должен сказать себе! Нельзя говорить, когда подвержен еще действию ветра: и слова будут подвержены действию ветра… Ветру не подвержен только свет!
Посмотри, многие скупают все чернила, чтобы писать ими букву “я” на заборах и стенах! Это и х ошибка… Не ошибись ты, брат: не читай эти знаки на белых листах. Если буквой “я” заполняются белые листы, – это уже ошибка общая: ошибка человечества. Не читай их! – Они оскверняют белизну листа и твою невинность… Это не есть “непонятность” их, – это полная ясность их маленькой буквы “я” – которая не может творить.
О, еще не все из того, что исходит из уст наших, – понятно нашим же ушам! Язык во рту нашем, но корни языка вне нас… Творчество – это высоко летящее Эхо, которого не поймать человеку, находящемуся внутри маленькой буквы “я”! Только с помощью Эха можно говорить о чем-то, находящемся внутри и одновременно очень далеком: Великом Непознанном-в-Молчании.
И неискаженным Отражением этого Великого может быть только – безмолвие.
Много сказано тебе: буду далее краток. Глядя в безмолвии в ночное небо, я разделился: на себя и на звезду. И предощущение этого мига заставило, встрепенувшись, проснуться мое тело!
Брат мой, ты спрашиваешь, что я такое увидел, встрепенувшись среди ночи, подойдя к окну и долго всматриваясь в небо?.. Видели Это глаза мои и соединили с сознанием так, чтобы не смог извлечь я это, – не расколов цельности сознания.
Но я смотрю в чистые глаза твои, мой друг, и пусть они видят то, что не дает мне сказать язык!
Ведь и ты долго думал о том, для чего не находится многих слов: стань Светом прежде, чем станешь прахом, – вот итоговая формула Бессмертия, она же начертана и как единственный путь к Нему.
Но приходит к решению этой формулы каждый по-своему, оставляя позади ему лишь ведомую стезю. Так заблудившийся путник с места случайного ночлега бредет, в отчаянии, к дому – отдавшись велению сердца…
Скажу тебе, брат мой, – освободив и свое сердце:
Беги, как обезумевший от радости ребенок в руки матери, – оттуда, где застал его дальний ее зов! Оставь чуждые тебе игрушки для младших братьев: ты прозрел, так напряги ухо. Услышь голос Матери Миров, – Она зовет тебя, возмужавшего, – возвратиться в родной Дом! Спрашивает Она, созрел ли ты для того, чтобы стать мужем жены тебе предпосланной, имя которой – Истина!
Накрыты столы для Пира под сенью Солнца, воссядут на Скамью те – кого не обожжет Его сияние. Подобные Солнцу сидят на Скамье Грядущего, в присутствии Истины, и терпеливо слушают твой шаг…
Твой Путь – от полуночи – через сумерки – к рассвету, где Восходящим Светилом станешь ты!
Готов ли ты, неутомимый путник, стать Восходящим Светилом ни для кого? “Ты покинул нас!” – затоскуют любимые тобою камни, деревья и люди… Но Любви у тебя столько, – что ты готов разделить ее с каждым живым существом: не должно ни у кого остаться неразделенной Любви!
Ты будешь светить всем – и для этого станешь большим. Но кто увидит тебя? Ты и не будешь бороться за себя – ибо только то борется за себя, кто и что не обладает собой… Но ты Есть! И ни с чем окружающим ты не будешь бороться: ты Есть – как Правда, – и будешь бороться с собой лишь – чтобы не стать ложью в мире – где все заставляет тебя становиться ложью!
Тобою не смогут обладать ни сильные, ни слабые. Все они – нищие, потому что за что-то борются… Ты будешь расплавленным золотом для нищих! Падшие сегодняшние жрецы будут пытаться закупорить и спрятать тебя – как прячут низкие духом всякую правду, которой не могут обладать. А простые люди сами будут прятаться от тебя, – как прячутся от всякой правды, даже “маленькой”, – потому что боятся ее.
Ты будешь изгоняем: “жрецами” – по силе их, людьми – по их слабости… И в одном, и в другом случае ты будешь изгоняем!..
Готов ли ты, брат мой, стать Восходящим Светилом для себя одного? Не нужна ли тебе опора, как слабому ростку для всхода, – из воткнутого в землю колышка – начального Стержня?
Воткнут рядом с тобой этот стержень! Он стоит косо – потому что все равно упадет, – если ты его не выдернешь сам, возвышаясь. И да не будешь ты привязан к его слабому существованию!
Наблюдай же его т е н ь: ты владеешь единственным богатством на Земле – временем: тебе дан Срок… И Стержень этот называется: Солнечные Часы.
Так будет, брат мой! Смотри ночью на звезды. А днем по этим часам измеряй четверичный круг, проходимый каждым живым зерном. Круг, который Время – вечною Силою Господней – вытягивает в спираль Бессмертия.
Вот фазы этого круга: нахождение в земле, рост к свету, цветение и становление Плодом. Продолжение этого Круга – принесение себя, как Плода, в жертву – Высшему… которое и является Началом этого Круга.
Ты будешь наблюдать этот маленький Круг много раз – чтобы раз и навсегда вырваться из своего Большого Круга, по которому кружишься до сих пор. Наполнишься Любовью: Освободишься!
Познавая Истину, – ты так же приносишь себя в Жертву, – завершая Круг Земного Существования.
И тогда Солнце тебе расскажет о дальнейшем Пути…
А пока – внимай тени, брат мой, чтобы узнать – как надо двигаться. Тень постоянно кричит – в какой стороне Солнце!
Свет является Началом тени, и поэтому ты должен стать – светом! Не должен становиться прахом, прежде чем не достигнешь всего, что можно достичь на Земле.
Но достигнув всего – ты и становишься Светом. И приходишь к Причине себя, которая и есть твой Дом… Ты познаешь в это время, что ты Сам – свой Дом. Это есть твое Начало, и это есть Бессмертие, мой брат!
… Господь тебя зовет Внутрь.
Запоминай интонацию, с которой говорю тебе слова, доходящие до самого дна твоего сердца: она суть – Учитель… Подражая этой интонации – будешь наполняться мною. Она же – мера, которую прилагай к вещам, чтобы отбрасывать ненужные.
Нужных тебе в пути вещей меньше, чем носишь, как цепи… Они делают твой путь излишне тяжелым, шумным и долгим.
Запомни главное:
не желай для себя ничего – ни “низкого”, ни “высокого”. Если ты делаешься выше – таково желание Стоящих над тобой. Не желай ничего для себя – ни “хорошего”, ни “плохого”.
Ты должен быть в Земле – землей, но не особой ее “частью”; ты должен быть в Воде – водой, но не особой ее “частью”, – то же самое в Воздухе и Солнце, – ибо:
когда Земля становится Водой – ты становишься “водой”, – если ты не особая часть Земли; когда Вода становится Воздухом – ты становишься “воздухом”, – если ты не особая часть Воды; когда Воздух становится Огнем – ты становишься “Солнцем”, – если ты не особая часть Воздуха…
Три умножения “Любви” на “Любовь” сделай ты! Три превращения сделаешь – будучи чист: если не будешь желать для себя ни высокого, ни низкого, ни хорошего, ни дурного… Если станешь настолько свободен – что предоставишь себя Высшей Воле! Умей же освободиться от смертного – как от неестественного состояния не-любви и разделения.
Уничтожь же, брат мой, свою маленькую букву “я”, или, – что то же самое, – увеличь ее до четверти Целого – став цельной Четвертью, то есть – той стихией, в которой пребываешь в настоящее время. Скажу о том же иным наглядным образом:
Единое Покрывало Мира соткано из четырех Нитей. Стань Началом и Концом одной из них, брат мой, и знай: всякое желание – отделение маленькой частички “я”, – обрывает Нить. Есть такой Закон, который блюдет цельность Нити, но обрывок Нити… становится жителем царства Хаоса. Там нет Царя и Царицы!
Одна Нить переходит в другую. Пребыв Началом и Концом каждой Нити – узришь Начало и Конец всего Покрывала… Любовь будет возрастать – умножаться от Нити до Нити, – достигая Целого!
Достигнешь Целомудрия – и только тогда сможешь снять Покрывало: под ним находится Истина.
Запомни же это, друг мой!”
Этим письмом и заканчиваю книгу. В письме было слово. У меня же – дело. И больше ничего! – Часы в соседней комнате пробили три… —
Три удара! – сказал я себе. – Через два часа и тридцать минут назначена Встреча: возьму трость и выйду в мир. Да, несомненно, когда-то это письмо было адресовано мне, теперь уже – Другому!

Share
Share